Меню

Собственность философская категория

Собственность как предмет философского анализа

Категория собственности является предметом рассмотрения различных наук, вследствие чего можно говорить об экономиче­ском, правовом, социологическом, философском толковании соб­ственности. Собственность в социологическом и правовом пони­мании определяется как совокупность материальных или духовных ценностей или денежных средств, принадлежащих определенным лицам — собственникам, которые обладают юридическим правом на владение, использование и распоряжение объектом собственно­сти. В современной социологии изучаются способы приобретения собственности, владения ею, контроля над ней, а также институты, поддерживающие распределение собственности, последствия от­ношений собственности для индивидов и социальных структур, ценности или идеологии, оправдывающие и обосновывающие пра­во собственности.

Как экономическая категория собственность — это отноше­ния между людьми по поводу собственности, т.е. по поводу ее принадлежности, контроля над ней, ее раздела или передела. В этом плане сущность собственности заключается прежде всего в праве собственника исключить вмешательство кого бы то ни было вдела своей собственности. Первостепенное значение в обществе имеет форма собственности на средства производства (землю, орудия и предметы труда). Способ присвоения средств производ­ства определяет совокупность производственных отношений. Ре­альное содержание собственности как экономической формы производства закрепляется юридическими принципами владе­ния, пользования и распоряжения. По словам немецкого юриста О. Гирке, собственность — это совокупность всех возможных прав господства над вещью.

Марксистские теоретики рассматривали собственность как исторически детерминированную общественную форму присвое­ния материальных благ, выражающую отношения людей друг к другу в процессе общественного производства.

Истории известны различные формы собственности. Харак­тер права собственности зависит от конкретного общества, стадии его развития, его исторических и культурных особенностей. Для хозяйственной деятельности людей характерны два основных правовых режима: частной собственности (которая может быть индивидуальной частной или коллективной, как, например, в ак­ционерной компании) и государственной собственности, а также смешанные на основе этих двух правовые режимы [3. С. 75].

Проблема собственности также являлась предметом размыш­лений многих философов. В круг проблем, который составляет предметное ядро философии собственности, входят: вопрос об онтологических корнях собственности, сопряженность духовной и материальной, вещественной и невещественной собственности, духовно-этическое обоснование собственности, соотношение свободы и собственности, место и роль собственности в жизни 23* личности и общества [10. С. 182]. Для философии хозяйства про­блема собственности имеет особое значение в связи с тем, что она является важным регулятором отношений в хозяйстве. Создание целостной картины философских оснований проблемы собствен­ности возможно только на основе анализа имеющихся подходов, трактовок, аспектов, представленных в трудах философов, так или иначе обращающихся к данной проблеме.

Г. Гегель является одним из наиболее видных теоретиков фило­софии собственности. В труде «Философия права» он четко опре­делил связь понятия собственности со свободой: в собственности, по его мнению, лицо дает себе внешнюю сферу свободы. Разум­ность собственности заключается не в удовлетворении потребно­стей, а в том, что снимается голая субъективность личности и она приобретает наличное бытие. Собственностью могут быть как ве­щи, так и знания, науки, таланты. Последние становятся собст­венностью лишь через опосредование духа, низводящего свою внутреннюю сущность до непосредственности и внешнего. Осно­ву учения о собственности у Гегеля составляют отношения воли к вещам, формирующиеся по принципу триады. «Собственность есть: а) непосредственное вступление во владение, поскольку воля имеет свое наличное бытие в вещи как в чем-то позитивном, б) по­скольку вещь есть нечто негативное по отношению к воле, послед­няя имеет свое наличное бытие в вещи как в чем-то, что должно быть отрицаемо, — потребление, в) рефлексия воли из вещи в се­бя — отчуждение. — позитивное, негативное и бесконечное суж­дение воли о вещах» [4. С. 110-111].

Представленная схема отношений собственности владе­ние—потребление—отчуждение полезна для выявления ее онтоло­гических корней, раскрытия связей собственности и свободы, свободы и воли, свободы и ответственности. Гегель был против­ником общественной собственности, объясняя это тем, что между собственником и вещью существует не только внешняя, но и глу­бокая внутренняя, духовная взаимосвязь, поскольку присвоение собственности означает привнесение в вещь другой цели, «чем та, которую она непосредственно имела; я даю живому существу в ка­честве моей собственности иную душу, не ту, которую оно имело; я даю ему мою душу» [4. С. 104]. Таким образом, осуществляется единение человека и окружающего его мира. Для Гегеля частная собственность является единственно справедливой и объектив­ной, поскольку «лицо имеет право помещать свою волю в каждую вещь» [4. С. 103], а личная воля человека является единичной. Об­щая собственность, которая может быть в единичном владении, подвержена произволу при расторжении общности. «Представле­ния о благочестивом или дружеском и даже насильственном брат­стве людей, в котором существует общность имущества и устранен принцип частной собственности, может легко показаться прием­лемым умонастроению, которому чуждо понимание природы сво­боды духа и права и постижение их в определенных моментах» [4. С. 105]. Гегель, обращаясь к примерам из истории философии, показывает, что общая собственность не имеет ни морального, ни религиозного оправдания: «что же касается моральной или рели­гиозной стороны, то Эпикур отсоветовал своим друзьям, намере­вавшимся создать подобный союз на основе общности имущест­ва, именно по той причине, что это доказывает отсутствие взаим­ного доверия, а те, кто не доверяет друг другу, не могут быть друзьями» [4. С. 105].

Особый интерес представляет трактовка собственности рус­скими философами, которые связывают отношения собственно­сти с нравственным отношением к действительности.

У В.С. Соловьева, подходящего к пониманию собственности с персоналистских позиций, основания собственности заключа­ются в сущности человеческой личности. «Уже в содержании внутреннего, психического опыта мы необходимо различаем себя от своего — все являющиеся в нас мысли, чувства и желания мы различаем как свои от того, кому они принадлежат, т.е. от себя, как мыслящего, чувствующего, желающего» [9. С. 313]. Соответ­ственно собственность в материальном мире есть идеальное про­должение личности в вещах или ее перенесение на вещи, осущест­вляемое посредством завладения и трудом. Однако, по мнению Соловьева, основания собственности нужно искать в мире иде­альном, в сфере нравственности: собственность обнаруживает нравственную связь поколений. С одной стороны, в собственно­сти проявляется переживание, жалость родителей к детям, а с дру­гой стороны, собственность — это реальная точка опоры для бла­гочестивой памяти об умерших родителях. Кроме того, для боль­шинства людей отношение к природе может стать нравственным только при условии наследственной земельной собственности.

Понимать и любить природу дано немногим, но всякий привязы­вается к родному уголку земли, к родным могилам и колыбелям.

Н.А. Бердяев рассматривает собственность в духовном плане. Для него собственность представляет собой «начало духовное, а не материальное» [1. С. 224], в ней заключен определенный нравст­венный смысл, раскрывающийся во взаимоотношениях с окру­жающим миром. Человек, завещая свою собственность близким людям, тем самым выражает свое духовное отношение к ним и преодолевает эмпирические границы своей жизни. Однако отно­шения собственности имеют противоречивую природу и склон­ность к разложению и в случае обоготворения и злоупотребления собственности «делают человека рабом призрачных благ» [1. С. 246], ведут к утрате онтологических корней. Следовательно, собственность не может быть признана абсолютным и высшим началом, а должна быть ограничена и подчинена более высоким основаниям, связанным с выходом за рамки существующего хо­зяйства.

У С.Л. Франка, раскрывающего проблему собственности в ас­пекте единства человека и окружающего мира, частная собствен­ность есть продолжение телесности вовне тела человека, так как последний осуществляет себя и через окружающий его предмет­ный мир. «Эта непосредственная власть человеческой воли над окружающей средой, эта интимная связь человеческого Я с опре­деленной сферой внешнего мира и есть подлинное существо соб­ственности» [11. С. 144]. Кроме того, Франк, раскрывая взаимоот­ношения качественной и количественной сторон собственности, уделяет внимание ее государственно-правовому аспекту. Так, бу­дучи неограниченной по своему качественному содержанию, т.е.

И.А. Ильин выступил защитником частной собственности: для него она является системообразующим элементом гражданского общества, пробуждает и воспитывает в человеке правосознание и приучает его к гражданскому правопорядку. Основания частной собственности он обнаруживает прежде всего на уровне отдельно­го индивида, рассматривая ее как способ бытия человека, «кото­рый дан человеку от природы. Она идет навстречу инстинктивной и духовной жизни человека, удовлетворяя ее естественное право на самодеятельность и самодостаточность» [6. С. 282]. На уровне хозяйства частная собственность развивает хозяйственную пред­приимчивость и личную инициативу и тем самым укрепляет ха­рактер.

Благодаря собственности человек приобретает чувство уверен­ности, появляется доверие к людям. Частная собственность учит человека творчески любить труд и землю, укрепляет семейные свя­зи. Наконец, «частная собственность воспитывает человека к хо­зяйственной солидарности, не нарушая хозяйственную свободу: ибо каждый собственник, богатея, обогащает и свое окружение, и самое народное хозяйство; и конкуренция собственников ведет не только к борьбе, но и творческому напряжению, необходимому для народного хозяйства» [6. С. 282—283]. Таким образом, обосновать частную собственность, по Ильину, означает показать ее необходи­мость и целесообразность для человека, указать на те существенные свойства человека (естественные, инстинктивные и прежде всего духовные), которые позволяют оправдать и защитить частную соб­ственность. Однако это не означает, что достойно оправдания вся­кое наличное распределение богатства. Эти два разных вопроса по­стоянно смешивают. Отсюда все недоразумения, связанные с кри­тикой частной собственности.

У С.Н. Булгакова, родоначальника философии хозяйства, про­блема собственности проходит трансформацию от социально- экономического ее понимания до этического и религиозного. Так, в работе «Христианский социализм» он связывает возмож­ность осуществления нравственных отношений через переосмыс­ленное содержание собственности: «Если надлежащим образом понять значение собственности. то она есть столько же право, сколько и обязанность. Собственность налагает перед общест­вом серьезные и ответственные обязанности на тех, кому она дос­талась» [2. С. 101].

Всех представленных выше философов объединяет понима­ние, что отношения собственности — это не столько отношения полного и свободного владения в экономическом и правовом ас­пектах, сколько большая ответственность за тех, кто вовлекается в орбиту отношений данной собственности.

Возникновение отношений и института собственности также во многом обусловлено не только объективным развитием мате­риального производства, но и субъективными, личностными фак­торами.

М.М. Ковалевский, русский социолог, философ и правовед, рассматривал генезис и эволюцию отношений собственности и сделал интересный вывод, согласно которому: «. психологиче­скими мотивами определяется и экономический факт приуроче­ния характера частной собственности прежде всего к предметам, самым тесным образом связанным с личностью, с одеждой, укра­шениями, оружием и, наконец, жилищем» [7. С. 119]. Чтобы вы­вести какой-либо предмет из сферы общего обладания, первобыт­ные люди, отмечает Ковалевский, часто прибегали к магическим действиям. Более поздним источником отношений собственно­сти выступает трудовое начало. Также факторами эволюции соб­ственности, по мнению Ковалевского, являлись: рост социальных связей и расширение зоны солидарности, замена родственной или кровной социальной связи экономической, рост численности населения.

Основываясь на анализе философских и социологических ос­нований отношений собственности, Л .А. Тутов формулирует сле­дующее положение: собственность представляет собой универ­сальный регулятор отношений в триаде природа—человек—куль­тура и придает им личностную окрашенность [10. С. 185]. Это связано в первую очередь с тем, что субъектом собственности яв­ляется человек, для которого она представляется как своя, чужая или Божья (в рамках религиозного подхода). Хозяйствуя, человек сживается с собственностью, вводит ее в свою жизнь, вкладывает свою личность в жизнь вещей и их совершенствование. Группа, коллектив, организация, общество в философии хозяйства вто­ричны по отношению к человеку и не отвечают всем характери­стикам, предъявляемым к собственникам. Это касается прежде всего свободы и ответственности. Между тем коллективная собст­венность необходима, поскольку способна успешно решать мно­гие проблемы жизнеобеспечения и взаимодействия с внешней средой. Примером является общинное устройство. Однако кол­лективизм в обшине был связан только с отдельными сторонами жизни (прежде всего землей), а в качестве основной хозяйствен­ной ячейки — субъекта хозяйства выступала семья. Принимая во внимание опыт многих стран, можно прийти к выводу, что кол­лективная собственность в различных ее проявлениях необходи­ма, но недопустима ее абсолютизация. В подтверждение данного положения заметим, что человек в процессе освоения природы и социокультурной среды не просто создает новые предметы, но вкладывает в них смысл или наделяет новым смыслом уже создан­ное. Таким образом, собственность наряду с материальной имеет и духовную сторону, между которыми существует противоречие. Духовная сторона собственности характеризует индивидуальную неповторимость ее владельца, материальная — ее вещную форму, поэтому первая неотторжима от личности, вторая — безразлична к своему хозяину. В философской литературе используется понятие духовной собственности как противостоящее собственности ма­териальной. Под духовной собственностью понимают «ответст­венность за мысли, чувства, переживания, творчество, просто жизненную позицию» [8. С. 442]. Однако любая собственность предполагает не только ответственность, но и право владения, по­требления и отчуждения. Такая трактовка духовной собственно­сти противоречит гуманистической установке на всеобщность высших ценностей [5].

Поэтому сам термин «духовная собственность» указывает на свою онтологическую ограниченность и его следует употреблять с большой осторожностью. Духовную собственность стоит пони­мать как указание на автора той или иной идеи, что является сво­его рода духовным оправданием существования человека и самой собственности, условием реализации его личностного начала, включения в культурно-исторический ряд. Втоже время духовная собственность характеризует свободу субъекта хозяйства и его право на творчество. Более того, для многих философов, как было показано выше, собственность неразрывно связана со свободой. Можно сказать, что «философия собственности — это прежде все­го философия свободы» [8. С. 442]. Свобода неразрывно связана с ответственностью, поэтому отношения собственности предпола­гают учет интересов других субъектов хозяйства, сочетание их со своими интересами, в результате чего формируется общекультур­ное пространство.

Монополия на духовную собственность и связанная с ней вы­года лишают ее главного качества — общедоступности, становятся препятствием на пути реализации отношений в рамках триады природа-человек—культура, делают хозяйство замкнутым [10].

При этом многие авторы отмечают, что не только духовная собственность, претендующая на всю полноту отношений собст­венности, противоречит гуманистической установке на всеобщ­ность истины, но и сведение собственности лишь к материальной, вещной форме ведет к ее дегуманизации. Эту тенденцию можно проследить на примере особого эроса веши, который «принимает разные формы: от бескорыстно-эстетического любования до ге­донистического аффекта обладания, экстремальным выражением собственнического эгоизма является вещный коллекционизм» [8. С. 455]. Пленение личности принадлежащими ей вещами — путь к вещному рабству, уничтожению личности и переходу ее в свою противоположность, изменить который можно, лишь четко осо­знавая, что отношения собственности вторичны по отношению к человеку, это лишь средство, необходимый факт хозяйственной жизни. Человек прежде всего должен «быть», а не «иметь». «Фило­софия собственности должна быть. онтологией очеловеченной предметности, которая в вещи видит человека, а не вещь в челове­ке» [8. С. 455]. Это, справедливо отмечает Тутов, соответствует за­даче философии хозяйства «увидеть» человека в природе и социо­культурной среде, что означает рассмотрение человека как цели, а не средства, определение его места в мире, формирование отно­шений к природе, культуре, другим людям как равноправным уча­стникам диалога и осознание их единства [10].

Итак, противоречивая природа собственности может быть отражена в следующем положении: «Трудно быть свободным, не имея собственности, но еще труднее быть свободным, ее имея». Нравственное оправдание собственности возможно прежде всего благодаря труду.

1. Бердяев Н.А. Философия неравенства. М., 1990.

2. Булгаков С.Н. Христианский социализм. Новосибирск, 1991.

3. Бурганов А.X. Философия и социология собственности. М., 2000.

4. Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990.

5. Гиренок Ф.И. Почему хозяйство софийно? // Философия хозяйства. 2001. №4 (16).

6. Ильин И.Л. Путь к очевидности. М., 1993.

7. Ковалевский М.М. Русская философия собственности (ХУ11-ХХ вв.). СПб., 1993.

8. Соловьев В. С. Оправдание добра. М., 1996.

9. Тутов Л.Л. Философия хозяйства. М., 2005.

10. Франк С.Л. Духовные основы общества. М., 1992.

Собственность философская категория

ФИЛОСОФСКИЕ ОСНОВАНИЯ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ

Басин А.А. (кафедра правовых дисциплин, МГТУ)

Для современной России жизненно важен подъем экономики, развитие производительных сил, инициативы граждан. Известный правовед С.С. Алексеев пишет: “существует только один способ формирования постоянного, неиссякаемого интереса к высокопроизводительному труду. Это интерес, вытекающий из собственности”. Революция 1917 г. была против частной собственности, после нее за 70 лет в массовом сознании россиян сложилось и вовсе негативное отношение к собственности. Ныне необходима научная теория собственности. Как отмечает Щеникова Л.В. “Личное счастье человека, его духовное начало, полнота его физического состояния, спокойствие и благополучие, патриотизм наконец, зависят от гражданских, фундаментальных законов о собственности, которые в свою очередь, могут быть достаточно ясными, если разработаны научной теорией”. Лишь в последние годы этот пробел начал активно восполняться. Обычно рассматривают эту категорию с экономической и юридической точек зрения, а они явно недостаточны, поскольку речь идет об одной из фундаментальных категорий общественной жизни людей. Необходимо рассмотреть эту категорию в комплексе и, конечно, с философских позиций. Это хорошо понимали уже мыслители эпохи Просвещения. Дж. Локк формулирует положение о том, что собственность отнюдь не сводится к вещам, сумме материальных благ, а есть целостность, объединяющая собой одновременно жизнь, свободу и имущество человека, который, по Локку, “обладает властью. охранять свою собственность, т.е. свою жизнь, свободу и имущество. ”. Категории, объединенные у Локка под общим названием “собст-венность”, образуют систему, органично дополняя друг друга. А именно: свобода и жизнь, как таковые — суть некое владение, т.к. в них индивид резюмируется именно владельцем, обладателем своих целей и жизненных сил. Имущество и жизнь выступают как воплощение свободы, ибо благодаря им и в них реализуется выбор призвания, полагаются и достигаются цели. Локк расценивает свободу личности как великое основание собственности. Локк полагал, что люди не потому становятся собственниками, что овладевают предметами природы, но они в состоянии присваивать посредством труда предметы природы ибо изначально свободны, и уже в силу этого – собственники. Адам Смит идет дальше Локка и включает в категорию собственности труд, право на собственный труд объявляется священным, а этот труд как таковой–священнейшей собственностью. К. Гельвеций необходимость собственности выводит из материальных потребностей людей, а внешним оформлением служат соглашения. “Что включают соглашения о собственности? Мою личность, мою жизнь, мое имущество”. Чрезвычайно важным видится высказывание К. Гельвеция: “. наро-дом, большинство которого составляют не собственники, можно управлять лишь при помощи суровых законов”, т.е. силой. По его же мнению, если человек беден, если его нельзя наказать, наложив пеню на его имущество, остается наказать его как личность. Вольтер полагает, что труд есть собственность того, кто не владеет собственностью. Однако если человек владеет своей собственной личностью, своей душой, своей свободой, своей деятельностью, то он тоже собственник. По Вольтеру людям, у которых ничего нет, кроме рук и доброй воли, свобода продавать свой труд заменяет собственность. Таким образом, существует широкий, социально – философский взгляд на собственность, сердцевиной которого есть мысль о том, что свобода – истинный дух собственности. Русские ученые дореволюционной России называли собственность “источником всех гражданских законов”, “краеугольным камнем всего гражданского порядка”, “священным правом”, “идеальным продолжением личности в вещах”. Н.А. Бердяев называл собственность духовным, а не материальным началом, предполагая на ее основе более устойчивую и преемственную духовную жизнь личности в семье и роде. П.Б. Струве, связывал собственность с патриотизмом личности, уставом Отечества: “слово “патриот” обозначает человека, который сидит на прочно унаследованной “родовой” земле. Современный российский философ Ильин И.А. задает вопрос: возможна ли свобода и творческая инициатива без частной собственности? Он пишет: “Частная собственность связана с человеческой природою, с телесным и душевным устройством человека, с жизнью человеческого инстинкта, с теми внутренними мотивами, которые заставляют человека трудиться над внешними вещами и строить хозяйство”. Ученый утверждает, что эти внутренние мотивы нельзя отменять безнаказанно, это приводит к отвращению к работе, бесхозяйственности, нищете, бескультурью и безнравственности. Его вывод: “Частная собственность должна быть утверждена, но народ должен систематически воспитываться к верному пониманию ее идеи”, . “частная собственность есть власть, частная собственность есть свобода, частная собственность есть право” (Л-2, С.276).

Читайте так же:  Заявление о выплате пособия по сокращению

Большой юридический словарь. — М.: Инфра-М . А. Я. Сухарев, В. Е. Крутских, А.Я. Сухарева . 2003 .

Смотреть что такое «СОБСТВЕННОСТЬ» в других словарях:

собственность — Собственность … Словарь синонимов русского языка

СОБСТВЕННОСТЬ — исторически определённый обществ. способ присвоения людьми предметов производительного и непроизводительного потребления. С. всегда связана с вещью (объектом присвоения), но она не сама вещь, а отношение между людьми по поводу вещи.… … Философская энциклопедия

Собственность — (property) 1. Правовое отношение между тем или иным лицом и вещью . 2. Объект правового отношения с неким лицом, физическим или юридическим. Собственность может быть частной, коллективной или государственной (общественной). Вещь может быть вполне … Политология. Словарь.

СОБСТВЕННОСТЬ — СОБСТВЕННОСТЬ, собственности, мн. нет, жен. 1. Имущество, находящееся во владении, в полном распоряжении кого чего нибудь, принадлежащее кому чему нибудь. Иметь собственность (преим. о недвижимом имуществе). Пожизненная собственность.… … Толковый словарь Ушакова

СОБСТВЕННОСТЬ — вот дух законов. Симон Никола Ленге Собственность это кража. Пьер Жозеф Прудон Мое лучше, чем наше. Бенджамин Франклин Больше всего дорожат собственностью бандиты. Разве они не рискуют ради нее свободой и даже жизнью? Жорж Элгози Каждый кузнец… … Сводная энциклопедия афоризмов

СОБСТВЕННОСТЬ — исторически развивающиеся общественные отношения, которые характеризуют распределение (присвоение) вещей как элементов материального богатства общества между различными лицами (отдельными индивидуумами, социальными группами, государством).… … Большой Энциклопедический словарь

Собственность — имущество или финансовые средства, принадлежащие физическому или юридическому лицу. Различают государственную, личную, акционерную, индивидуальную, паевую, совместную, общую, трудовую, коллективную, коммунальную, кооперативную и частную… … Финансовый словарь

собственность — См. имущество. Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. собственность добро, имущество; достояние, состояние, капитал, накопления, средства; инвентарь, владение, лизгольд, аллод … Словарь синонимов

собственность — Принадлежность средств и продуктов производства определенным лицам индивидам или коллективам в определенных исторических условиях, отражающих конкретный тип отношений собственности. Право собственности как право конкретных субъектов на… … Справочник технического переводчика

Собственность — (property) экономическая категория, не имеющая, по видимому, как и многие подобные категории высокого уровня абстракции , единого определения. К тому же ее трактовка, как и трактовка многих подобных категорий, зависит от политической… … Экономико-математический словарь

Собственность — (лат. proprietas, dominium; англ. ownership, property) 1) в широком смысле система исторически изменяющихся объективных отношений между людьми в процессе производства, распределения, обмена, потребления, характеризующих присвоение средств… … Энциклопедия права

Собственность как предмет философского анализа

Категория собственности является предметом рассмотрения различных наук, вследствие чего можно говорить об экономиче­ском, правовом, социологическом, философском толковании соб­ственности. Собственность в социологическом и правовом пони­мании определяется как совокупность материальных или духовных ценностей или денежных средств, принадлежащих определенным лицам — собственникам, которые обладают юридическим правом на владение, использование и распоряжение объектом собственно­сти. В современной социологии изучаются способы приобретения собственности, владения ею, контроля над ней, а также институты, поддерживающие распределение собственности, последствия от­ношений собственности для индивидов и социальных структур, ценности или идеологии, оправдывающие и обосновывающие пра­во собственности.

Как экономическая категория собственность — это отноше­ния между людьми по поводу собственности, т.е. по поводу ее принадлежности, контроля над ней, ее раздела или передела. В этом плане сущность собственности заключается прежде всего в праве собственника исключить вмешательство кого бы то ни было вдела своей собственности. Первостепенное значение в обществе имеет форма собственности на средства производства (землю, орудия и предметы труда). Способ присвоения средств производ­ства определяет совокупность производственных отношений. Ре­альное содержание собственности как экономической формы производства закрепляется юридическими принципами владе­ния, пользования и распоряжения. По словам немецкого юриста О. Гирке, собственность — это совокупность всех возможных прав господства над вещью.

Марксистские теоретики рассматривали собственность как исторически детерминированную общественную форму присвое­ния материальных благ, выражающую отношения людей друг к другу в процессе общественного производства.

Истории известны различные формы собственности. Харак­тер права собственности зависит от конкретного общества, стадии его развития, его исторических и культурных особенностей. Для хозяйственной деятельности людей характерны два основных правовых режима: частной собственности (которая может быть индивидуальной частной или коллективной, как, например, в ак­ционерной компании) и государственной собственности, а также смешанные на основе этих двух правовые режимы [3. С. 75].

Проблема собственности также являлась предметом размыш­лений многих философов. В круг проблем, который составляет предметное ядро философии собственности, входят: вопрос об онтологических корнях собственности, сопряженность духовной и материальной, вещественной и невещественной собственности, духовно-этическое обоснование собственности, соотношение свободы и собственности, место и роль собственности в жизни 23* личности и общества [10. С. 182]. Для философии хозяйства про­блема собственности имеет особое значение в связи с тем, что она является важным регулятором отношений в хозяйстве. Создание целостной картины философских оснований проблемы собствен­ности возможно только на основе анализа имеющихся подходов, трактовок, аспектов, представленных в трудах философов, так или иначе обращающихся к данной проблеме.

Г. Гегель является одним из наиболее видных теоретиков фило­софии собственности. В труде «Философия права» он четко опре­делил связь понятия собственности со свободой: в собственности, по его мнению, лицо дает себе внешнюю сферу свободы. Разум­ность собственности заключается не в удовлетворении потребно­стей, а в том, что снимается голая субъективность личности и она приобретает наличное бытие. Собственностью могут быть как ве­щи, так и знания, науки, таланты. Последние становятся собст­венностью лишь через опосредование духа, низводящего свою внутреннюю сущность до непосредственности и внешнего. Осно­ву учения о собственности у Гегеля составляют отношения воли к вещам, формирующиеся по принципу триады. «Собственность есть: а) непосредственное вступление во владение, поскольку воля имеет свое наличное бытие в вещи как в чем-то позитивном, б) по­скольку вещь есть нечто негативное по отношению к воле, послед­няя имеет свое наличное бытие в вещи как в чем-то, что должно быть отрицаемо, — потребление, в) рефлексия воли из вещи в се­бя — отчуждение. — позитивное, негативное и бесконечное суж­дение воли о вещах» [4. С. 110-111].

Представленная схема отношений собственности владе­ние—потребление—отчуждение полезна для выявления ее онтоло­гических корней, раскрытия связей собственности и свободы, свободы и воли, свободы и ответственности. Гегель был против­ником общественной собственности, объясняя это тем, что между собственником и вещью существует не только внешняя, но и глу­бокая внутренняя, духовная взаимосвязь, поскольку присвоение собственности означает привнесение в вещь другой цели, «чем та, которую она непосредственно имела; я даю живому существу в ка­честве моей собственности иную душу, не ту, которую оно имело; я даю ему мою душу» [4. С. 104]. Таким образом, осуществляется единение человека и окружающего его мира. Для Гегеля частная собственность является единственно справедливой и объектив­ной, поскольку «лицо имеет право помещать свою волю в каждую вещь» [4. С. 103], а личная воля человека является единичной. Об­щая собственность, которая может быть в единичном владении, подвержена произволу при расторжении общности. «Представле­ния о благочестивом или дружеском и даже насильственном брат­стве людей, в котором существует общность имущества и устранен принцип частной собственности, может легко показаться прием­лемым умонастроению, которому чуждо понимание природы сво­боды духа и права и постижение их в определенных моментах» [4. С. 105]. Гегель, обращаясь к примерам из истории философии, показывает, что общая собственность не имеет ни морального, ни религиозного оправдания: «что же касается моральной или рели­гиозной стороны, то Эпикур отсоветовал своим друзьям, намере­вавшимся создать подобный союз на основе общности имущест­ва, именно по той причине, что это доказывает отсутствие взаим­ного доверия, а те, кто не доверяет друг другу, не могут быть друзьями» [4. С. 105].

Особый интерес представляет трактовка собственности рус­скими философами, которые связывают отношения собственно­сти с нравственным отношением к действительности.

У В.С. Соловьева, подходящего к пониманию собственности с персоналистских позиций, основания собственности заключа­ются в сущности человеческой личности. «Уже в содержании внутреннего, психического опыта мы необходимо различаем себя от своего — все являющиеся в нас мысли, чувства и желания мы различаем как свои от того, кому они принадлежат, т.е. от себя, как мыслящего, чувствующего, желающего» [9. С. 313]. Соответ­ственно собственность в материальном мире есть идеальное про­должение личности в вещах или ее перенесение на вещи, осущест­вляемое посредством завладения и трудом. Однако, по мнению Соловьева, основания собственности нужно искать в мире иде­альном, в сфере нравственности: собственность обнаруживает нравственную связь поколений. С одной стороны, в собственно­сти проявляется переживание, жалость родителей к детям, а с дру­гой стороны, собственность — это реальная точка опоры для бла­гочестивой памяти об умерших родителях. Кроме того, для боль­шинства людей отношение к природе может стать нравственным только при условии наследственной земельной собственности.

Понимать и любить природу дано немногим, но всякий привязы­вается к родному уголку земли, к родным могилам и колыбелям.

Н.А. Бердяев рассматривает собственность в духовном плане. Для него собственность представляет собой «начало духовное, а не материальное» [1. С. 224], в ней заключен определенный нравст­венный смысл, раскрывающийся во взаимоотношениях с окру­жающим миром. Человек, завещая свою собственность близким людям, тем самым выражает свое духовное отношение к ним и преодолевает эмпирические границы своей жизни. Однако отно­шения собственности имеют противоречивую природу и склон­ность к разложению и в случае обоготворения и злоупотребления собственности «делают человека рабом призрачных благ» [1. С. 246], ведут к утрате онтологических корней. Следовательно, собственность не может быть признана абсолютным и высшим началом, а должна быть ограничена и подчинена более высоким основаниям, связанным с выходом за рамки существующего хо­зяйства.

У С.Л. Франка, раскрывающего проблему собственности в ас­пекте единства человека и окружающего мира, частная собствен­ность есть продолжение телесности вовне тела человека, так как последний осуществляет себя и через окружающий его предмет­ный мир. «Эта непосредственная власть человеческой воли над окружающей средой, эта интимная связь человеческого Я с опре­деленной сферой внешнего мира и есть подлинное существо соб­ственности» [11. С. 144]. Кроме того, Франк, раскрывая взаимоот­ношения качественной и количественной сторон собственности, уделяет внимание ее государственно-правовому аспекту. Так, бу­дучи неограниченной по своему качественному содержанию, т.е.

И.А. Ильин выступил защитником частной собственности: для него она является системообразующим элементом гражданского общества, пробуждает и воспитывает в человеке правосознание и приучает его к гражданскому правопорядку. Основания частной собственности он обнаруживает прежде всего на уровне отдельно­го индивида, рассматривая ее как способ бытия человека, «кото­рый дан человеку от природы. Она идет навстречу инстинктивной и духовной жизни человека, удовлетворяя ее естественное право на самодеятельность и самодостаточность» [6. С. 282]. На уровне хозяйства частная собственность развивает хозяйственную пред­приимчивость и личную инициативу и тем самым укрепляет ха­рактер.

Благодаря собственности человек приобретает чувство уверен­ности, появляется доверие к людям. Частная собственность учит человека творчески любить труд и землю, укрепляет семейные свя­зи. Наконец, «частная собственность воспитывает человека к хо­зяйственной солидарности, не нарушая хозяйственную свободу: ибо каждый собственник, богатея, обогащает и свое окружение, и самое народное хозяйство; и конкуренция собственников ведет не только к борьбе, но и творческому напряжению, необходимому для народного хозяйства» [6. С. 282—283]. Таким образом, обосновать частную собственность, по Ильину, означает показать ее необходи­мость и целесообразность для человека, указать на те существенные свойства человека (естественные, инстинктивные и прежде всего духовные), которые позволяют оправдать и защитить частную соб­ственность. Однако это не означает, что достойно оправдания вся­кое наличное распределение богатства. Эти два разных вопроса по­стоянно смешивают. Отсюда все недоразумения, связанные с кри­тикой частной собственности.

У С.Н. Булгакова, родоначальника философии хозяйства, про­блема собственности проходит трансформацию от социально- экономического ее понимания до этического и религиозного. Так, в работе «Христианский социализм» он связывает возмож­ность осуществления нравственных отношений через переосмыс­ленное содержание собственности: «Если надлежащим образом понять значение собственности. то она есть столько же право, сколько и обязанность. Собственность налагает перед общест­вом серьезные и ответственные обязанности на тех, кому она дос­талась» [2. С. 101].

Всех представленных выше философов объединяет понима­ние, что отношения собственности — это не столько отношения полного и свободного владения в экономическом и правовом ас­пектах, сколько большая ответственность за тех, кто вовлекается в орбиту отношений данной собственности.

Возникновение отношений и института собственности также во многом обусловлено не только объективным развитием мате­риального производства, но и субъективными, личностными фак­торами.

М.М. Ковалевский, русский социолог, философ и правовед, рассматривал генезис и эволюцию отношений собственности и сделал интересный вывод, согласно которому: «. психологиче­скими мотивами определяется и экономический факт приуроче­ния характера частной собственности прежде всего к предметам, самым тесным образом связанным с личностью, с одеждой, укра­шениями, оружием и, наконец, жилищем» [7. С. 119]. Чтобы вы­вести какой-либо предмет из сферы общего обладания, первобыт­ные люди, отмечает Ковалевский, часто прибегали к магическим действиям. Более поздним источником отношений собственно­сти выступает трудовое начало. Также факторами эволюции соб­ственности, по мнению Ковалевского, являлись: рост социальных связей и расширение зоны солидарности, замена родственной или кровной социальной связи экономической, рост численности населения.

Основываясь на анализе философских и социологических ос­нований отношений собственности, Л .А. Тутов формулирует сле­дующее положение: собственность представляет собой универ­сальный регулятор отношений в триаде природа—человек—куль­тура и придает им личностную окрашенность [10. С. 185]. Это связано в первую очередь с тем, что субъектом собственности яв­ляется человек, для которого она представляется как своя, чужая или Божья (в рамках религиозного подхода). Хозяйствуя, человек сживается с собственностью, вводит ее в свою жизнь, вкладывает свою личность в жизнь вещей и их совершенствование. Группа, коллектив, организация, общество в философии хозяйства вто­ричны по отношению к человеку и не отвечают всем характери­стикам, предъявляемым к собственникам. Это касается прежде всего свободы и ответственности. Между тем коллективная собст­венность необходима, поскольку способна успешно решать мно­гие проблемы жизнеобеспечения и взаимодействия с внешней средой. Примером является общинное устройство. Однако кол­лективизм в обшине был связан только с отдельными сторонами жизни (прежде всего землей), а в качестве основной хозяйствен­ной ячейки — субъекта хозяйства выступала семья. Принимая во внимание опыт многих стран, можно прийти к выводу, что кол­лективная собственность в различных ее проявлениях необходи­ма, но недопустима ее абсолютизация. В подтверждение данного положения заметим, что человек в процессе освоения природы и социокультурной среды не просто создает новые предметы, но вкладывает в них смысл или наделяет новым смыслом уже создан­ное. Таким образом, собственность наряду с материальной имеет и духовную сторону, между которыми существует противоречие. Духовная сторона собственности характеризует индивидуальную неповторимость ее владельца, материальная — ее вещную форму, поэтому первая неотторжима от личности, вторая — безразлична к своему хозяину. В философской литературе используется понятие духовной собственности как противостоящее собственности ма­териальной. Под духовной собственностью понимают «ответст­венность за мысли, чувства, переживания, творчество, просто жизненную позицию» [8. С. 442]. Однако любая собственность предполагает не только ответственность, но и право владения, по­требления и отчуждения. Такая трактовка духовной собственно­сти противоречит гуманистической установке на всеобщность высших ценностей [5].

Читайте так же:  Журнал регистрации инструктажа на рабочем месте порядок заполнения

Поэтому сам термин «духовная собственность» указывает на свою онтологическую ограниченность и его следует употреблять с большой осторожностью. Духовную собственность стоит пони­мать как указание на автора той или иной идеи, что является сво­его рода духовным оправданием существования человека и самой собственности, условием реализации его личностного начала, включения в культурно-исторический ряд. Втоже время духовная собственность характеризует свободу субъекта хозяйства и его право на творчество. Более того, для многих философов, как было показано выше, собственность неразрывно связана со свободой. Можно сказать, что «философия собственности — это прежде все­го философия свободы» [8. С. 442]. Свобода неразрывно связана с ответственностью, поэтому отношения собственности предпола­гают учет интересов других субъектов хозяйства, сочетание их со своими интересами, в результате чего формируется общекультур­ное пространство.

Монополия на духовную собственность и связанная с ней вы­года лишают ее главного качества — общедоступности, становятся препятствием на пути реализации отношений в рамках триады природа-человек—культура, делают хозяйство замкнутым [10].

При этом многие авторы отмечают, что не только духовная собственность, претендующая на всю полноту отношений собст­венности, противоречит гуманистической установке на всеобщ­ность истины, но и сведение собственности лишь к материальной, вещной форме ведет к ее дегуманизации. Эту тенденцию можно проследить на примере особого эроса веши, который «принимает разные формы: от бескорыстно-эстетического любования до ге­донистического аффекта обладания, экстремальным выражением собственнического эгоизма является вещный коллекционизм» [8. С. 455]. Пленение личности принадлежащими ей вещами — путь к вещному рабству, уничтожению личности и переходу ее в свою противоположность, изменить который можно, лишь четко осо­знавая, что отношения собственности вторичны по отношению к человеку, это лишь средство, необходимый факт хозяйственной жизни. Человек прежде всего должен «быть», а не «иметь». «Фило­софия собственности должна быть. онтологией очеловеченной предметности, которая в вещи видит человека, а не вещь в челове­ке» [8. С. 455]. Это, справедливо отмечает Тутов, соответствует за­даче философии хозяйства «увидеть» человека в природе и социо­культурной среде, что означает рассмотрение человека как цели, а не средства, определение его места в мире, формирование отно­шений к природе, культуре, другим людям как равноправным уча­стникам диалога и осознание их единства [10].

Итак, противоречивая природа собственности может быть отражена в следующем положении: «Трудно быть свободным, не имея собственности, но еще труднее быть свободным, ее имея». Нравственное оправдание собственности возможно прежде всего благодаря труду.

1. Бердяев Н.А. Философия неравенства. М., 1990.

2. Булгаков С.Н. Христианский социализм. Новосибирск, 1991.

3. Бурганов А.X. Философия и социология собственности. М., 2000.

4. Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990.

5. Гиренок Ф.И. Почему хозяйство софийно? // Философия хозяйства. 2001. №4 (16).

6. Ильин И.Л. Путь к очевидности. М., 1993.

7. Ковалевский М.М. Русская философия собственности (ХУ11-ХХ вв.). СПб., 1993.

8. Соловьев В. С. Оправдание добра. М., 1996.

9. Тутов Л.Л. Философия хозяйства. М., 2005.

10. Франк С.Л. Духовные основы общества. М., 1992.

Реферат «Собственность»

Оглавление

  1. Понятие и сущность собственности
  2. Типы общества и адекватные им формы собственности

Список использованных источников

Введение

Актуальность реферата обусловлена тем, что проблема собственности — одна из центральных проблем сегодняшнего времени, и она существенна не только для России, но и для других стран. Исследование данной темы важно для целей постижения её детерминант и причин двух основных форм собственности: частной и общественной. Российское общество в течение последних лет пережило весьма серьезные перемены в привычном укладе жизни. Стремительные экономические, социальные и политические перемены повлекли за собой значительные изменения, которые негативно сказались на содержании всех сфер общественной жизни страны, поколебали уверенность граждан в завтрашнем дне, породили чувства растерянности и незащищенности в новых непривычных экономических условиях.

В контексте ведущихся дискуссий по проблеме собственности многие современные исследователи полагают, что в условиях российского общества перемена формы собственности с её общественной формы на частную принесла несомненное благо.

Социально-философский анализ явлений частной и общественной форм собственности является актуальным в связи с особенностями общественной жизни коллективистского или индивидуалистического типов общества, спецификой наиболее приемлемой формы собственности для каждого из них.

Объектом реферата выступает явление собственности.

Предметом – понятие собственности в философском смысле.

Цель реферата – исследовать особенности собственности как философской категории.

Для достижения поставленной цели были поставлены следующие задачи:

  • исследовать понятие и сущность собственности;
  • показать зависимость форм собственности от
    соответствующих им типов общества;

1. Понятие и сущность собственности

Проблема собственности в последнее время становится чрезвычайно острой: и по причинам экономического порядка, и в связи с новыми моральными запросами современного общества. Концепция собственности, отвечающая требованиям постиндустриального общества, нуждается в пересмотре некоторых аксиоматических взглядов, выработанных философской мыслью.

«Задача философского анализа, — как утверждал русский философ С.Н. Булгаков,- состоит в том, чтобы рассмотреть основания, на которые опираются те или иные предположения»[1].

Собственность занимает особое место в системе общественных отношений. Участниками отношений собственности являются государства, классы, трудовые коллективы и отдельные индивиды. Иногда люди вступают в отношения собственности, не осознавая этого. Но поскольку данные отношения затрагивают коренные интересы каждого индивида, то через интересы отношения собственности так или иначе осознаются им. О собственности писали многие философы на протяжении веков: Платон и Аристотель, Георгий Плифон, русские подвижники — стяжатели и нестяжатели: Нил Сорский, Иосиф Волоцкий, Кирилл Белозерский, Ж.-Ж. Руссо, французские и английские утописты, П.-Ж. Прудом, Маркс и Ф. Энгельс, Н.П. Огарев, А.И. Герцен, М.И. Туган-Барановский, С.Н. Булгаков, П.Л. Лавров, Н.Н. Алексеев, С.Л. Франк, В.Л. Иноземцев и многие другие.

Вся история развития человечества, смена общественно-экономических формаций принесла понимание того, что существует глубокая зависимость между экономическим поведением человека и социальными отношениями. Очевидно, что в последние сто лет в связи с развитием техники и капиталистического производства хозяйственная жизнь, экономика особенно глубоко внедрились в человеческое общество и господствуют над всем остальным. Экономическая сфера имеет дело со всем тем, что относится к производству, обмену и потреблению. Отношения собственности пронизывают все экономические отношения.

B.C. Соловьев в работе «Оправдание добра» так говорит о явлении и значении собственности: «Все острые вопросы экономической жизни тесно связаны с понятием собственности, которое, однако, само по себе более принадлежит к области права, нравственности и психологии, нежели к области отношений хозяйственных»[2].

Проблема собственности обсуждалась в контексте двух методологических систем: диалектической и метафизической, а иногда и эклектической. На наш взгляд, существует необходимость в преодолении эклектики, присутствующей в изучении данного вопроса.

С древних времен идет дискуссия как о непосредственно самом понятии «собственность», так и о формах, праве, месте собственности в системе общественных отношений. В первую очередь дискуссия разворачивалась именно вокруг самого понятия «собственность».

Несомненно, собственность всегда являлась важнейшей стороной человеческой жизни. Другое дело, какое содержание вкладывается в данное определение. Как на Западе, так и в отечественной философии существовало множество понятий, обобщением которых стало понятие собственности.

Различия в определении понятия собственности вызывают, прежде всего, необходимость анализа его происхождения. Понятие «собственность» употребляется в весьма разнообразных значениях. Чаще всего его используют в качестве синонима или эквивалента понятия «имущество», а иногда и того проще — «вещи». В некоторых случаях, рассуждая о собственности, ведут речь об экономическом отношении, либо, напротив, уравнивают данное понятие с сугубо юридической категорией — правом собственности.

Русский правовед П.Л. Лавров полагал, что вопрос о собственности неразрешим, «потому что не разрешен вопрос о праве вещи быть или не быть собственностью»[3]. По мнению П.Л. Лаврова, основные дискуссии ведутся не о сущности собственности, а о том лишь, кому она принадлежит: частному лицу или обществу. Сам Лавров видит суть собственности в неразрывной связи с теорией справедливости: «При совершенном отсутствии одного из четырех условий справедливости человек не может и думать о решении на основании начала справедливости вопроса о собственности. Правило «каждому свое» не имеет смысла, когда другое существо в отношении есть земля, дерево, словом, вещь, потому что для человека свое какой-либо вещи немыслимо». Из своей теории исследователь выводит следствие, в силу которого необходимо считать собственностью в первую очередь распространение собственного достоинства на какую-то вещь без ущерба достоинства другого человека. Другими словами, для П.Л. Лаврова собственность — продолжающаяся свобода, расширение эгоистической личности на вещь, которая, не имея своего собственного достоинства, является частью достоинства собственника.

В.Л. Иноземцев, исследуя проблему собственности, пишет о том, что на протяжении столетий, предшествовавших становлению развитых форм экономического общества, понятие «собственность» либо не использовалось совсем, либо применялось в значениях, далёких от тех, что приняты сегодня. Прослеживая историю понятия, он пишет: «Аристотель, рассматривая проблему щедрости, говорит об имуществе (khremata) и о владении им (ktema), но не о собственности. В римскую эпоху достаточно широкое распространение получил термин proprietas, происходящий от слова proprius; с его помощью принадлежащая кому-либо вещь противопоставлялась другим объектам, которые находились в общем владении (например, общинным землям — ager publicus)»[4]. Действительно, в ранних источниках по европейской юриспруденции понятие собственности определялось с помощью термина possedere -«владение», которое позволяло различать, что «вещи человеческого права» могут либо находиться в чьем-то личном распоряжении, либо принадлежать всей совокупности граждан. «Причем, — замечает В.Л.Иноземцев, — согласно римской традиции, собственность не подразделялась на «частную» и «общественную», поскольку сам термин proprietas четко указывал на принадлежность соответствующего объекта тому или иному лицу»[5]. Вероятно, ещё в те времена сформировалась одна из тенденций в понимании собственности как владения. В дальнейшем эта тенденция развивалась в контексте понимания собственности как права.

Безусловно, наиболее скандальным определением собственности является знаменитое высказывание П.Ж. Прудона: «Собственность есть кража!» В первой главе книги «Что такое собственность?» Прудон так заявляет о своем понимании собственности: «Немало авторов поучают, что собственность есть гражданское право, являющееся результатом завладения и освященное законом; немало других утверждают, что это право естественное, источником которого является труд. И доктрины эти, по-видимому, совершенно противоположные, пользуются поощрением и одобрением. Я же со своей стороны утверждаю, что ни труд, ни завладение, ни закон не могут создать собственности; что, в сущности, она не имеет оснований. Собственность есть кража!»[6]. Утверждение Прудона не являлось абсолютно новым. Например, ещё в средние века Гейстербах говорил о том, что всякий богатый человек является вором или наследником вора. Скорее всего, в средние века действительно существовало равенство понятий «богатый» и «собственник». О собственности как о краже писал и французский буржуазный революционер Ж.П. Бриссо в работе, опубликованной в 1782 году. Сам же П.Ж. Прудон сопроводил свой знаменитый афоризм некоторыми оговорками, которые снимают первоначальную остроту высказывания, так вызывающе звучащего вне контекста. Вообще, по Прудону, лишь крупная собственность является кражей, собственность же в, так называемом, «разумном» размере не только оправданна, но и необходима. Уничтожение крупной частной собственности предлагается Прудоном с целью установления всеобщей справедливости на основе всеобщего равенства.

Понятие «собственность» в своем современном значении возникло, очевидно, в XVII в., когда получила распространение идея «естественного права». По этой теории, выдвинутой английскими философами XVII, а затем французскими просветителями XVIII в., собственность, точнее, право собственности, объявляется прирожденным, данным от природы свойством, присущим всякому человеку. Собственность формулировалась как принадлежность соответствующего объекта тому или иному лицу. Очевидно, отношения частной собственности появились в результате формирования рыночного хозяйства, в связи с необходимостью осуществить обмен произведенными продуктами. Здесь и начали формироваться «собственники», в дальнейшем распространившие идею присвоения далеко за рамки произведенного ими продукта. Согласно исследованиям В.Л. Иноземцева: «Становление собственности происходило не как выделение «частной» из «общинной», а как вычленение личной собственности из, если можно так выразиться, несобственности». В дальнейшем сформировалось понятие собственности коллективной как антипода личной. В.Л. Иноземцев полагает, что «эти две формы появились одновременно, ибо они обусловливают друг друга как «нечто» и «его иное»[7]. Личная собственность земледельцев и ремесленников, по мнению исследователя, стала превращаться в частную по мере распространения денежной ренты что предполагало производство продукта, предназначенного для реализации на рынке. Тогда же сформировались два направления исследования собственности. Одни рассматривают собственность как реализацию свободы воли, другие — как отношение. Согласно первому направлению, собственностью является право распоряжаться каким-либо имуществом. В том, что собственность именно право, не сомневаются многие. Например, типичную для многих исследователей точку зрения на определение собственности выразил русский просветитель XVIII века, юрист С.Е. Десницкий: «Собственность по самому высочайшему понятию нынешних просвещеннейших народов заключает в себе:

  1. Право употреблять свою вещь по произволению.
  2. Право взыскивать свою вещь от всякого, завладевшего оною
    неправедно.
  3. Право отчуждать свою вещь, кому кто хочет, при жизни и по
    смерти»[8].

Зачастую, в попытках дать определение собственности наблюдается смешение двух понятий: права и отношения. Одно из известных определений собственности дано философом Фихте-младшим, который в своей теории, стремясь к соглашению всех лучших результатов, добытых другими мыслителями, доходит до следующей формулы. Он говорит о праве собственности, как о праве каждой личности на особенную сферу самостоятельного постановления себе целей, юридически нравственных в мире физическом, общем для всех личностей. Фихте выводит свое начало следующим образом: «каждый человек имеет равное право на относительное благосостояние, причем это благосостояние должно быть не окончательной целью, но средством для умственно-нравственного развития. Ввиду своей нравственной цели благосостояние должно быть достигнуто с помощью работы, поэтому оно должно опираться на работу, на обеспеченный труд. Это последнее предполагает для каждой личности особенную, ей принадлежащую сферу свободного действия. Эта сфера есть собственность». Таким образом, для Фихте собственность — это, с одной стороны, сфера свободного действия, результат свободы воли, с другой стороны, это — достижение нравственной цели. На наш взгляд, философ не придает значения тому, что никакая нравственная цель не может быть достигнута при помощи присвоения в силу эгоистического характера последнего

Одна из современных точек зрения на понятие собственности и момент возникновения данного понятия выражена положением из работы российского экономиста Е.А. Суханова «Право собственности и иные вещные права в России», где автор пишет: «Собственность — это, конечно не вещи и не имущество. Это — определенное экономическое (фактическое) отношение, подвергаемое правовому оформлению. Как отношение социальное, оно возникло не сразу с появлением homo sapiens, а лишь на вполне определенной ступени развития человеческого общества. Это произошло тогда, когда присвоение отвоеванных человеком у природы материальных благ потребовало его общественного признания и закрепления»[9]. По нашему мнению, точка зрения автора верна в отнесении социального отношения не только в область правового оформления. Отношение собственности должно быть встроено в систему других общественных отношений, т.к. оно не может существовать в «социальном вакууме».

Итак, имеют место два основных направления изучения явления собственности: 1) понятие собственности выступает как характеристика присвоенности, владения; 2) понятие собственности выступает как отношение между людьми по поводу вещей, средств производства и т.д.

На всех этапах изучения философское теоретизирование в данной
области затрагивает вопрос собственности, сравнивая две её основные
формы — частную и общественную. Например, А.Г. Глинчикова пишет: «Противоположностью частной собственности является общественная собственность»[10]. Противопоставление двух основных форм собственности — частной и общественной — является, по нашему мнению, следствием эклектики. Если два вида собственности противопоставляются, это значит, что два понятия и два явления раскрываются с точки зрения одной и той же теории, и, следовательно, какая-либо из двух форм собственности определяется как имеющая преимущества перед другой.

Читайте так же:  Страховка детей самара

2. Типы общества и адекватные им формы собственности

На разных этапах развития общества, связанных либо с возрождением и строительством государства, либо с развитием науки, а, следовательно, и промышленного производства, либо с возникновением новых социальных групп и классов, возникают и новые формы собственности. Однако все они являются производными двух основных форм: частной и общественной.

На протяжении веков представители различных философских школ и направлений доказывали преимущества той или иной формы собственности, не соотнося свои выкладки с таким понятием как «типы общества». И только в конце XIX века развертывается дискуссия о двух типах общества. Определенность каждого общества, специфика его способа производства общественной жизни складываются веками. А потому отношения между членами этого общества, между социальными группами и социальными институтами оттачиваются в ходе длительного исторического развития.

Предпосылки различения типов общества, а также соответствующих им отношений раскрываются в работах Г. Гегеля, классиков марксизма, находят отражение в работах Э. Дюркгейма, А. Бергсона и далее у К. Поппера, Э. Фромма, С. Хантингтона и др. Э. Дюркгейм называет эти общества «архаичным» и «капиталистическим», А. Бергсон называет их «открытым» и «закрытым» обществами, а К. Поппер-соответственно «индивидуалистическим» и «коллективистским». Отечественные философы: Н.А. Бердяев, А.А. Богданов, Н.Н. Алексеев, B.C. Степин, А.А. Ивин, Л.Г. Олех, A.M. Ковалёв, Н.М. Чуринов и др. также различают типы общества в своих работах. Существенный вклад в понимание различения обществ внесли и российские экономисты-народники, такие, как В.П. Воронцов, Н.Ф. Даниельсон, С.Н. Южаков, которые выступали с резкой критикой насаждения капиталистического строя в России как непригодного для неё способа производства.

Проблема исследования частной и общественной форм
собственности связана, на наш взгляд, прежде всего, с тем, что многими
учеными эти формы собственности изучаются в одной системе
теоретизирования, их противопоставляют друг другу. Мы полагаем, что
существует необходимость классификации типов общества с тем, чтобы
различать две основные формы собственности с учетом типа общества, в
котором каждая из них реализуется.

Общество, являющееся воплощением совершенства общественных отношений, выступает как коллективистское общество, а общество, в котором индивид выступает как носитель свободной воли, эгоист, посвящающий свою жизнь заботам об удовлетворении своих преимущественно материальных потребностей, является индивидуалистическим обществом. А.В. Ковалёв рассматривает взаимосвязь общества и его способа производства следующим образом: «Способ материального производства и вообще вся общественная структура зависит от характера отношений данного общества со средой обитания. Каждому способу производства общественной жизни присуще определенное противоречие между обществом и природой и как следствие этого между социальными и природными компонентами внутри самой общественной структуры»[11]. Как видим, исследователь полагает, что характер и формы общественного единства определяются социальными компонентами, т.е. уровнем развития производительных сил, характером общественных отношений, состоянием общественной надстройки. A.M. Ковалев также отмечает, что категория общественно-экономической формации, которая характеризует общество с точки зрения его материально-производственных компонентов, не может охватить повторяемость общественного развития в различных странах во всем её многообразии. Он пишет: «Дело в том, что, как уже отмечалось, фактически на одном и том же уровне орудий труда в различных регионах и странах могут возникнуть и существовать различные общественно-экономические формации и даже различные способы материального производства. Так было в древности, когда при одном и том же уровне орудий труда в северном и южном регионах существовали феодальная и рабовладельческая формации. Так происходит и в наше время, когда в Западном регионе уже длительное время господствует капиталистический строй, а в Восточном — в ряде стран возникли антикапиталистические структуры».

Шарль Монтескье писал: «Многие вещи управляют людьми: климат, религия, законы, принципы правления, примеры прошлого, нравы, обычаи; как результат всего этого образуется общий дух народа»[12]. Ученый выделил три образа правления: республиканский, монархический, деспотический. Монтескье полагал, что возникновение вышеуказанных типов правления происходит вне зависимости лишь только от пожелания общества: «В стране с подходящей для земледелия почвой, естественно, устанавливается дух зависимости. Крестьяне, составляющие главную часть её населения, менее ревнивы к своей свободе; они слишком заняты работой, слишком поглощены своими частными делами. Деревня, которая изобилует всеми благами, боится грабежей, боится войска». Он развивает мысль о том, что, будучи сплоченными, людям всегда легче и обороняться, и справляться с тяжелой работой по обрабатыванию земли. На основе необходимой общности труда, очевидно, и формировались коллективистские общества.

В книге B.C. Степина «Эпоха перемен и сценарии будущего. Избранная социально-философская публицистика» раскрывается явление культуры как показатель особенности не только типа, но и вида общества. Автор придает существенное значение различению типов общества; тип и вид общества оказываются характеристиками различных сторон его определенности. B.C. Степин дает свою классификацию типов общества, называя их типами цивилизации. Он пишет: «В истории человечества я различаю два основных типа цивилизации.» традиционную и техногенную. Каждый из них реализуется в многообразии конкретных видов общества. . Эти общества характеризуются наличием очень устойчивых консервативных тенденций воспроизводства социальных отношений и соответствующего образа жизни. Конечно, традиционные общества тоже изменяются, возникают инновации в сфере производства и в сфере регуляции социальных отношений, но прогресс, связанный с накоплением цивилизационных завоеваний, идет очень медленно (не вообще медленно, а в сравнении со сроками жизни человеческих индивидов и поколений). В традиционных обществах могут смениться несколько поколений, которые будут заставать примерно одни и те же структуры общественной жизни, воспроизводя их и передавая очередному поколению. Виды деятельности, их средства и цели могут столетиями существовать в качестве устойчивых стереотипов. Соответственно, приоритет в культуре этих обществ отдается традициям, образцам и нормам, аккумулирующим опыт предков, канонизированным стилям мышления. Инновационная деятельность отнюдь не воспринимается здесь как высшая ценность, напротив, она имеет ограничения и допустима лишь в рамках веками апробированных традиций. Что же касается общества, которое обозначают расплывчатым понятием «западная цивилизация», то это — особый тип социального развития и особый тип общества, который возник в европейском регионе вследствие ряда мутаций традиционных культур, а затем начал осуществлять свою экспансию на весь мир. Я обозначаю этот тип общества как техногенную цивилизацию»[13]. B.C. Степин полагает, что для традиционного общества характерен воспроизводящий тип производства, устойчивость традиций, привычек, образа жизни, незыблемость социальной структуры. Для техногенного же типа общества характерно понимание природы как бездонной кладовой, которую можно подчинить себе и распоряжаться по своему усмотрению. Другими словами, свобода воли человека позволяла ему обращаться с природой, исходя из своих потребностей, интересов, желаний.

Н.Н. Алексеев так отзывается о приоритетах западного общества: «Современный западный человек забыл, что он живет в мире оформляемой им и данной ему материи, он привык считать мир исключительно своим, душа его питается жаждой беспредельного завладения миром и господства над ним. Он — царь природы, который имеет безусловные права властвовать и присвоять. Он — единственный, а мир — его исключительная собственность. Восточному человеку гораздо более доступно понимание истины, что не человек сотворил мир и что потому человеку и не принадлежит право безусловного присвоения мира».

Здесь важно подчеркнуть, что адекватность форм собственности типам общества является залогом жизнеспособности, актуальности и перспектив данного типа социальности. Томас Гоббс полагал, что слепое подражание другим народам — это огромная ошибка, зачастую приводящая к гибели то или иное общество: «Как и ложные учения, примеры различных форм правления у соседних народов часто располагают людей к изменению установленного образа правления. В самом деле, люди по самой природе жаждут перемен. Если поэтому они имеют перед собой пример соседних народов, которые ещё и разбогатели при этом, то они не могут не прислушиваться к тем, кто подстрекает их к переменам. И они рады, когда смута начинается, хотя горюют, когда беспорядки принимают затяжной характер».

Превентивными мерами против «смуты» в различных областях жизни какого-либо общества, в том числе в экономической области, как мы полагаем, в первую очередь, находится признание различий типов общества. Н.М. Чуринов пишет, что «изучение типов и видов общества предполагает различные совокупности исследовательских средств и даже более — различные типы теоретизирования».

В индивидуалистическом обществе развертывается в своем многообразии частная форма собственности, как адекватная данному типу субъектности. Касаясь этимологии слова «частное», Ю.А. Замошкин отмечает, что в русском языке сколько-нибудь адекватного по содержанию и смыслу слова нет. Ученый видит в этом некую символичность: «Видимо, для нашей истории были нетипичны те социальные условия, те формы бытия, которые придавали бы жизни человека подобное качество и обусловливали осознание им своего неотъемлемого права на защиту такого качества жизни»[14]. Исследователь подчеркивает, что данное понятие «прайваси» сложилось в странах Запада естественным образом. Оно возникло благодаря адекватным социальным условиям, той форме бытия, при которой частный интерес, частная собственность, свобода воли составляют актуальный аспект жизнедеятельности.

Согласно метафизической традиции, общественное бытие и общественное сознание индивидуалистического типа общества независимы друг от друга, поскольку общественное сознание по своему содержанию есть нечто, произвольно приписываемое общественному бытию. Сторонники данной концепции считают, что общественное бытие может быть сведено к деятельности отдельных индивидов. Приверженцы подобной точки зрения полагают, что социальные институты — попросту «абстрактные модели, предназначенные истолковывать факты индивидуального опыта». Они отрицают существование общественного бытия, сводя его к бытию индивидуальному. «Я утверждаю, — пишет К.Поппер, — что институты (и традиции) следует анализировать в индивидуалистических терминах, т.е. в терминах отношений индивидуумов, действующих в определенных ситуациях, и непреднамеренных следствий и действий».

Различение типов общества, по Дюркгейму, происходит по пути противопоставления двух типов общества друг другу и, тем самым, подготовки оснований для предосудительного отношения к коллективистскому обществу. Автор выделяет механическую солидарность, которая соответствует коллективистскому обществу, и
органическую солидарность, которая соответствует индивидуалистическому обществу. Первая солидарность «. возрастает в обратном отношении к индивидуальности. В каждом из нас, сказали мы, есть два сознания: одно, общее нам со всей нашей группой, которое, следовательно, представляет не нас самих, а общество, живущее и действующее в нас; другое, наоборот, представляет то, что в нас есть личного и отличного, что делает из нас индивида»[15].

Следовательно, как полагает Дюркгейм, коллективистское общество стирает личность, индивидуальность, в то время как индивидуалистическое общество, якобы, напротив, способствует раскрытию индивидуальности, личности. Э. Дюркгейм раскрывает важные детерминанты формирования индивидуалистического и коллективистского типов общества. Для индивидуализма такими детерминантами являются идеалы свободы воли, индивидуальной свободы. Для «механической солидарности» или же коллективистского общества, по Дюркгейму, — это зависимость каждого члена общества от воли всего общества, т.е. коллективная воля в таком обществе играет решающую роль.

Заключение

Изучение двух основных форм собственности проводилось многими философами с древних времен. Однако, большинство исследователей, сосредоточившись на характеристиках двух форм собственности, противопоставляя их друг другу и доказывая преимущества той или иной формы собственности, не рассматривали проблему с точки зрения различения их природы и с точки зрения существующих типов общества.

Частная форма собственности выступает как результат реализации свободы воли человека; общественная форма собственности является отношением среди других общественных отношений.

Каждому типу общества, а именно, коллективистскому и индивидуалистическому, соответствует форма собственности, которая выступает для него адекватной. При этом индивидуалистическое общество самоутверждается через явление частной собственности, которая служит выражением воли индивида, актуализирует принцип эгоизма, а коллективистское общество самоутверждается путем совершенствования общественных отношений, в том числе и совершенствование отношений собственности.

На базе индивидуалистического общества строится правовое государство, и частная собственность, которая выступает адекватной ему формой собственности, защищается в первую очередь нормами права и социальными институтами, стоящими за ними. Другие социальные нормы: моральные, религиозные, идеологические, нормы традиций и обычаев, существуют постольку, поскольку они не противоречат нормам права. На основе коллективистского общества строится социальное (соборное) государство, и общественная собственность, которая выступает адекватной ему формой собственности, защищается всеми социальными нормами и стоящими за ними социальными институтами, которые находят завершение друг в друге и гармонируют между собой.

Проблема собственности в современной реальности особенно актуальна для большинства стран. Поняв её природу и проанализировав адекватность общественному устройству, можно избежать многих ошибок и выработать пути развития общества в благоприятном для него направлении

Список использованных источников

  1. Булгаков С.Н. Философия хозяйства / С.Н. Булгаков. М.: Наука, 1990.
  2. Глинчикова А.Г. Капитализм, социализм, индустриальное общество — к вопросу о соотношении понятий / А.Г. Глинчикова // Вопросы философии. 2001. — №9.
  3. Десницкий С.Е. Юридические рассуждения о разных понятиях, какие имеют народы о собственности // Русская философия собственности. — М.: Ганза, 1989.
  4. Иноземцев В.Л. Собственность в постиндустриальном обществе и исторической ретроспективе / В.Л. Иноземцев // Вопросы философии. №12.
  5. Иноземцев В.Л. Расколотая цивилизация / В.Л. Иноземцев // Вопросы философии. 1999. №5.
  6. Ковалев A.M. Общество — развивающийся организм: Идеи, размышления, гипотезы / A.M. Ковалев. М.: Квадратум, 2010.
  7. Лавров П.Л. Очерки вопросов практической философии / П.Л. Лавров // Русская философия собственности. М.: Ганза, 1989.
  8. Монтескье Ш. О духе законов / Ш. Монтескье // Антология мировой философии. В 4-х т. Т. М., 1970.
  9. Прудон П.-Ж. Что такое собственность? / П.-Ж. Прудон. М.: Республика, 1998.
  10. Соловьёв B.C. Оправдание добра. Сочинения в 2-х т. Т. 1 / В.С.Соловьёв. М.: Мысль, 1990.
  11. Суханов Е.А. Право собственности и иные вещные права в России / У. Маттеи, Е.А. Суханов // Основные положения права собственности. М.: Юристь, 2009.

[1] Булгаков, С.Н. Философия хозяйства / С.Н. Булгаков. М.: Наука, 1990. – С. 47

[2] Соловьёв, B.C. Оправдание добра. Сочинения в 2-х т. Т. 1 / В.С.Соловьёв. М.: Мысль, 1990. – С. 429.

[3] Лавров, П.Л. Очерки вопросов практической философии / П.Л. Лавров // Русская философия собственности. М.: Ганза, 1989. С.83.

[4] Иноземцев, В.Л. Собственность в постиндустриальном обществе и исторической ретроспективе / В.Л. Иноземцев // Вопросы философии. 2008. №12. — С. 3-4.

[5] Иноземцев, В.Л. Расколотая цивилизация / В.Л. Иноземцев // Вопросы философии. 1999. №5 – С.14.

[6] Прудон, П.-Ж. Что такое собственность? / П.-Ж. Прудон. М.: Республика, 1998. С.17.

[7] Иноземцев, В.Л. Расколотая цивилизация / В.Л. Иноземцев // Вопросы философии. 1999. №5 – С.6.

[8] Десницкий, СЕ. Юридические рассуждения о разных понятиях, какие имеют народы о собственности // Русская философия собственности. — М.: Ганза, 1989. — С. 16-24

[9] Суханов, Е.А. Право собственности и иные вещные права в России / У. Маттеи, Е.А. Суханов // Основные положения права собственности. М.: Юристь, 2009. — 384 с

[10] Глинчикова, А.Г. Капитализм, социализм, индустриальное общество — к вопросу о соотношении понятий / А.Г. Глинчикова // Вопросы философии. 2001. — №9. — С. 36-53.

[11] Ковалев A.M. Общество — развивающийся организм: Идеи, размышления, гипотезы / A.M. Ковалев. М.: Квадратум, 2010. – С.191.

[12] Монтескье Ш. О духе законов / Ш. Монтескье // Антология мировой философии. В 4-х т. Т. 2. М., 1970. — С. 536.

[13] Степин, B.C. Эпоха перемен и сценарии будущего: Избранная социально-философская публицистика/В.С.Степин. М., 1996. – С.78.

[14] Замошкин, Ю.А. Частная жизнь, частный интерес, частная собственность / Ю.А.Замошкин//Вопросы философии. 1991. № 1. С. 3-15.

[15] Дюркгейм, Э. О разделении общественного труда / Э. Дюркгейм // Западно-европейская социология XIX -нач. XX в.; Под ред. В.И. Добренькова. М., 1996. С. 256-308.

Читайте так же:

  • Образец заявления соседей на установку забора Установка забора Здравствуйте! Как примерно выглядит письменное согласие соседей на строительство глухого забора высотой 2метра Ответы юристов (1) На самом деле, по этому вопросу существуют строительные нормы и правила РФ (СНиП 30-02-97 с изменениями от 12.03.2001г.). В этом документе, […]
  • Договор между застройщиком и инвестором Договор инвестирования в строительство Необходимым условием нового строительства выступает наличие землеотвода. По этой причине «ключевой фигурой» строительной деятельности выступает лицо, обладающее правом на земельный участок, предназначенный для этой цели. В Градостроительном кодексе […]
  • Куда можно пожаловаться анонимно Жалоба на работодателя - иногда необходимая мера Если не оплачивают больничный, не предоставляют отпуск, заставляют трудиться сверхурочно, задерживают зарплату, вы можете пожаловаться на работодателя. Ведь в его обязанность входит, к примеру, хотя бы раз в полмесяца в одно и то же число […]
  • Штраф за несделанный паспорт Штраф за несделанный паспорт Как только юному гражданину Российской Федерации исполняется 14 лет, с этого момента свидетельство о рождении больше не может служить подтверждением его личности: оно становится недействительным, и ему на смену необходимо оформлять паспорт. Паспорт – это […]
  • Приказ росаэронавигации 119 2007 Законодательная база Российской Федерации Бесплатная консультация Федеральное законодательство Главная ПРИКАЗ Росаэронавигации от 28.11.2007 N 119 "ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ФЕДЕРАЛЬНЫХ АВИАЦИОННЫХ ПРАВИЛ "РАЗМЕЩЕНИЕ МАРКИРОВОЧНЫХ ЗНАКОВ И УСТРОЙСТВ НА ЗДАНИЯХ, СООРУЖЕНИЯХ, ЛИНИЯХ СВЯЗИ, […]