Меню

Чем занят адвокат

Чем занят адвокат

Говорим «юрист», думаем«переработки»: разговорами о слишком длинном рабочем дне юриста никого не удивить. Но сколько времени в течение дня уходит на работу, за которую платит клиент? На этот вопрос ответили в американской компании Clio, подсчитавшей реальное количество часов, за которое юристу заплатит клиент. Чем заняты юристы в остальное рабочее время и на что обращают внимание клиенты, аналитики рассказали в докладе «Legal Trend 2017».

За что заплатит клиент

Только 29% от общей протяженности рабочего дня юриста приходится на «забилленое» время – время, которое уходит на работу по клиентскому проекту. К такому выводу пришли исследователи канадской компании Clio, разработчики облачных сервисов для бизнеса. При подготовке доклада о тенденциях юррынка компания пользовалась данными более чем 60 000 пользователей, в числе которых американские юрфирмы разной величины.

Такой средний процент счетов, выставляемых клиенту, остается неоплаченным. Самый большой процент неоплаты – в страховании (28%), банкротной практике (26%) и иммиграционных делах (22%).

Проведя анализ полученных данных, в Clio обнаружили, что только 2,3 часа из 8 рабочих часов – время, которое могут забиллить юристы. При этом так называемый процент реализации – процент биллинговых часов, на которые в итоге фактически выставляется счёт, составляет 82%, а процент сбора средств – показатель, который демонстрирует, за какое количество забилленой работы реально заплатил клиент, составляет 86%. Другими словами, по факту юрист получает деньги от клиента только за 1,6 часа из всей сделанной в течение дня работы.

Куда уходит время?

Если на биллинговое время приходится лишь 29% всего рабочего дня, чем еще заняты юристы в оставшиеся почти шесть часов? Согласно полученным данным от почти 3000 профессионалов, 48% дня уходит на выполнение административных задач – лицензирование деятельности, продолжение образования, управление офисом, создание и рассылку счетов и прочее.

Еще треть дня отводится на решение бизнес-задач. 33% времени уходит на развитие бизнеса – поиски новых клиентов отнимают действительно много времени и сил юристов. Однако им это явно нравится: 41% опрошенных указали, что с удовольствием занимались бы этим больше, если бы могли себе позволить.

Выяснили исследователи и то, почему продуктивность работы юриста часто не так высока, как хотелось бы. Выводы банальны: основная проблема – в плохой организации труда.

Чаще всего юристы жаловались на то, что им приходится слишком много отвлекаться. 25% юристов заметили, что их отвлекают от текущей работы на сторонние задания более 10 раз в день, еще 30% вынуждены переключаться на разные задачи 6–10 раз. Более чем две трети респондентов согласились, что им в принципе ни на что не хватает времени, и 28% признали, что с тайм-менеджментом и соблюдением дедлайнов у них проблемы.

Решить проблему может грамотное расписание, которое сам же сотрудник и составит себе, отвечают российские юристы: грамотный тайм-менеджмент поможет не срывать сроки сдачи проектов без потери в качестве, правильно делегировать задачи и находить время на допобразование. Особенно актуально это для консультантов, график у которых менее предсказуем, чем у их коллег в инхаусе.

Цели повысят эффективность работы

Результаты исследования подтвердили, что компании, которые ставят для сотрудников целевые показатели по биллингу, работают эффективнее. При этом реально оценить, сколько часов оплатит клиент в течение года, могут всего 54% опрошенных, нормы по биллингу есть лишь у 40% компаний, и только половина руководствуется бюджетом при выборе размера почасовой оплаты.

Наиболее типичной формой вознаграждения юриста по-прежнему остается почасовая оплата, ее предпочитают в 86% случаев. Так называемая «flat fee» – выплата фиксированной суммы за согласованный набор услуг – используется реже (в среднем 16% дел) и более характерна для работы в отдельных сферах, например, таких, как ДТП (90% споров приходится на flat fee), вопросы миграции (72%), защита по уголовным делам (59%).

Доклад приводит и средние почасовые ставки юристов в 10 крупнейших городах США. Это, например, $344 в час в Нью-Йорке, $323 в Лос-Анджелесе, $312 в Чикаго, $310 в Майами, $304 в Вашингтоне.

Взгляд клиента: как выбирают юриста

Исследователи опросили не только юристов, но и их клиентов, которые рассказали о том, как именно они выбирают юриста. Оказалось, что клиентам важна быстрая реакция на почту и звонки – об этом упомянули 67% опрошенных. 64% прельщает бесплатная первая консультация, 47% хотят фиксированную стоимость работы по проекту. 28% опрошенных хотели бы иметь возможность расплатиться с юристом кредиткой, 27% хотят общаться с юристом через текстовые сообщения, а то, как выглядит сайт компании, имеет значение лишь для 19% респондентов.

62% опрошенных рассказали, что в поисках юриста в первую очередь обратятся за советом к другу или члену семьи. Вдвое меньше воспользуются поисковой системой. Чуть меньше воспользуются рекомендацией другого юриста. Позвонить по рекламному объявлению готовы только 6% опрошенных.

Определенные особенности есть у молодых клиентов. Так, 19% из них хотят общаться с юристом по электронной почте или в мессенджерах, 30% хотят иметь общий доступ к юридическим документам через облачный сервис, 18% готовы платить за услуги онлайн, а 24% хотели бы использовать кредитку.

Чем занят адвокат

За прошлый год в России привлекли к дисциплинарной ответственности около 60% адвокатов из тех людей, в отношении которых возбуждались дела. 367 адвокатам оборвали статус. Основной ошибкой, из-за которой защитники получали наказание было неисполнение или ненадлежащее исполнение решений органов адвокатской палаты. Помимо этого, оплошностью некоторых адвокатов было представление недостоверных сведений в квалификационную комиссию.

Как выяснил юрист компании «Гражданкин и партнёры», в большинстве случаев адвокаты лишаются статуса после предварительных или же неоднократных незначительных нарушений. В последние несколько лет происходит всё меньше случаев, когда к защитникам применяют самую крайнюю меру воздействия. Но если это случилось, то лучший способ решить подобную проблемы — примирение сторон. Таким образом есть возможность избежать строжайших мер и сохранить собственный статус.

Представители региональных адвокатских палат заявляют, что лишать коллег статуса имеет смысл лишь в редких ситуациях. В основном, стараются дать второй шанс и сохранить статус коллеги, пусть и оступившегося. Спасти статус возможно даже при самых тяжелых обстоятельствах. Поступившая на адвоката жалоба сначала отправляет самому защитнику для принятия мер к разумному решению данной ситуации. Но, тем не менее, в 21 веке тяжело что-либо скрыть, ведь любое обвинение подкрепляется видеоматериалами, которые тяжело опровергнуть.
В настоящее время из-за вносимых изменений в ФЗ «Об адвокатуре» и ужесточения норм, адвокаты, ежедневно отстаивая права других людей, практически не имеют защиты в отношении себя.

Адвокат может лишиться своего положение по любой причине. Стоит лишь прийти в судебное заседание в ненадлежащем виде или опубликовать некомпетентный пост в социальных сетях и адвокат будет в шаге от потери работы.
Чем занимается бывший адвокат? В настоящее время, существует множество сфер деятельности, где можно раскрыть потенциал, ведь для многих увольнение – это не приговор. Исходя из представленной статистики можно сделать вывод, что большинство уволенных адвокатов нашли своё место в жизни. Кто-то идёт в криминальную журналистику, кто-то развивает собственную юридическую фирму. Но, так или иначе, каждый находит что-то для себя.

Жизнь после статуса: чем заняты бывшие адвокаты

По статистике ФПА, за прошлый год в России привлекли к дисциплинарной ответственности 60,9% адвокатов от числа тех, в отношении которых возбуждались производства. За это время в дисциплинарном порядке статус прекратили 367 адвокатам (в 2016 году таких оказалось 433). Чаще всего защитники получали такое наказание за неисполнение или ненадлежащее исполнение решений органов адвокатской палаты (157 случаев), реже – за представление недостоверных сведений в квалификационную комиссию (шесть случаев).

В большинстве ситуаций адвокатам прекращают статус после предварительных, а нередко и неоднократных, более мягких наказаний, рассказывает исполнительный вице-президент ФПА Андрей Сучков. По его словам, в последние годы становится все меньше случаев, когда к защитникам применяют самую крайнюю меру воздействия: «Этому способствует стабильность дисциплинарной практики адвокатских палат и ее предсказуемость, а также снижение случаев нарушений со стороны адвокатов». Но если защитник все же стал участником подобного разбирательства, то лучший способ выйти из него – примирение сторон, советует Сучков: «На это указывает и Кодекс профэтики адвоката». В то же время демонстративные пренебрежительные высказывания в адрес органов адвокатского самоуправления и «заявления о намерении продолжать упречное поведение» явно не повысят шансы сохранить статус адвоката в ходе дисциплинарной процедуры, отмечает представитель ФПА.

Лишение статуса – это крайняя мера, когда иные варианты дисциплинарного воздействия не сработали. Бывают и случаи лишения статуса за однократное нарушение. Прежде всего, такую меру применяют за предательство интересов доверителя, поскольку Кодекс профэтики адвоката прямо указывает, что «злоупотребление доверием несовместимо со званием адвоката».

Исполнительный вице-президент ФПА Андрей Сучков

Представители региональных адвокатских палат тоже согласны с тезисом о том, что лишать коллег статуса надо только в исключительных ситуациях. Мы придерживаемся неписанного правила об оставлении статуса адвоката во всех случаях, когда это возможно, говорит глава АП Воронежской области Олег Баулин: «Сохранить в своих рядах коллегу, пусть и оступившегося, пожалуй, даже более важно, чем привлечь в ряды адвокатуры нового юриста». По этой причине случаи прекращения статуса в рамках дисциплинарных производств у нас достаточно редки, рассказывает он: «Не более четырех-пяти раз в год». Основная часть из них приходится на ситуации, которые связаны с неуплатой обязательных отчислений, делится Баулин.

Президент Палаты адвокатов Самарской области Татьяна Бутовченко добавляет, что спасти статус можно даже при самых худших обстоятельствах: «Первая рекомендация – не доводить дело до квалификационной комиссии». Она объясняет, что поступившая на адвоката жалоба сразу отправляется самому защитнику для принятия мер к мирному разрешению ситуации. Бутовченко предупреждает, что в век технического прогресса адвокатов записывают на диктофоны и фотографируют: «Сейчас каждая третья жалоба снабжена такими материалами, все нарушения очевидны, скрыть практически ничего невозможно. Поэтому для адвоката лучше всего – примириться». И, во-вторых, не стоит отрицать очевидное, заключает она.

Из адвокатов в журналисты

Летом 2017 года адвокат Сергей Наумов пришел в судебное заседание по уголовному делу в солнцезащитных очках, футболке, джинсовой куртке-безрукавке, шортах, с повязанным на шее шарфом и бандане на голове. Из-за этого Президиум Верховного суда Мордовии вынес защитнику частное постановление, а региональная Адвокатская палата прекратила его статус (см. «Адвоката лишили статуса за то, что он пришел в суд в шортах и бандане»). В начале октября Наумов успешно обжаловал такое решение в суде, который признал незаконным прекращение адвокатского статуса Наумова и постановил восстановить его (подробнее – в материале «Адвокат в шортах и бандане вернет свой статус»). Однако в начале этого года АП Мордовии добилась отмены акта первой инстанции. Верховный суд Республики Мордовия фактически признал действия палаты законными и обоснованными.

Читайте так же:  Договор на выполнение работ электрика

Решение о прекращении статуса на мою деятельность не особо повлияло, признается Наумов. Еще до такого решения у меня просели обороты по уголовным делам, потому что я не вёл в этой сфере активную работу, говорит юрист: «Так что не сильно пострадал». Он рассказывает, что уже после прекращения статуса ему пришлось «выбивать» долг за работу адвокатом по назначению: «Задолженность оказалась порядка 3500 руб. Судебный департамент за дело в мае 2017 года перечислил мне оплату только в феврале 2018-го». В настоящий момент меня спасают некоторые гражданские споры и частично моя известность от истории с банданой, поясняет Наумов. По его словам, он предполагал вариант с лишением статуса и начал морально готовиться к этому заранее: «Мой дед говорил, что юрист и журналист всегда работу найдут». Намуов сообщил, что сейчас занимается оформлением свидетельства в Роскомнадзоре на информационный правовой портал pravo13.ru: «Я даже думал связаться с вашим изданием, чтобы делать что-то в похожем формате». А еще экс-адвокат начал писать диссертацию по теме информационных технологий: «Уже набросал проект ВАКовской статьи».

Больше внимания развитию юрфирмы

К новым реалиям пришлось приспосабливаться и Виталию Буркину. 26 октября 2017 года АП Башкортостана лишила его статуса из-за критики российской судебной системы в социальных сетях. В палате указали, что публикации защитника носят «ярко выраженный негативный характер в отношении судебной системы и претензии в адрес судов». Экс-адвокат пытается вернуть себе статус в судебном порядке, но пока безуспешно. Первая инстанция отказала ему, сославшись на то, что употребленные Буркиным выражения носят негативный характер, являются публичным выражением неуважения к судебным органам и не соответствуют по форме и содержанию манере делового общения, предписанной Кодексом профэтики. Апелляция оставила акты нижестоящего суда без изменений. Эти выводы юрист оспорил в кассацию. В июле 2018 года Верховный суд республики Башкортостан оставил акты нижестоящих инстанций без изменений (дело № 4Г-4059/2018).

В любом случае лишение статуса изменило мою жизнь в лучшую сторону, утверждает Буркин: «О моей практике узнала вся страна». Хотя, я не могу защищать по уголовным делам в суде и на следствии, никто не может мне запретить анализировать дела, составлять документы, готовить людей к защите, в том числе дистанционно, поясняет юрист: «А это является основным в защите по уголовным процессам». Во всем стараюсь найти плюсы, говорит Буркин: «Так вот в лишении статуса он тоже есть – на адвоката можно «воздействовать» через руководство палаты, а на меня «надавить» некому». Хотя, восстановление статуса для меня – это принципиальный вопрос, констатирует юрист.

Теперь я могу больше участвовать в жизни своей юрфирмы «Буркин, Хазиев и Партнеры», в которой я являюсь учредителем на 50%. Единственная проблема лишь в том, что многие доверители желают моего личного участия в суде.

Виталий Буркин, партнер ЮФ «Буркин, Хазиев и Партнеры»

Колония и политика

В январе 2012 года Тверской районный суд Москвы признал адвоката Владимира Орешникова виновным в мошенничестве и приговорил его к двум годам колонии. В ходе слушаний выяснилось, что диплом подсудимого о юробразовании является поддельным. Таким образом, оказалось, что защитник 12 лет вел незаконную адвокатскую деятельность. Орешникова лишили статуса адвоката Адвокатской палаты (АП) Московской области. Но уже в 2013 году юрист вышел на свободу, сменил фамилию на Резник, получил новый документ о высшем юробразовании и стал адвокатом в Тюменской областной АП. Однако осенью 2015 года совет Адвокатской палаты Тюменской области снова лишил Резника статуса. Это юриста не остановило – в 2016 году он стал адвокатом уже от Чеченской Республики. Правда, на свободе Орешников-Резник пробыл недолго – весной этого года Нагатинский райсуд Москвы приговорил юриста к семи годам лишения свободы за мошенничество.

Порой лишение статуса предваряет обвинительный приговор адвокату. Такая ситуация произошла с защитником из Иваново Сергеем Колотухиным. В сентябре 2017 года его задержали оперативники ФСБ. По версии следствия, адвокат обманул своего подзащитного, попросив у того 1 млн руб. на взятки сотрудникам ивановской полиции. Колотухин получил два транша от доверителя, а при передаче третьего был задержан. Уже через четыре дня после этого адвоката лишили статуса. Дело против юриста расследовалось около полугода. В итоге Колотухина приговорили к трем годам и шести месяцам лишения свободы в колонии общего режима.

Кто-то из бывших адвокатов активно уходит в политическую деятельность. Алексея Суханова в декабре 2017 года лишили статуса за то, что он напал на приставов в здании Тверского райсуда. Вина защитника подтверждалась административным штрафом по ст. 17.8 КоАП («Воспрепятствование законной деятельности должностного лица органа, уполномоченного на осуществление функций по принудительному исполнению исполнительных документов и обеспечению установленного порядка деятельности судов»), который ему назначил мировой судья судебного участка № 423 Тверского района Москвы. Хотя сам адвокат уверял, что он приставов не трогал, зато те сами избили защитника. Однако совет АП Иркутской области, в которой числился Суханов, не поверил коллеге. Сейчас юрист пытается вернуть себе статус в судебном порядке (дело № 2-1028/2018

М-21/2018), а параллельно ведет активную политическую деятельность. В частности, выходит на пикеты в защиту осужденного полковника Владимира Квачкова и участников инициативной группы граждан «ЗОВ». По версии следствия, под видом этого объединения функционировала экстремистская организация журналиста Юрия Мухина «Армия воли народа», запрещенная в 2010 году. Кроме того, Суханов публично выступает на митингах националистических движений. «Работы в Иркутске нет, стою в центре занятости», – сообщил сам юрист.

Последствия скандалов

Адвокаты теряют статус и из-за оскорблений своих коллег. В конце апреля текущего года такое наказание получил защитник Марк Фейгин. Поводом для этого стала жалоба Сталины Гуревич, адвоката украинского блогера Анатолия Шария. По ее словам, Адвокатская палата Москвы лишила Фейгина статуса «за то, что тот не следил за своим языком и позволял себе в публичном пространстве выражения, которые недопустимы с точки зрения Кодекса профессиональной этики адвоката». Тот мог лишиться статуса еще раньше, летом 2017 года, из-за конфликта с адвокатом Ильей Новиковым. Но тогда АП Москвы не стала наказывать юриста.

В другом случае этого года защитники Людмила Айвар и Игорь Трунов попросили Адвокатскую палату Москвы наказать Александра Добровинского, коллегу, за то, что он неэтично высказывался в их адрес в социальных сетях и интервью. Квалификационная комиссия столичной АП в конце мая установила, что адвокат действительно нарушил Кодекс профессиональной этики. Но совет Адвокатской палаты Москвы отказался лишить Добровинского статуса адвоката, ограничившись замечанием.

Проблемы для доверителей

Потеряла, но смогла вернуть статус Наталья Рочева – учредитель и первый президент Адвокатской палаты в Ненецком автономном округе. Действующий руководитель окружной АП Светлана Полугрудова возбудила в отношении Рочевой дисциплинарное производство, потому что та в начале августа 2017 года не явилась в суд в качестве адвоката по назначению. Но дело в том, что Рочева не получала это уведомление и поручение от палаты. В сентябре и ноябре она находилась сначала в отпуске, а потом в командировке. То есть юрист постфактум узнала, что ее признали нарушителем Кодекса профэтики и лишили статуса. Представитель Рочевой, адвокат Международной правозащитной группы «Агора» Рамиль Ахметгалиев, отмечает, что в АП Ненецкого АО в течение нескольких лет складывается «сложная ситуация». С августа по ноябрь 2017 года совет Адвокатской палаты округа фактически перестал действовать, все функции от имени этого коллегиального органа выполняла президент палаты Светлана Полугрудова. Своим единоличным решением она лишила Рочеву статуса, поясняет Ахметгалиев. Его доверитель обжаловала решение АП в судебном порядке. В рамках этого дела суд привлек в качестве третьего лица Федеральную палату адвокатов (ФПА), которая встала на сторону Полугрудовой. По мнению ФПА, Рочеву лишили статуса правомерно, а совет Адвокатской палаты уполномочен действовать в одном лице. Однако в марте этого года Нарьян-Марский городской суд НАО признал лишение юриста адвокатского статуса незаконным. 5 июня апелляция оставила акт первой инстанции без изменений. Таким образом, Рочевой вернули статус.

Она рассказывает, что приложила все силы и подняла палату с нуля: «А в ответ получила такую «благодарность», и именно от тех лиц, у которых сама принимала экзамены на получение адвокатского статуса, добивалась их награждения от ФПА». Она отмечает, что от этой истории пострадала ее деловая репутация. Юрист вспоминает, как сразу же от нее отвернулось все адвокатское руководство даже на федеральном уровне: «Помощь мне предложила только Международная правозащитная группа «Агора» и мои друзья – адвокаты. Им искренняя благодарность».

Отдельное спасибо адвокату «Агоры» Рамилю Ахметгалиеву. Большую моральную поддержку дало освещение моей ситуации в интернет-группе «Приват-адвокат», которую администрирует адвокат Ирина Краснова из Москвы. В этом сообществе состоят защитники практически со всех регионов России и даже дальнего зарубежья. Все они поддерживали меня и давали советы, без их поддержки мне было бы тяжко.

Наталья Рочева, экс-адвокат

Рочева добавляет, что прекращение статуса стало неожиданной проблемой для ее доверителей: «Я в основном специализируюсь на уголовном судопроизводстве, и мне пришлось расторгать соглашения». Из-за этого сейчас клиентов у меня нет, говорит она: «Хотя желание обратиться ко мне есть у многих». Юрист отмечает: если бы она избрала для себя адвокатскую деятельность в гражданском судопроизводстве, то потеря статуса не особо повлияла бы на ее финансовое положение: «Я бы продолжала оказывать юрпомощь своим доверителям, перезаключив соглашение на договор возмездного оказания услуг». Поэтому я понимаю тех коллег, которые занимаются только гражданскими делами без адвокатского статуса: «Они имеют больше свободы выбора в работе с клиентом, чем адвокат». Так что в настоящее время из-за вносимых изменений в ФЗ «Об адвокатуре», ужесточения норм КПЭА адвокаты, отстаивая интересы других, фактически не имеют защиты в отношении себя, резюмирует Рочева.

Адвокат – оплата за результат

Только спустя 10 лет работы адвокатом я начал вести дела, за которые оплата полностью или в большей части (до 90 %) происходит после достижения запланированного результата или частично запланированного результата.

Такие дела не все, поскольку есть споры, где результат предрешен: взыскание долгов по расписке, взыскание долгов по договору, расторжение брака, взыскание алиментов, некоторые спора о разделе совместного имущества супругов, частично наследственные споры и другие. По таким делам оплачивается только фиксированный гонорар адвоката, и он не увеличивается вне зависимости от количества судебных заседаний или другой работы в суде в рамках судебного спора.

Оплату за результат может предложить не любой адвокат, а только тот у которого есть понимание проблемы, есть постоянные клиенты, а фактически средства к существованию.

Читайте так же:  Приказ 802 от

Не секрет, что адвокаты, которые имеют офисы около районных судов часто загруженные делами, поэтому такой системы оплаты у них нет. В таких случаях может страдать сервис для клиента. И можно услышать жалобы на адвоката: адвокат не позвонил, адвокат не доступен, адвокат не подготовил ходатайство, адвокат постоянно занят, адвокат говорит потом, адвокат опоздал, адвокат не пришел на заседание.

Дорогой адвокат же, в том числе, который следит за своей репутацией, никогда этого себе не позволит, поэтому услуги адвоката, в том числе за результат могут в разы быть выше, чем при оплате по распространенной схеме.

Я предлагаю такую систему оплаты в Москве и Краснодаре. Обратитесь за консультацией адвоката по этому вопросу.

Чем занимается юрист?

Юрист – человеколюбивая и нужная профессия. Именно юристы занимаются защитой нарушенных прав, наказанием виновных и восстановлением справедливости. И это далеко не все аспекты их работы.

Бытует мнение, что юристы – люди беспринципные и жадные до денег, что они готовы защищать любого, кто платит, брезгуя нравственными установками. Это не совсем так. Внутренние моральные нормы зависят не от профессии, а от воспитания и убеждений человека. И наша юридическая консультация готова это доказать.

Профессия юриста требует работы с людьми, но этим не исчерпывается. Львиную долю времени юристы тратят на подготовку правовых документов, изучение законодательства и правовой литературы. Это справедливо для любой сферы деятельности, где занят юрист. В этой связи нужно понимать, что человек, которому не нравится читать, или который не владеет навыками грамотной письменной речи, не должен идти учиться на юриста. Без этого обойтись не получится. Разве что очень опытные специалисты могут избавить себя от бумажной рутины, перепоручив ее более молодым помощникам.

Работа юриста в частной компании обычно достаточно размеренна. В основном вам придется заниматься составлением и экспертизой документов (договоров, писем, доверенностей), консультировать коллег по вопросам законности и участием в переговорах с партнерами. Реже возникает необходимость в составлении претензий и исковых заявлений как помощь юриста, и в представлении интересов компании в суде.

Работа в суде – это отдельная сфера деятельности юриста. Такая работа ощутимо лучше оплачивается, но требует гораздо больше усилий и уровень ответственности выше, чем у офисного юриста. Здесь каждый сам делает свой выбор.

В суде юрист может представлять интересы как компаний, так и обычных граждан, которые не имеют соответствующих знаний, чтобы делать это самостоятельно. А поводов для обращения в суд всегда хватает в избытке.

Адвокат – это тоже человек с юридическим образованием, только прошедший через ещё один квалификационный экзамен и имеющий более широкие полномочия, чем обычный гражданин. Этот особый статус позволяет адвокату быстрее и проще получать доступ к необходимой информации, а значит, лучше представлять интересы клиента в суде.

В сущности, для выступления в суде не нужна адвокатская лицензия, исключая только уголовное судопроизводство. В уголовных делах представителем стороны может быть только адвокат. Это объясняется более сложной спецификой уголовного процесса, в сравнении с гражданским.

Нотариус – ещё одна разновидность юриста. Чтобы стать нотариусом, необходимо также сдать специальный экзамен и соответствовать законодательным квалификационным требованиям. Работа нотариуса заключается в заверении различных сделок и документов. Работа почти целиком связана с документами и требует повышенной внимательности.

В целом же, хотя ежегодно наши ВУЗы и выпускают изрядное количество юристов, хорошие специалисты всегда в цене, и, четко зная своё дело, можно не бояться, что останешься без работы.

На что живут адвокаты

11 мая 2017 в 12:09

The Village продолжает выяснять, как планируют личный бюджет люди разных профессий. В новом выпуске — адвокат. Адвокат может брать оплату по часам, по месяцам или сразу обозначить клиенту фиксированную сумму, которую нужно заплатить за ведение дела. В арбитражном суде существует и «гонорар успеха», который платится в случае выигранного дела. Адвокат московского бюро рассказала о том, как складывается ее зарплата и на что она тратит деньги.

Профессия

Адвокат по уголовным делам

Зарплата

120 000 рублей (в среднем)

10 000 рублей

5 000 рублей

2 000 рублей

2 000 рублей

8 000 рублей

20 000 рублей

5 000 рублей

68 000 рублей

Накопления, в том числе на путешествия

Как стать адвокатом

Я всегда любила закрученные детективные истории в книгах и фильмах. Видимо, это и вылилось в мою детскую мечту — работать адвокатом и самой участвовать в таких историях. Еще мне нравилась перспектива стать детективом. Но когда я окончила школу, начались колебания из стороны в сторону. Я не знала, куда поступать: на экономический или юридический факультет. Но так как у меня всегда было хорошо с математикой, выбрала все же экономику. Окончила вуз с красным дипломом, поработала в нескольких местах, потом случайно попала на госслужбу. Это было абсолютно не мое: работа скучная, однообразная. При этом интерес к детективам никуда не исчез. Я захотела получить другую специальность, выбрала один из самых известных юридических вузов в Москве и пошла туда на второе высшее.

Вечерку я бы не потянула физически, потому выбрала группу выходного дня. У нас очень мало лекций. Некоторые преподаватели приходили и прямо говорили: «Я уже много лет читаю этот предмет, мне неинтересно». Мне больше нравились преподаватели-практики, которые рассказывали, как все обстоит на самом деле. В тех людях, которые были со мной в группе, я тоже немного разочаровалась. Я думала, что на второе высшее поступают осознанно, но большинство пришли за корочкой для повышения на работе. При этом это были люди, которые уже ходили по судам и иногда сами пытались учить преподавателей.

Гражданское и налоговое право всегда казались и кажутся мне безумно скучными. Где-то на втором курсе юридического вуза я поняла, что хочу специализироваться на уголовном праве, и начала подыскивать работу. Отправляла резюме в разные адвокатские образования на позицию помощника, даже звонила по объявлению в Следственный комитет. Как это часто бывает, мне либо не отвечали, либо отказывали из-за отсутствия опыта. Забавно, что сейчас я знакома со многими из тех людей, которые когда-то не хотели брать меня на работу.

Все это время я оставалась на госслужбе и страдала от бессмысленности работы ради работы. Желание стать адвокатом при этом никуда не ушло. Я заканчивала учиться и приближалась к экзаменам. До этого в моем дипломе были только пятерки, но один госэкзамен из-за волнения я сдала на четыре и лишилась возможности получить красный диплом. Тогда я рыдала в полном смысле слова, а потом набралась смелости, позвонила в компанию, где сейчас работаю, и спросила, нет ли у них вакансий. Так меня позвали на собеседование и взяли стажером адвоката. Говорят, мы что-то теряем, всегда получая что-то взамен.

Чтобы сдать экзамен на статус адвоката, после получения юридического образования нужно еще два года проработать по специальности. За экзамен нужно заплатить целевой взнос, примерно 6–7 тысяч рублей. Первая часть экзамена — компьютерный тест на знание закона об адвокатской деятельности и профессиональной этики. Это несложно — при условии, что ты уже работаешь и знаешь многие аспекты на практике. Если сдаешь первую часть экзамена, через какое-то время тебя ждет вторая — 500 вопросов по конституционному, гражданскому и уголовному праву. Тянешь билет, в нем четыре вопроса. Экзаменаторы — это адвокаты, представители от органов исполнительной и законодательной власти и судьи, всего 13 человек.

Как и на всех экзаменах в институте, я пошла отвечать первая, и никаких проблем не было. Если говоришь быстро и уверенно, валить тебя никто не будет. Вместе со мной на экзамен пришли 10–15 человек, и половина сдала. Конечно, намного легче тем, кто недавно окончил вуз: материал еще не забыт, как не забыто и предэкзаменационное стрессовое состояние. После успешной сдачи нужно принести присягу адвоката, и можно начинать работать.

Особенности работы

Сейчас мне 30 лет, и я уже четыре года работаю в авторитетном адвокатском бюро. В классических адвокатских образованиях есть практика — молодые адвокаты начинают работу под началом наставника. Мне повезло: у меня прекрасный адвокат-патрон. Он учит меня всему, что знает сам, объясняет многие профессиональные и этические моменты.

Очень многие считают, что адвокат должен защищать убийц, маньяков, насильников. На самом деле нет. Адвокат имеет право выбора — защищать в уголовном процессе по назначению следствия или суда любое лицо или написать заявление о том, что он отказывается вести такие дела. За отказ нужно платить ежемесячные отчисления — эти деньги идут на оплату адвокатов по назначению.

Я занимаюсь преступлениями в сфере экономики. Иногда они напоминают математические задачи или ребусы. Если следователь ищет проколы обвиняемого и пытается убедить суд в виновности человека, то я, изучая дела, ищу, какие ошибки были допущены во время следствия, где допущена неправильная трактовка, где приведены слабые доказательства. Как правило, обвиняемые по экономическим статьям — это образованные и весьма неглупые люди. Иногда они сами помогают мне разбираться в тонкостях дела и выстроить линию защиты.

Следователи, которые расследуют дела в сфере экономики, обычно тоже хорошо образованны. У них есть знания в области бухучета, банковского дела, налогового права. Мои коллеги, которые занимаются гражданскими делами, часто удивляются, как я вообще могу иметь дело со следователями. Известно, что они любят пугать обвиняемых и адвокатов, позволяют себе грубить. Пару раз я с подобным сталкивалась, но во всех конфликтных ситуациях стараюсь вести себя подчеркнуто вежливо. Ты можешь поругаться со следователем, написать на него миллион жалоб и уйти домой с чувством выполненного долга, но твой клиент после этого отправится в СИЗО. С молодым адвокатом, а тем более с девушкой, следователи пытаются вести особую психологическую игру, но у меня уже выработался иммунитет. Часто справиться с давлением следствия помогает патрон.

Судя по новостям, в том числе и на специализированных юридических порталах, адвокатов и следователей часто ловят при попытке решить что-то в обход закона. Лично у меня даже мысли не возникает так действовать. Скорее напрягают ситуации, когда могут обратиться через знакомых или просто по телефону, когда люди ищут не адвоката-профессионала, а «решалу». Таким клиентам не нужно, чтобы ты боролся в рамках закона, а нужно, чтобы ты знал прокурора или следователя, «имел выходы». Я сразу предупреждаю потенциальных клиентов, что ничем подобным не занимаюсь. Есть те, кто начинает оправдываться — мол, вы меня не так поняли, — но продолжает задавать вопросы в том же русле. Есть те, кто выдает: «С нас же самих деньги вымогают!» При этом я прекрасно их понимаю: даже самое гениальное ходатайство адвоката может получить отказ по формальному признаку. К сожалению, сама система следствия и суда и общее мнение людей о правоохранительных органах заставляют клиента искать не хорошего адвоката, а выходы на нужных людей.

Читайте так же:  Орган опеки и попечительства г москвы сайт

В суде я тоже выступаю. Первое время, конечно, волновалась. Но чем чаще это делаешь, тем увереннее себя чувствуешь. Есть адвокаты, которые не строят свою речь на скрупулезном разборе дела, они могут взять именно ораторским мастерством. Мне посчастливилось слышать таких людей, и это высший пилотаж.

Когда работаешь адвокатом, то не только разбираешь хитроумные схемы, изучаешь уголовные дела и выступаешь в суде, но и очень много времени тратишь на то, чтобы куда-то поехать, забрать документы, отстоять очередь в канцелярию, дожидаться заседаний суда. Суд практически никогда не начинается вовремя: хорошо, если начнут через 15 минут, а то иногда задержки составляют два-три часа. Я к ожиданию отношусь нормально, иногда даже в нем есть польза. Например, в очереди в канцелярию могут дать полезный совет, в коридоре суда можно тоже встретить коллег, выпить кофе и поговорить.

Как адвокат-криминалист я посещаю клиентов в СИЗО. Главная проблема со следственными изоляторами — это попасть туда, причем сталкиваются с ней как адвокаты, так и следователи. Чтобы зайти в изолятор, нужно приехать в пять утра и занять очередь. Хотя где-то ее занимают еще с вечера. Все СИЗО расположены в промзонах, так что занять очередь и пойти в кафе неподалеку не получится. Недавно в «Матросской тишине» сделали замечательную вещь — запустили электронную очередь. Теперь, чтобы попасть в изолятор на следующий день утром, в 21:00 нужно отловить заветное место. Делается это так: на сайте появляются квадратики, на один из которых нужно очень быстро нажать. Мест всего 15, а желающих намного больше. Иногда сайт зависает, иногда заветный квадратик уходит кому-то другому, но все равно это намного лучше, чем стоять в очереди на улице. Не знаю, почему такую систему не введут в других СИЗО.

На этом очереди не заканчиваются. В СИЗО есть очереди на вход и на выход. Еще можно приехать и пару часов ждать, когда приведут обвиняемого. Иногда, чтобы 20 минут поговорить с клиентом, приходится тратить целый день. Можно и не встретиться с клиентом, если очередь большая или заняты все кабинеты для свиданий. Как и везде, в СИЗО лучше приходится богатым, чем бедным. Обеспеченных людей часто снабжают многими необходимыми вещами, «греют с воли».

Следствие часто предлагает кому-то одному или даже всем подозреваемым по экономическим статьям сделку и признание. За это обещают домашний арест, подписку о невыезде или залог. Обычно после сделки лица со следствием его выпускают из СИЗО. Если кто-то попал в следственный изолятор, это еще не значит, что дальше его ждет только тюрьма. Человек может быть осужден условно, если возместил ущерб. Условный срок могут дать в первой инстанции, но иногда прокуратура обжалует, и получается реальный срок. Но, подчеркиваю, это относится к делам по экономическим статьям. Многие, кто долго находится в следственных изоляторах, хотят быстрее получить приговор и отправиться в колонию. Условия там могут быть даже проще.

Выигранным делом в суде считается не только чистое оправдание. Это еще и переквалификация на более мягкую статью, освобождение от отбывания наказания, выплата штрафа или условное наказание вместо реального срока. И этого удается добиться довольно часто. Когда я представляла интересы потерпевших, мне также удавалось обжаловать приговоры и добиться больших сроков для обвиняемых.

Адвокат заключает с клиентом договор оказания юридической помощи, где обязательно указывается стоимость услуг. Сумму нужно обсуждать до заключения договора. Если клиенту нужна помощь адвоката только во время одного следственного действия, можно договориться об оплате по часам. Помимо этого, бывает оплата за месяц или за весь процесс. В уголовном праве кодекс профессиональной этики запрещает адвокату получать «гонорар успеха» в случае выигранного дела. Но это допускается в гражданском или арбитражном процессе, тогда вознаграждение зависит от цены иска.

Деньги, которые клиент платит по договору, поступают на счет моего адвокатского образования. Из моих гонораров каждый месяц вычитается примерно 1 600 рублей — это фиксированная сумма, которую адвокат платит за то, чтобы не участвовать в делах по назначению. Бухгалтерия платит за меня ежемесячный налог на доходы физических лиц и, кроме того, рассчитывает отчисления на обязательное медицинское страхование и в пенсионный фонд. Еще из гонорара берутся мои отчисления на текущую деятельность бюро. Это аренда офиса, расходные материалы, зарплата сотрудников — бухгалтеров, секретарей, офис-менеджера. Часто отчисления на текущую деятельность снижают для начинающих адвокатов или коллег, недавно вернувшихся из декретного отпуска.

Оставшиеся после всех этих выплат и отчислений деньги я получаю в качестве зарплаты, выходит примерно 120 тысяч рублей в месяц. Это при условии, что у меня сейчас не максимальная загрузка.

Иногда я бесплатно помогаю знакомым в каких-то делах. Есть такая профессиональная шутка: если звонит старый знакомый, который много лет не выходил на связь, сразу спрашивай, какой кодекс брать с собой.

Большую часть зарплаты я кладу на счет в банке. Предпочитаю большие обстоятельные траты, именно для них нужен этот счет. Я живу с родителями, поэтому освобождена от многих расходов — оплаты съемной квартиры, ежедневной покупки продуктов. Зато могу позволить себе что-то значительное, например поездку в Австралию.

Не могу сказать, что коплю на что-то конкретное. Иногда меня спрашивают, почему у меня еще нет автомобиля. Если честно, передвигаться на метро мне удобнее. Иногда мне нужно оказаться в пяти разных местах в противоположных концах Москвы за день. На машине такое было бы нереально из-за вечных пробок и проблем с парковкой. Я покупаю единый проездной на 90 дней за 5 тысяч рублей. На такси иногда езжу по утрам в СИЗО, но в хорошую погоду стараюсь больше передвигаться пешком. На транспорт в месяц трачу не больше 2 тысяч рублей.

Примерно 10 тысяч рублей уходит на еду вне дома. Это кафе, рестораны, обеды в течение рабочего дня. Сюда же входят 3,5 тысячи рублей, которые мы сдаем на чай, кофе и печенье в офисе. Продукты домой я покупаю не так часто, в месяц уходит порядка 5–10 тысяч рублей.

Я покупаю годовой абонемент в фитнес-клуб — получается, что каждый месяц на фитнес я трачу 2 тысячи рублей. Еще 8 тысяч уходит на массаж, посещения косметолога и косметику.

На одежду и обувь в месяц могу потратить 20–30 тысяч рублей, а могу не потратить ничего. Опять же, работа накладывает свой отпечаток. Я много передвигаюсь пешком — так уже не побегаешь на шпильках. Как бы я ни любила красивые вещи, моя рабочая униформа — джинсы, поло, свитер, а в дни судебных заседаний — брюки, рубашка и пиджак. Обычно ношу кеды, балетки или ботинки на низком каблуке. Опыт обучения в аспирантуре навсегда отучил меня от понтов. Доктора наук и профессора одеваются очень просто, у них совсем другая система координат. Для меня они на несколько ступенек выше тех, кто много зарабатывает и кичится этим с помощью дорогих вещей.

Я предпочитаю проверенные бренды — Ralph Lauren, Tod’s, Burberry, Max Mara, обувь Gucci. Лучше куплю несколько хороших вещей, чем много дешевых и некачественных. При этом в Москве уже давно ничего не беру, почти все заказываю в онлайн-магазинах. Даже с учетом платной доставки и курса рубля часто выходит выгоднее, чем покупать здесь. Еще покупаю одежду во время путешествий.

На развлечения в месяц трачу около 5 тысяч рублей. Сюда входят билеты в театры, на выставки, покупка книг. Я люблю оперу и балет, но билеты в Большой по 15 тысяч рублей — это слишком дорого. Могу позволить себе такой билет, но считаю это необоснованной переплатой. Не могу сказать, что посещаю все выставки, могу пойти только на что-то значимое. Мне интереснее сходить в любимый Пушкинский музей на импрессионистов или в музеи Кремля. Там не бывает таких очередей, как на разрекламированных выставках. Книги беру недорогие, в формате «покетбук». Их легче носить с собой. Все так же люблю качественные детективы.

Деньги, отложенные на счету, я трачу на поездки — лучшее антистрессовое средство при моей работе. Путешествую я три-четыре раза в год. Из последнего была в США, Юго-Восточной Азии, на Кубе и в Италии. Моя работа, безусловно, изматывает психологически. Можно не отдавать себе в этом отчет, но вокруг изо дня в день все равно будут решетки, охрана, собаки, наручники. Помню свой первый процесс — он был невероятно долгим и сложным. Под конец мне даже снилось, что я сама попала за решетку. От такого отлично спасают поездки в красивые места. На это тратится довольно много денег. Я не могу по-студенчески ездить с рюкзаком и останавливаться в хостелах — все-таки мне нужен комфорт. При этом я не говорю, что готова жить только в пятизвездочных отелях с деликатесами на завтрак. Иногда и простая «трешка», где на ресепшене работает сам хозяин, уютнее люксового отеля.

Читайте так же:

  • Приказ 703 от 121114 Приказ Федеральной службы по тарифам от 30 октября 2012 г. N 703-э "Об утверждении Методических указаний по расчету сбытовых надбавок гарантирующих поставщиков и размера доходности продаж гарантирующих поставщиков" (утратил силу) Приказ Федеральной службы по тарифам от 30 октября 2012 г. […]
  • Федеральный закон статья 114 Федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ"О противодействии экстремистской деятельности" С изменениями и дополнениями от: 27 июля 2006 г., 10 мая, 24 июля 2007 […]
  • Повысилась ли пенсия с 1 апреля Кому повышают пенсию с 1 апреля 2018 Социальная пенсия увеличится с 1 апреля. В Постановлении Правительства от 20.03.2018 № 302 «Об утверждении коэффициента индексации с 1 апреля 2018 г. социальных пенсий», который пока не вступил в действие, прописан коэффициент — 1,029. Социальную […]
  • Пособие по рождению ребенка у военнослужащих по контракту Финансово-экономическая деятельность Пособие по беременности и родам. Категория граждан: женщины-военнослужащие, проходящие военную службу по контракту. Нормативные правовые акты: статьи 6 – 8 Федерального закона от 19 мая 1995 г. № 81-ФЗ «О государственных пособиях гражданам, […]
  • Приказ минтранса россии от 13082019 246 Приказ Минтранса РФ от 13 февраля 2013 г. N 36 "Об утверждении требований к тахографам, устанавливаемым на транспортные средства, категорий и видов транспортных средств, оснащаемых тахографами, правил использования, обслуживания и контроля работы тахографов, установленных на транспортные […]