Меню

Социальные инвестиции корпоративное гражданство и социальное партнерство

Социальные инвестиции, социальное партнерство и корпоративное гражданство бизнеса

Прежде всего, следует четко различать благотворительность личную (проявление свободы воли владельцев, менеджеров, работников) и корпоративную — как часть социальных инвестиций и интегрированных маркетинговых коммуникаций. На Западе сотрудники компаний отчисляют процент от своей зарплаты в благотворительные фонды, зная, что кому-то они точно помогут. Более 70% американцев ежегодно жертвуют деньги хотя бы одной благотворительной организации, и это более 75% всех жертвуемых средств. Благотворительные пожертвования бизнеса составляют в США всего 4,8%. В Германии каждый второй гражданин старше 14 лет участвует в благотворительности своими средствами, средний размер которых составляет 108 евро. В Великобритании около 60% населения жертвуют хотя бы раз в месяц, а бизнес-благотворительность не превышает 12%.

В России же благотворительность — удел бизнес-структур. 55% граждан не знают о деятельности благотворительных организаций ничего, только 2% сталкивались с ними лично, а пожертвования отдельных граждан составляют около 5% общих средств благотворительных организаций (данные организации «Форум доноров») 1 .

Наши благотворители действуют обычно по собственному побуждению, по рекомендации друзей, близких, финансируя из средств компании «тех, кто мне нравится», «за кого попросила теща». Очень легко быть благотворителем за счет бизнеса. Но эго снижает его эффективность, отталкивает акционеров, доходы которых идут на проведение КВН. Непродуманная благотворительность может разрушить бизнес, как это случилось в Санкт-Петербурге с такими представителями среднего бизнеса, как владельцы фирмы «Найденов и компаньоны» М. Смолянским и К. Смирновым — известными меценатами 1990-х гг., финансировавшими дорогостоящие акции и проекты, получая за это грамоты от городской администрации. Зато «тихие лоббисты» того времени («Альфа-банк», «ИНТЕРРОСС», «ЛУКОЙЛ») сейчас активно выходят на рынок благотворительности.

Филантропия и альтруизм — дело не бизнеса, а конкретных людей: заплатил налоги и на свои личные средства занимайся благотворительностью. Благотворительность — проявление свободы доброй воли личности, а не бизнеса, вообще, дело не столько богатых, сколько — достойных.

Наличие в России людей с очень крупными состояниями дает перспективу развития системной благотворительности. Зарубежный опыт показывает, что системная благотвори-

URL: http://www.donorsforum.ru/projects/research/ тельность — дело не коллективных образований, а отдельных «больших людей», которые принимают решения, открывающие новые области деятельности и жизни. Но личная благотворительность у нас развита крайне слабо. Российский бизнес молод, порывист, личностен и поэтому часто личное путает с социальным. Немногими исключениями являются частные фонды «Благотворительный фонд В. Потанина», «Открытая Россия», «Династия», реализующие масштабные и многовекторные благотворительные проекты.

Дело бизнеса — не благотворительность как филантропия и альтруизм, а рационально выстроенные, оптимизирующие условия развития самого бизнеса социальные инвестиции (СИ) и социальное партнерство (СП). Их сравнительный анализ представлен в табл. 2.1.

Основные различия между благотворительностью и социальными инвестициями [1]

Благотворительность как филантропия

Социальные инвестиции (корпоративное гражданство)

Не связана с интересами бизнеса

Работают на бизнес-цели

Может быть «скрытной»

Прозрачны для общества

Решения принимаются на основе личных симпатий

Выбор определяется бизнес- интересами

Интересы сотрудников, клиентов, акционеров, потребителей и местных сообществ учитываются мало

Учтены интересы всех заинтересованных сторон (стейкхолдеров)

Окончание табл. 2.1

Благотворительность как филантропия

Социальные инвестиции ( корпоративное гражданство)

Направлена на видимый эффект, а не на долгосрочные цели

Нацелены на долгосрочный эффект, на решение проблемы

Ограничена сферой благотворительности

Рассматривают все социальные вопросы в комплексе

Ограничивается денежными или материальными пожертвованиями

Используют весь набор форм социально-связанной деятельности, ресурсы всех служб

Социальные инвестиции, в отличие от благотворительности, сами являются бизнесом, что приносит ощутимые преимущества на рынке, в том числе:

  • • дополнительные возможности для продвижения товара, PR и рекламы;
  • • рост стоимости бренда и нематериальных активов;
  • • получение преимуществ перед конкурентами;
  • • закрепление и расширение маркетинговой ниши;
  • • сохранение старых и завоевание новых клиентов;
  • • развитие партнерских отношений;
  • • дополнение и расширение возможности влияния на местные сообщества;
  • • улучшение отношений с местной властью, возможность равноправного диалога с нею;
  • • создание новостных поводов и оптимизация работы со СМИ;
  • • развитие новых навыков персонала;
  • • рост лояльности сотрудников;
  • • укрепление репутации;
  • • повышение устойчивости при кризисах;
  • • снижение возможных рисков бизнеса;
  • • улучшение финансовых показателей, рост капитализации и прибыльности.

Существуют две традиционные технологии корпоративной благотворительности:

  • Прямые инвестиции компании. Компания проводит конкурсы заявок, заключает договоры на благотворительную поддержку, оплачивает счета. Главные недостатки этой модели — опасность превращения компании в постоянного донора власти, потребительское отношение к ней общественности, трудоемкость, проблемы с налогами и снижение эффективности финансового менеджмента. Эта модель характерна для ранних этапов КСО и типична для нынешней России: бизнес вынужден подхватывать «социалку», от которой отказывается государство.
  • Через специальные фонды. Здесь возможны два варианта: создание корпоративного фонда как самостоятельной НКО или участие (соучредительство) в системном фонде. Примеры первого варианта — фонды компаний «АЛРОСА», «ЛУКОЙЛ», второго — фонд «Евразия», Петербургский благотворительный фонд культуры и искусства «PRO ARTE», Фонд имени Д. С. Лихачева, Городской благотворительный фонд «Фонд Тольятти» и др. Эта модель СИ позволяет аккумулировать региональные ресурсы, участвовать в масштабных программах, развивать партнерство на региональном, федеральном и международном уровнях, наладить эффективный менеджмент СИ, обеспечить финансовую прозрачность СИ, повысить к ним общественное доверие.

Международный опыт свидетельствует в пользу второй модели — более прозрачной и понятной. На нее, кстати, ориентируется и российское законодательство по благотворительности. Другое дело, что эта модель плохо вписывается в наши реалии. Когда у отечественного производителя появятся средства для вложения в специальный фонд социальных проектов? Где гарантии, что власти не создадут этому фонду невыносимых условий для существования? А ремонтировать больницу или школу надо сейчас — она вот-вот рухнет. Сказываются и издержки взаимного недоверия в бизнес-сообществе, бизнеса и власти, бизнеса и общества, издержки некачественного законодательства, когда компания, делая взносы в благотворительные фонды, должна платить как свои налоги, так и налоги за «доход», полученный от этого фондом: ситуация, немыслимая за рубежом. Условия для развития отечественного грантового финансирования пока не созданы, а рынок НКО в РФ — не развит.

Нередко российские компании, выходя на мировой рынок, сталкиваются с недоумением потенциальных зарубежных инвесторов: «Почему вы — металлургический завод — проводите КВНы, поддерживаете цирки и картинные галереи? Разве этим не государство должно заниматься? Вы должны эффективно работать, платить налоги, а на эти средства власти должны ремонтировать дороги, автобусы, содержать школы и т.д.».

Поэтому будущее — за второй моделью. Более того, сама она может рассматриваться, с одной стороны, как этап на пути к наиболее эффективной технологии интегральных социальных бизнес-коммуникаций, а с другой, является частью этой технологии и, в определенном смысле, результатом (табл. 3.1).

СИ выводят благотворительность за рамки филантропии, становятся частью бизнеса и осуществляются совместно всеми подразделениями компаний. Они становятся ядром, вокруг которого формируется образ и репутация всего бизнеса, позволяют оптимизировать бизнес.

Упоминавшийся опрос ВЦИОМ показал, что россияне не ждут от бизнеса раздачи денег. Их интересует создание новых рабочих мест, предоставление дополнительного «социального пакета» работникам своих предприятий, участие в строительстве городских социальных объектов, благоустройстве городов, поселков.

И российский бизнес довольно быстро завершает стадию простого «служения», на которой в КСО доминирует простая благотворительность. Опрос еще 1995 г. показал, что 64% участников съезда Ассоциации российских банков указывали в качестве основной мотивации социальной активности альтруизм и возрождение российских традиций благотворительности; 20% — ослабление социальной напряженности; 30% — улучшение имиджа и укрепление доверия. Такой же опрос в 2001 г. показал сдвиг в сторону «разумного эгоизма» (67%); 93% считали, что участие в социальных проектах улучшает имидж и репутацию, а 53% связывали СИ с маркетинговыми преимуществами [2] . Динамика очевидная.

Конкретные формы и технологии благотворительности определяются не только социальными проблемами, но и стратегией развития компании. Российские банки предпочитают проекты оказания помощи (в порядке сложившихся приоритетов):

  • • детям;
  • • религиозным организациям;
  • • медицинским учреждениям;
  • • учреждениям, организациям, коллективам культуры и искусства;
  • • инвалидам;
  • • учебным организациям и учреждениям;
  • • малоимущим, пенсионерам, ветеранам;
  • • спортивным учреждениям и организациям;
  • • частным лицам.

Непосредственными объектами помощи оказываются (в порядке убывания):

  • • государственные (бюджетные) организации и учреждения;
  • • общественные (негосударственные) организации;
  • • непосредственно физические лица, нуждающиеся в помощи;
  • • благотворительные фонды.

В основном бизнес предпочитает именно жертвовать, а не систематически помогать нуждающимся: на храмы, памятники и искусство выделяется намного больше денег, чем, например, на лечение больных. Чаще всего речь идет об имиджевых или политических проектах. Так, Благотворительный фонд святителя Николая Чудотворца под патронатом партии «Единая Россия» в 2004 г. собран с бизнесменов 2 млн долл, на создание и установку 10-метрового — самого большого в мире — памятника святому Николаю на Чукотке.

Читайте так же:  Алименты на совершеннолетних детей-учащихся

Благотворительность может оформляться перечислением средств, актом дарения, передачей средств с баланса на баланс, оплатой счетов, передачей чека. Исследования в 10 регионах показали, что предпочитаемыми формами являются:

  • • безвозмездная передача продукции или предоставление услуг — 68%;
  • • передача наличных средств — 38%;
  • • услуги по сниженным расценкам — 34%;
  • • перечисление безналичных финансовых средств — 29%;
  • • предоставление оборудования и персонала — 14%;
  • • оплата счетов — 14%;
  • • прочие формы — 6%.

Среди факторов, повлиявших на решения об оказании помощи, указывались:

  • • социальная значимость проекта — 39%;
  • • честность и компетентность организаторов — 23%;
  • • позитивный опыт сотрудничества — 18%;
  • • прозрачность в использовании средств — 15%;
  • • поручительство органов власти — 12%;
  • • возможный позитивный отклик в СМИ — 12%;
  • • возможное получение налоговых льгот — 11%;
  • • поручительство влиятельных людей — 7%;
  • • долевое участие других в проекте — 5%;
  • • личные симпатии — 1%.

В благотворительности практикуются специальные акции: концерты, выставки, балы, вечера, обеды, премии, аукционы, подписки, презентации, конференции и т.п. Все большее распространение получают грантовые конкурсы, стипендиальные программы.

От простой раздачи средств бизнес переходит к более эффективной модели благотворительности — корпоративному гражданству, в которой бизнес рассматривается как часть гражданского общества, способного к самоорганизации и саморазвитию.

Бизнес часто жалуется на иждивенчество населения: привыкли за годы советской власти все получать бесплатно. Но что мешает вовлечь людей в решение важных для них проблем? Хотите компьютер в свою школу — покупайте в нашем магазине офисные принадлежности и оргтехнику. В каком районе города купят больше, туда и отдадим десять новых компьютеров. Хотите спорткомплекс во дворе — поработайте на стройке волонтерами, мы дадим вашим детям абонемент со скидкой. Небольшая компания «Андреев Софт» из Твери бесплатно поставляет в школы компьютерные классы. В Нижнем Новгороде компания «Метэкспо» тоже дарит компьютеры школе и детскому садику. Но нижегородцы работают на рынке цветного и черного проката, а тверичи — на рынке компьютеров, а потому обслуживают школы на платной основе, а значит, благотворительность тверичей способствует развитию их бизнеса.

Все чаще появляются примеры удачного маркетинга событий, в том числе в регионах. Так, иркутская кондитерская фабрика «Ангара» выпустила 10 тыс. коробок конфет «Маска» с символикой Красного Креста. Определенный процент с каждой проданной коробки перечислялся на счет Российского общества Красного Креста (РОКК). В итоге более 70 детей получили медицинскую психологическую помощь. А фабрика не только добилась увеличения продаж, но и укрепила репутацию социально ответственной компании и опробовала новую модель стратегического партнерства.

Белгородский хлебозавод № 1 в «День учителя — 2005» объявил о специальной акции «Подари улыбку детям». Цель акции: собрать средства для воспитанников областного дома ребенка. Жители Белгорода в течение месяца приобретали булки «Силачи-калачи». 10 копеек от каждой булки поступали на счет благотворительного фонда. Акция прошла во всех крупных магазинах города с заметным увеличением объема продаж, а информация о событии прошла в региональных и федеральных СМИ.

Интегрированные маркетинговые коммуникации и СИ идут на смену устаревшему благотворительному «делиться». В США создаются новые организационно-правовые формы «социального партнерства» бизнеса, власти, И КО и граждан — CDFI (Community Development Financial Institutions). Появились корпорации местного развития, трасты, социальные банки, в сфере внимания которых находятся значимые социально-экономические инициативы. Кроме прямой финансовой выгоды от такой заботы, СИ означают новые рынки для страховых и инвестиционных компаний, рейтинговых агентств и банков.

И в России около половины (47%) опрошенных в 2003 г. руководителей предприятий ориентируются на расширенное понимание КСО; 2/3 опрошенных агентством «СИ» топ- менеджеров компаний считают, что социальные программы уже приносят пользу их бизнесу. Простая благотворительность занимает всего 3% КСО [3] .

Пока компании будут заниматься простой благотворительностью, общество, СМИ и власть будут обвинять их в том, что они дают «слишком мало и не на то». Пока власть сама оценивает, кто и сколько дал, сама награждает «лучших благотворителей», несущих «яйца Фаберже» и строящих церкви, у нее всегда будет повод обвинить избранных ею нелояльных «олигархов» в социальной безответственности. Помимо финансово-экономической деятельности компания должна управлять своими социальными рисками, как внутренними (например, связанными с персоналом), так и внешними (взаимоотношениями с местными жителями, властями и т.д.). Это не моральная обязанность перед бедными, а ответственность перед обществом для обеспечения устойчивого развития компании.

Такое понимание КСО заложено в формулировке социальной миссии предпринимательского сообщества, которая содержится в «Социальной хартии российского бизнеса», принятой РСПП. Социальная миссия — это достижение «устойчивого развития самостоятельных и ответственных компаний, которое отвечает долгосрочным экономическим интересам бизнеса, способствует достижению социального мира, безопасности и благополучия граждан, сохранению окружающей среды, соблюдению прав человека».

Корпоративное гражданство как составляющая устойчивого развития бизнеса и региона

«Ростелеком» провел диалог с заинтересованными сторонами по обсуждению отчета об устойчивом развитии

Путешествуй с Метинвестом: юные изобретатели едут в Европу

Каким должен быть отчет об устойчивом развитии «Ростелекома» 2018?

Корпоративное гражданство является одним из ключевых факторов устойчивого ведения бизнеса, а также важным компонентом повышения уровня жизни населения. На каком уровне развития находится корпоративное гражданство в России? Давайте разбираться.

Корпоративное гражданство – это бизнес-стратегия по взаимодействию с общественностью с целью обеспечения устойчивого развития, а также улучшения репутации компании как ответственного «гражданина».

Впервые термин «корпоративное гражданство» упоминается в американской литературе начала 80-х годов. Уже в 90-х понятие распространилось по всему миру и стало неотделимой частью концепции корпоративной социальной ответственности.

На сегодняшний день не существует единой концептуализации понятия «корпоративного гражданства». Довольно часто это понятие используется как синоним КСО. Это заблуждение, причем совершенно необоснованное.

Корпоративное гражданство подразумевает деятельность бизнеса в социально-политическом пространстве. Компания, выступающая в качестве корпоративного гражданина, не поддается давлению внешних институтов и не пытается соответствовать их требованиям. Напротив, она стоит наряду с представителями гражданского общества и государства. Вместе они формируют ценности, способные обеспечить устойчивое развитие и защиту интересов стейкхолдеров, а также внедряют эти ценности в корпоративное управление.

В отличии от КСО, корпоративное гражданство – это некий переход к новой модели ведения бизнеса. Как говорит профессор Колумбийского Университета Jeffrey Sachs:

Jeffrey Sachs

Профессор Колумбийского Университета

« Бизнес не ждет пока к нему обратятся за помощью, он сам ищет «объект» социальных инвестиций, сам находит проблемы, вызывающие беспокойство у населения, и решает их. Таким образом бизнес получает отдачу от такого рода инвестиций и извлекает для себя выгоду ».

Если сравнить корпоративное гражданство и корпоративную социальную ответственность, различия между этими двумя понятиями становятся предельно ясными. Деятельность компании как «корпоративного гражданина» направлена на решение социальных проблем, в то время как КСО является решением проблем, создаваемых деятельность компании.

Вопросы корпоративного гражданства обсуждались на конференции «Развитие территорий: роль и ответственность бизнеса», организованной журналом «Бизнес и общество» при партнёрской поддержке компаний АЛКОА Россия, Microsoft в России и РГГУ. На конференции выступили: Артём Шадрин, заместитель директора Департамента стратегического управления (программ) и бюджетирования Министерства экономического развития РФ, Сергей Макаров, начальника Центра общественных связей ООО «ЛУКОЙЛ-ПЕРМЬ», Ирина Семененко, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН, Алексей Костин, исполнительный директор НП, Олег Фокин, исполнительный директор Фонда «Устойчивое развитие» и др.

Какие существуют модели корпоративного гражданства?

1. Американская модель.

Корпоративное гражданство в Америке является приоритетом для многих компаний и рассматривается в качестве актива, капиталовложения и конкурентного преимущества, способного обеспечить успешное ведение бизнеса.

Американские потребители считают «достойными корпоративными гражданами» компании, внедряющие ответственные практики ведения бизнеса и филантропию в систему корпоративного управления. А именно:

— хорошее отношение к работникам;

— честное ведение бизнеса;

— производство качественных услуг и товаров;

— учет потребительских интересов;

— внимание по отношению к местным сообществам.

2. Канадская модель.

Влияние на формирование канадской модели корпоративного гражданства оказали традиции развития отношений государства и национального бизнеса, ориентированных на компоненты неокорпоративистского взаимодействия. Но есть одно «но»: правила игры канадскому бизнесу диктуют необходимость котировки на биржах США и включение в зону НАФТА. Поэтому в Канаде наблюдается смешанная модель корпоративного гражданства. Тем не менее, бизнес в Канаде более тесно взаимодействует с государством, чем в Америке.

Читайте так же:  Италия пенсия сколько

3. Европейская модель.

Основная цель европейской модели КСО — превращение стратегии социальной ответственности в необходимый ресурс европейского строительства, а организации — в полноправных членов государственных сообществ. Европейская модель КСО характеризуется высоким показателем институционализации взаимосвязей со стейкхолдерами. Еще одна особенность — активное вовлечение представителей различных организаций и групп гражданского общества, интересы которых затрагивают интересы бизнеса.

В область инициатив по продвижению корпоративного гражданства вовлекаются не только крупные компании, но и небольшие предприятия (конечно же, в более скромных масштабах). Социальная и деловая активности таких организаций часто бывают не связаны друг с другом. Главным фактором выбора социально ответственных практик является позиция руководства компании.

Распространено ли корпоративное гражданство в России?

Многие российские компании стараются придерживаться принципов устойчивого развития, стремятся повысить качество жизни, а также уровень социального, экономического и экологического благополучия на территориях присутствия.

Компания «Атомэнергопроект» оказывает влияние на экономику регионов присутствия, способствуя росту налоговой базы, повышению их инвестиционной привлекательности, образованию новых рабочих мест, активному развитию инфраструктуры. Кроме того, организация принимает участие в строительстве теплосетей, дорог, а также реализации различных проектов.

В 2012 году ОАО «Атомэнергопроект» был проведен открытый благотворительный конкурс на реализацию социально значимых проектов среди общественных некоммерческих организаций и граждан. В рамках конкурса благотворительную поддержку получили:

В 2013 году в рамках конкурса благотворительную поддержку получили:

Группа «Интер РАО» ведет тесное сотрудничество с органами власти регионов присутствия своих компаний. Компаниями Группы заключено более тридцати соглашений о взаимодействии, носящих как долгосрочный, так и краткосрочный характер.

Основными направлениями взаимодействия являются:

Для стабилизации платёжной дисциплины населения Группа «Интер РАО», во взаимодействии с органами исполнительной власти регионов присутствия, проводит систематическую работу по борьбе с дебиторской задолженностью. Это позволяет не только повысить операционную эффективность компаний Группы, но и дает возможность увеличить налоговые поступления в бюджеты регионов.

В целях реализации стратегии развития компании в 2014 году была разработана Концепция по взаимодействию с общественными организациями. Стратегическими целями концепции являются минимизация репутационных рисков, формирование эффективного двустороннего канала коммуникаций, повышение стоимости и узнаваемости бренда «Интер РАО».

Благотворительная деятельность Группы основывается на принципах Концепции благотворительной деятельности Группы «Интер РАО» – действенности, адресности, объективности и эффективности, а также на рекомендациях Правительства Российской Федерации и Министерства энергетики России по снижению издержек.

Для компании «Росэнергоатом» важным аспектом социальной ответственности являются инвестиции в в инфраструктуру. Инвестиционные программы Концерна, как правило, предусматривают строительство социальных объектов и объектов инфраструктуры.

Работа с учреждениями образования на территориях присутствия АЭС ориентирована на профессиональную ориентацию школьников, поддержку обучения студентов, а также организацию конкурсов и олимпиад. Компания регулярно принимает участие в ярмарках вакансий для студентов профильных образовательных заведений, реализует программы стажировки и практику на атомных станциях. «Росэнергоатом» является организатором школьных образовательные проектов, таких как «Атом-классы», Детская ядерная академия на Кольской АЭС, курс лекций «Моя профессия» для учащихся общеобразовательных школ на Ленинградской АЭС и др.

На протяжении многих лет Концерн:

— помогает социально незащищенным слоям населения;

— ведет активную деятельность по возрождению мест, связанных с именами преподобных Серафима Саровского и Сергия Радонежского, занимается возведением храмов в городах присутствия;

— поддерживает и популяризирует здоровый образ жизни и спорт, патриотическое воспитание, реализовывает мероприятий, направленные на улучшение спортивной, социальной инфраструктуры, а также благоустройство населенных пунктов.

Социальные инвестиции, социальное партнерство и корпоративное гражданство бизнеса

На Западе сотрудники компаний отчисляют процент от своей зарплаты в благотворительные фонды, зная, что кому-то они точно помогут. Более 70 % американцев ежегодно жертвуют деньги хотя бы одной благотворительной организации, и это более 75 % всех жертвуемых средств. Благотворительные пожертвования бизнеса составляют в США всего 4,8 %. В Германии каждый вто
рой гражданин старше 14 лет участвует в благотворительности своими средствами, средний размер которого составляет € 108. В Великобритании около 60 % населения жертвуют хотя бы раз в месяц, а бизнес- благотворительность не превышает 12 %gt;.
В России же благотворительность — удел бизнес-структур. 55 % граждан не знают о деятельности благотворительных организаций ничего и только 2 % сталкивались с ними лично, а личные пожертвования граждан составляют около 5 % общих средств благотворительных организаций (данные организации «Форум доноров»).
Наши благотворители действуют обычно по собственному побуждению, по рекомендации друзей, близких, финансируя из средств компании «тех, кто мне нравится», «за кого попросила теща». Легче простого быть благотворителем за счет бизнеса. Но это снижает его эффективность, отталкивает акционеров, доходы которых идут на проведение КВН. Непродуманная благотворительность может разрушить бизнес, как это случилось с «Найденов и компаньоны», М. Смолянским, К. Смирновым — известными меценатами 1990-х, финансировавшими дорогостоящие акции и проекты, получая за это грамоты от городской администрации. Зато «тихие лоббисты» того времени («Альфа-банк», «ИНТЕРРОСС», «ЛУКОЙЛ») сейчас активно выходят на рынок благотворительности .
Филантропия и альтруизм — дело не бизнеса, а конкретных людей: заплатил налоги, и на свои личные средства занимайся благотворительностью. Благотворительность — проявление свободы доброй воли личности, а не бизнеса, вообще, дело не столько богатых, сколько — достойных.
Наличие в России лиц с очень крупными состояниями дает перспективу развития системной благотворительности. Зарубежный опыт показывает, что системная благотворительность — дело не коллективных образований, а отдельных «больших людей», которые принимают решения, открывающие новые области деятельности и жизни. Но личная благотворительность у нас развита крайне слабо. Российский бизнес молод, порывист, интимно личностен и поэтому часто личное путает с социальным. Немногими исключениями являются частные фонды В. Потанина, «Открытая Россия», «Династия», реализующие масштабные и многовекторные благотворительные проекты.
Дело бизнеса — не благотворительность как филантропия и альтруизм, а рационально выстроенные, оптимизирующие условия развития самого бизнеса социальные инвестиции (СИ) и социальное партнерство (СП) (табл. 8.1).

Таблица 8.1
Основные различия между благотворительностью и СИ*

СИ в отличие от благотворительности сами являются бизнесом, что приносит ощутимые преимущества на рынке, в том числе: дополнительные возможности для продвижения товара, PR и рекламы; рост стоимости бренда и нематериальных активов; получение преимуществ перед конкурентами; закрепление и расширение маркетинговой ниши; сохранение старых и завоевание новых клиентов; развитие партнерских отношений; дополнение и расширение возможности влияния на местные сообщества; улучшение отношений с местной властью, возможность равноправного диалога с нею; создание новостных поводов и оптимизация работы со СМИ; развитие новых навыков персонала; рост лояльности сотрудников; укрепление репутации; повышение устойчивости при кризисах; снижение возможных рисков бизнеса; улучшение финансовых показателей, рост капитализации и прибыльности.
Существуют две традиционные технологии корпоративной благотворительности. Прямые инвестиции компании. Компания проводит конкурсы заявок, заключает договоры на благотворительную поддержку, оплачивает счета. Главный недостаток этой модели — опасность превращения компании в «дойную корову» власти, потребительское отношение к ней общественности, трудоемкость, проблемы с налогами и снижение эффективности финансового менеджмента. Эта модель характерна для ранних этапов КСО и типична для нынешней России: бизнес вынужден подхватывать «социалку», от которой отказывается государство. Через специальные фонды. Здесь возможны два варианта: создание корпоративного фонда как самостоятельной НКО или участие (соучредительство) в системном фонде. Примеры первого — фонды «САПИ» («Алроса»), «ЛУКОЙЛа», второго — фонды «Евразия», Pro-Arte, им. Д. С. Лихачева, Фонд г. Тольятти и др. Эта модель

СИ позволяет аккумулировать региональные ресурсы, участвовать в масштабных программах, развивать партнерство на региональном, федеральном и международном уровнях, наладить эффективный менеджмент СИ, обеспечить финансовую прозрачность СИ, повысить общественное доверие к ним.
Международный опыт свидетельствует в пользу второй модели — более прозрачной и понятной. Под нее, кстати, строится и российское законодательство по благотворительности. Другое дело, что эта модель плохо вписывается в наши реалии. Когда у отечественного производителя появятся средства для вложения в специальный фонд социальных проектов? Где гарантии, что власти не «загоняют» этот фонд? А ремонтировать больницу или школу надо сейчас — она вот-вот рухнет. Сказываются и издержки взаимного недоверия в бизнес-сообществе, бизнеса и власти, бизнеса и общества, издержки некачественного законодательства, когда компания, делая взносы в благотворительные фонды, должна платить как свои налоги, так и налоги за «доход», полученный от этого фондом, — вещь немыслимая за рубежом. Условия для развития отечественного грантового финансирования пока не созданы, а рынок НКО в РФ неразвит.
Нередко российские компании, выходя на мировой рынок, сталкиваются с недоумением потенциальных зарубежных инвесторов: «Почему вы — металлургический завод — проводите КВНы, поддерживаете цирки и картинные галереи? Разве этим не государство должно заниматься? Вы должны эффективно работать, платить налоги, а на эти средства власти должны ремонтировать дороги, автобусы, содержать школы и т. д.».
Поэтому будущее за второй моделью. Более того, сама она может рассматриваться, с одной стороны, как переходная к наиболее эффективной технологии интегральных социальных бизнес-коммуникаций, а с другой — является ее частью и в определенном смысле — результатом.

Читайте так же:  Экспертиза видеорегистраторов

СИ выводят благотворительность за рамки филантропии, становятся частью бизнеса и осуществляются совместно всеми подразделениями компаний. Они становятся ядром, вокруг которого формируется образ и репутация всего бизнеса, позволяют оптимизировать бизнес.
Опрос ВЦИОМ показал, что россияне ждут от бизнеса создания новых рабочих мест (65 %), предоставления дополнительного «социального пакета» работникам своих предприятий (33 %), участия в строительстве городских социальных объектов (24 %), благоустройстве городов, поселков (19 %). Раздачи денег от бизнеса не ждут.

И российский бизнес довольно быстро завершает стадию простого «служения», на которой в КСО доминирует простая благотворительность. Опрос 1995 г. показал, что 64 % участников съезда Ассоциации российских банков указывали в качестве основной мотивации социальной активности альтруизм и возрождение российских традиций благотворительности; 20 % — ослабление социальной напряженности; 30 % — улучшение имиджа и укрепление доверия. Такой же опрос в 2001 г. показал сдвиг в сторону «разумного эгоизма» (67 %); 93 % считали, что участие в социальных проектах улучшает имидж и репутацию, а 53 % связывали СИ с маркетинговыми преимуществами.[§§§§§§§§§§§§§§§§§§§] Динамика очевидная.
Конкретные формы и технологии благотворительности определяются не только социальными проблемами, но и стратегией развития компании. Российские банки предпочитают проекты (в порядке сложившихся приоритетов) оказания помощи: детям; религиозным организациям; медицинским учреждениям; учреждениям, организациям, коллективам культуры и искусства; инвалидам; учебным организациям и учреждениям; малоимущим, пенсионерам, ветеранам; спортивным учреждениям и организациям; частным лицам.
Непосредственными объектами помощи оказываются (в порядке убывания): государственные (бюджетные) организации и учреждения; общественные (негосударственные) организации; непосредственно физические лица, нуждающиеся в помощи; благотворительные фонды.
В основном бизнес предпочитает именно жертвовать, а не систематически помогать нуждающимся: на храмы, памятники и искусство выделяется много больше денег, чем, например, на лечение больных. Чаще всего речь идет об имиджевых или политических проектах. Так, Благотворительный фонд святителя Николая Чудотворца под патрона
том «Единой России» в 2004 г. собрал с бизнесменов $ 2 млн на создание и установку 10-метрового — самого большого в мире — памятника святому на Чукотке.
Благотворительность может оформляться перечислением средств, актом дарения, передачей средств с баланса на баланс, оплатой счетов, передачей чека. Исследования в 10 регионах показали, что предпочитаемыми формами являются: безвозмездная передача продукции или предоставление услуг — 68%; передача наличных средств — 38 %; услуги по сниженным расценкам — 34 %; перечисление безналичных финансовых средств — 29 %; предоставление оборудования и персонала — 14 %; оплата счетов — 14 %; прочие формы — 6%.
Среди факторов, повлиявших на решения об оказании помощи, указывались: социальная значимость проекта — 39 %; честность и компетентность организаторов — 23 %; позитивный опыт сотрудничества — 18 %; прозрачность в использовании средств — 15 %; поручительство органов власти — 12 %; возможный позитивный отклик в СМИ — 12 %; возможное получение налоговых льгот — 11 %; поручительство влиятельных людей — 7 %; долевое участие других в проекте — 5 %; личные симпатии — 1 %.
В благотворительности практикуются специальные акции: концерты, выставки, балы, вечера, обеды, премии, аукционы, подписки, презентации, конференции и т. п. Все большее распространение получают грантовые конкурсы, стипендиальные программы.
От простой раздачи средств бизнес переходит к более эффективной модели благотворительности — корпоративному гражданству, в которой бизнес рассматривается как часть гражданского общества, способного к самоорганизации и саморазвитию.
Бизнес часто жалуется на иждивенчество населения: привыкли за годы советской власти все получать даром. Но что мешает вовлечь людей

в решение важных для них проблем? Хотите компьютер в свою школу — покупайте в нашем магазине офисные принадлежности и оргтехнику В каком районе города купят больше, туда и отдадим десять новых компьютеров. Хотите спорткомплекс во дворе — поработайте на стройке волонтерами, мы дадим вашим детям абонемент со скидкой. Небольшая компания «Андреев Софт» из Твери бесплатно поставляет в школы компьютерные классы. В Нижнем Новгороде компания «Метэкспо» тоже дарит компьютеры школе и детскому садику. Но нижегородцы работают на рынке цветного и черного проката, а тверская компания — на рынке компьютеров, а потому обслуживает школы на платной основе, а значит, благотворительность тверичей способствует развитию их бизнеса.
Все чаще появляются примеры удачного маркетинга событий, в том числе — в регионах. Так, иркутская кондитерская фабрика «Ангара» выпустила 10 тыс. коробок конфет «Маска» с символикой Красного Креста. Определенный процент с каждой проданной коробки перечислялся на счет РОКК. В итоге более 70 детей получили медицинскую психологическую помощь. А фабрика не только добилась увеличения продаж, но и укрепила репутацию социально ответственной компании и опробовала новую модель стратегического партнерства.
Белгородский хлебозавод № 1 в День учителя—2005 объявил о специальной акции «Подари улыбку детям». Цель акции — собрать средства для воспитанников областного дома ребенка. Жители Белгорода в течение месяца приобретали булки «силачи-калачи». Десять копеек от каждой булки поступали на счет благотворительного фонда. Акция прошла во всех крупных магазинах города с заметным увеличением объема продаж, а информация о событии прошла в региональных и федеральных СМИ.
Интегрированные маркетинговые коммуникации и СП идут на смену устаревшему благотворительному «делиться». В США создаются новые организационно-правовые формы социального партнерства бизнеса, власти, НКО и граждан — CDFI (community development financial institutions). Появились корпорации местного развития, трасты, социальные банки, в сфере внимания которых значимые социально-экономические инициативы. Кроме прямой финансовой выгоды от такой заботы, СИ означают новые рынки для страховых и инвестиционных компаний, рейтинговых агентств и банков.
И в России около половины (47 %) опрошенных в 2003 г. руководителей предприятий ориентируются на расширенное понимание КСО. Две трети опрошенных агентством «СИ» топ-менеджеров компаний считают, что социальные программы уже приносят пользу их бизнесу Простая благотворительность занимает всего 3 % КСО.

Пока компании будут заниматься простой благотворительностью, общество, СМИ и власть будут обвинять их, что дают слишком мало и не на то. Пока власть сама оценивает, кто и сколько дал, сама награждает «лучших благотворителей», несущих яйца Фаберже и строящих церкви, у нее всегда будет повод обвинить избранных ею нелояльных «олигархов» в социальной безответственности. Помимо финансово- экономической деятельности, компания должна управлять своими социальными рисками, как внутренними (например, связанными с персоналом), так и внешними (взаимоотношениями с местными жителями, властями и т. д.). Это не моральная обязанность перед бедными, а ответственность перед обществом для обеспечения устойчивого развития компании.
Такое понимание КСО заложено в формулировку социальной миссии предпринимательского сообщества, которая содержится в Социальной хартии российского бизнеса, принятой РСПП. Социальная миссия — это достижение «устойчивого развития самостоятельных и ответственных компаний, которое отвечает долгосрочным экономическим интересам бизнеса, способствует достижению социального мира, безопасности и благополучия граждан, сохранению окружающей среды, соблюдению прав человека».

Читайте так же:

  • Льготы и освобождения по налогу на доходы физических лиц Льготы и освобождения по налогу на доходы физических лиц Юридический Яндекс Дзен! Там наши особенные юридические материалы в удобном и красивом формате. Подпишитесь прямо сейчас. Законодательством предусмотрено два вида льгот по НДФЛ: освобождение доходов от налогообложения и применение […]
  • Купля продажа квартир энгельс Купить квартиру в Энгельсе Всего 3 556 объявлений Всего 3 556 объявлений Продаем однокомнатную квартиру, 48 м², этаж 14 из 20. 19 февраля 7 Агентство Продам однокомнатную квартиру, 30 м², этаж 1 из 5. 11 февраля 141 Агентство Продам четырехкомнатную квартиру, 80 м², […]
  • Приказ 116 от 25032019 в консультанте Приказ Федеральной антимонопольной службы от 31 января 2018 г. N 116/18 "Об утверждении форм документов, предусмотренных Положением о государственном регулировании цен на продукцию, поставляемую по государственному оборонному заказу, утвержденным постановлением Правительства Российской […]
  • Льготы по проезду в метро москвы Порядок пользования проездными билетами на Московском центральном кольце Утвержден распоряжением и.о. первого заместителя начальника метрополитена по стратегическому развитию и клиентской работе от 11 января 2018 №УД-08-8/19 1. Общие положения 1.1. Настоящий Порядок пользования […]
  • Льготы ветеранам труда в ставропольском крае в 2019 году Какие льготы получает ветеран труда Ставропольского края в 2019 Ветеран труда Ставропольского края – какие льготы положены? Региональным законодательным аппаратом разработан действующий акт, статьи которого регламентируют следующие положения: Ст. 1 определяет предмет регулирования, а […]