Меню

Ликвидация уфимской губернии

Башкирия молодая: как новая республика чуть не приросла Оренбургом

Создание БАССР и ликвидация Уфимской губернии. Как это было? Часть 8

«Реальное время» продолжает публикацию книги «Ликвидация Уфимской губернии» Сергея Орлова — краеведа из столицы Башкортостана. В своем сочинении автор излагает, как создавалась Башкирская республика. Сегодня он рассказывает о попытке расширения границ молодого региона.

О Большой Башкирии можно было только ностальгировать

О том, что республике не выжить, стало ясно еще до голода. Но ее руководство сдаваться не собиралось.

Под боком уже существовал хороший пример. В августе 1920 года в Москве была образована Киргизская (ставшая позже Казахской) АССР, а через пару месяцев к ее степным кишлакам Кремль «присоединил» Оренбургскую губернию…

Приставленный к новообразованию советский работник комментировал: «Если Башреспублика из себя уже что-то представляет, то Кирреспублика была всего лишь эмбрионом. «Мамой» для которой стала Оренбургская губерния».

Национальным делегатам на проходящем в Москве X съезде партии (март 1921 года) было что рассказать, но озвучил их чаяния тогдашний куратор. Сталин: «Наконец, необходимо спасти от вымирания киргиз, башкир и некоторые горские племена. ».

Валидов еще в 1917-м нарисовал карту «Большой Башкирии», которая значительно превосходит современную Республику Башкортостан. Возможно, в XVI веке так и было. Но через 300 лет, в результате переселенческого движения, Башкирией стали называть земли, лежащие, главным образом, к востоку от тракта Уфа — Оренбург. Литература конца XIX — начала XX века может немало рассказать о населении, флоре и фауне «этой горной страны». Например, автор вышедшей в Москве книги «Угасающая Башкирия» обрисовал ее так: «Чудный уголок есть в далекой Оренбургской губернии; еще не так давно был он девственно нетронутым в свой дикой, первобытной красоте и принадлежал столь же первозданному народу — башкирам».

Карта «Большой Башкирии», составленная Валидовым. Фото gsrb.ru

Раскроем энциклопедический словарь Брокгауза–Ефрона (1890 год): «Башкиры или башкирцы — народ тюркского племени, живут преимущественно на западных склонах и предгорьях Урала и в окрестных равнинах».

Приведенные карты БАССР тому свидетельство. О Большой Башкирии можно было только ностальгировать, поскольку даже в пределах «Малой» противников национальной государственности было столько, что без административного нажима сверху ее образование выглядит проблематичным: как с границами ни мудрили, а коренного населения все равно оказалось менее 40%.

Из доклада Оренбургского губкома в ЦК партии: «Национальное обособление башкир — величайшая нелепость уже по одному тому, что в созданной Малой Башкирии башкиры составляют меньшинство населения».

Для проекта «присоединения» рисунка Валидова было маловато. Этим вопросом и занялась административная комиссия, созданная первоначально для решения спорных границ. В состав комиссии вошли лучшие мозги голодающей республики, а возглавил ее глава правительства.

Требовались аргументы. И ряд ответственных работников получили задание письменно изложить свои соображения. В архиве я наткнулся на мнение тов. Ашрапова, написанное на клочке грубой бумаги: «Нужно во что бы то не стало перебраться из Стерлитамака ввиду массовых неудобств: квартира — культура — связь в Стерлитамаке отсутствуют».

Вскоре работа начала давать плоды: некоторые селения Белебеевского уезда Уфимской губернии как-то дружно захотели присоединиться к Башкирии. Читая протокол общего собрания граждан, я обратил внимание на дату — 12 марта 1921 года. Внезапная активность жителей оставила в недоумении. Но, листая документы вышеуказанной комиссии, я наткнулся на командировочное удостоверение, выданное в Стерлитамаке 19 февраля, и вздохнул — все встало на свои места. Цитирую: «Предъявитель сего т. Имашев Фазгллахмет командируется в Белебейский уезд Илькуминской волости по весьма срочным делам для доставки материалов, касающихся Большой Башкирии».

Здание, в котором размещался президиум БашЦИК. Стерлитамак, 1920 год. Фото gsrb.ru

Ничего нового! Еще год назад по этим же местам разъезжали агитаторы, «обещая населению различные льготы в житейском быту, как-то: что в Башкурдистане будет свободная торговля, монополии хлеба и реквизиции скота не будет, как это практикуется в советской республике России». Это строчки из акта, составленного по данному случаю властями губернии.

В данном контексте любопытна история, происходившая одновременно с организацией сепаратного движения у соседей. Граждане северных волостей, выделенных из Екатеринбургской губернии и включенных в республику без всякого их согласия, захотели обратно. В Стерлитамак прибыл уполномоченный из столицы Урала и предложил решить этот вопрос путем референдума.

Опасаясь, что подобная штука может вызвать цепную реакцию, местные товарищи порешили так: «Признавая необходимым при определении границ исходить из интересов всего государства, а не отдельных населенных пунктов, считать вопрос о передаче части населенных пунктов Екатеринбургской губернии не своевременным и предлагать производство референдума излишним».

Вышеупомянутый протокол собрания граждан одной из волостей Белебеевского уезда стал зацепкой, и в Москву понеслась телеграмма: «Образование Большой Башкирии в корне изменит все административные и экономические условия Башреспублики, которая получит свыше МИЛЛИОНА башкир, в настоящее время оторванных от нее, крупный административный центр — Уфу, большую железнодорожную и водную базу, довольно цельную в промышленно-экономическом отношении территорию… Оставаясь в существующих границах с большой территориально-административной чересполосицей, Башреспублика обречена на долгий культурно-экономический застой…».

Именно так — «МИЛЛИОНА»! Как уже не раз говорилось, причудливые границы БАССР были скроены таким образом, чтобы включить в нее максимальное число аборигенов края. Но теперь, судя по телеграмме, выходило, будто все они остались снаружи.

Члены Башкирского правительства, 20 июня 1920 г. Фото wikipedia.org

За телеграммами шли письма: «БЦИК уверен, что при рассмотрении вопросов об автономных республиках, находящихся в РСФСР, Пленум будет исходить из интересов трудящихся масс малых народов и сделает все зависящее от него для улучшения их быта».

Осенью 1921 года вопрос о присоединении Уфимской губернии начал продвигаться по инстанциям РСФСР. А в прессе автономии, одолеваемой голодом, можно было прочесть: «В данное время Башреспублика страдает многими недостатками исключительно потому, что нецелесообразно была составлена ее территория… Приходилось все строить на голом месте, без рабочих рук, приглашая их извне, без аппарата, который приходилось налаживать с самого начала, не имея ничего. Отсюда вытекает, что оставаться дальше при таких условиях нельзя…».

Автор несколько сгустил краски. Вместе с выделенными волостями из состава Уфимской губернии в Башкортостан перешло все то, что на них находилось: административные здания, учреждения, имущество и даже госслужащие. Другое дело, что на землях, выбранных ревнителями национально-территориального обособления, всего этого оказалось мало.

На проходящей в Стерлитамаке в январе 1922 года Всебашкирской партконференции было сказано: «Несмотря на трехгодичный опыт работы партии и советской власти в Башкирии до сих пор не изжиты целый ряд ненормальностей, тормозящих постановку как планомерной партийной работы, как и культурной и советской. Причины этому чрезвычайное своеобразие условий Башкирии, заключающихся в различном состоянии основных национальностей, в экономическом и культурном неравенстве, слабости руководящего центра при разбросанности территории и незначительности пролетариата… Дальнейшее сохранение территории БССР в таком виде признать совершенно недопустимым, не дающим возможности поставить сколько-нибудь сносно экономическую, культурную и партийную работу».

Аппетиты растут

Из доклада комиссии помощи голодающим: «Причиной голода в Башкирии в нынешнем году является не только неурожай этого года, но имеются еще более глубокие причины — это прошлое: во-первых, отсталость нашей Башкирии в области сельскохозяйственной культуры в частности и в области культуры вообще…». По окончании партконференции московский гость отправил телеграмму на имя главы РСФСР: «Поддерживаю настоятельную просьбу Башцика об ускорении переноса Центра в Уфу и присоединении трех уездов… Перевод в Уфу имеет огромное значение для оздоровления хозяйственной, культурной, политической жизни. Дальнейшее промедление вредно».

К этому времени в Москве высадился десант из ответственных лиц, которые обивали пороги федеральных учреждений, продвигая проект «присоединения». 21 февраля «Известия БашЦИК» с оптимизмом писали: «Предсовнаркома БССР Халиков телеграфирует о том, что вопрос о передаче Башреспублике Уфы с Бирским, Уфимским и Белебеевским уездами имеет быть разрешен в ближайшие дни».

Историк: «Присоединение этих уездов обеспечивало бы Башкирию собственным хлебом, и «Башкирия, — как отмечала правительственная комиссия, — была бы гарантирована от вымирания населения…».

В том же феврале из Стерлитамака прозвучало воззвание к Петроградской и Смоленской губерниям, прикрепленным для оказания продовольственной помощи. Руководство Башкортостана отчаянно просило: «Товарищи, удвойте, утройте, удесятерите свою энергию. Торопитесь с реальной помощью. В середине марта начнут портиться дороги, настанет распутица, и на два месяца мы будем отрезаны от железной дороги. Даже почта перестанет ходить, и мы останемся закупоренными и беспомощными с глазу на глаз с голодной массой».

Жизненно важный вопрос для республики завис в Москве на три месяца (март, апрель и май). Не исключено, что причиной тому стал непомерный аппетит товарищей. Почувствовав внимание к себе, они кроме Уфимской губернии попросили еще и Оренбург с окрестностями.

Читайте так же:  Экспертиза подстанций

По окончании партконференции московский гость отправил телеграмму на имя главы РСФСР: «Поддерживаю настоятельную просьбу Башцика об ускорении переноса Центра в Уфу и присоединении трех уездов». Фото fotostarina.ru

В майском номере стерлитамакской газеты можно прочесть официозный каламбур: «Что касается присоединения Оренбурга к Башреспублики, то этот вопрос не получил пока одобрения со стороны Центра, хотя необходимость присоединения Оренбурга к БССР является совершенно необходимой…».

В конце мая в Кремле должно было решаться будущее Башкирии, и 23-го числа высшие ее чины собрались в Стерлитамаке для утверждения доклада, с которым предстояло ехать в Москву. Бумага, обосновывающая присоединение Уфимской губернии, ходила по инстанциям не раз, но теперь ее освежили, и Оренбург благоразумно вычеркнули.

Сергей Орлов — уфимский историк-краевед, журналист.

  • Родился в Уфе в 1968 году.
  • О себе: «В школе был склонен к гуманитарным предметам. После службы в армии собирался поступать на исторический факультет Башкирского государственного университета, но оказался на юридическом. После десяти лет службы в МВД РБ последовала безуспешная попытка найти себя в коммерции. От истории ушел — к истории вернулся».
  • Автор научных и краеведческих работ по истории Башкирского края, один из инициаторов установки памятника основателю Уфы воеводе Нагому.
  • В качестве эксперта принимает участие в программах регионального ТВ, посвященных Уфе и Башкирии.

Время авантюристов, провокаторов, террористов и человеконенавистников — их главари Ленин и Троцкий принесли в огромное горе, страдания и смерть сотням миллионов людей.

Видеопроект «Бизнес ген»

Бизнесмены новой волны — кто они, в чем формула их успеха и особенности их бизнес-гена

Фотопроект «Эпоха Шаймиева»

Эксклюзивные кадры визитов первых лиц страны, мировых и российских звезд, а также фотографии трудовых будней, рабочих встреч и выездных мероприятий первых лиц Татарстана.

Как Уфимская губерния стала Башкортостаном

Сегодня Уфимская губерния напоминает исчезнувшую Атлантиду: многие о ней слышали, но никто толком не знает, как и почему она исчезла. Этим вопросом можно ввести в ступор любого выпускника ВУЗа, ну а люди постарше вообще теряются.

Молодая Башкирская автономная советская социалистическая республика почти три года существовала бок о бок с Уфимской губернией. Но в 1922-м в Москве было принято решение об упразднении последней, путем присоединения к БАССР. Не удивлюсь, если читатель узнает об этом впервые, ведь как само событие, так и его причины у нас не очень — то вспоминают.

Тема, словно прокаженная, – за 80 лет ни одного исследования, ни одной диссертации… Никаких тебе праздников, ни каких речей. Наши ведущие историки, подходя к 1922-му году, начинают юлить и вести себя подозрительно: одни — умудряются проползти под этой датой, другие — едва коснувшись, перепрыгивают. Их послушать, так выходит, что губернию слили с республикой только по одной причине.

Хрестоматия «История и культура Башкортостана»: «14 июня 1922 г. Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет, учитывая пожелание башкирского народа, принял декрет «О расширении границ Автономной Башкирской Социалистической Республики». По этому декрету Уфимская губерния упразднялась, а ее территория передавалась Башкирской республике».

Такая лаконичность мой интерес не утолила, и, погрузившись в архивы, я нашел более весомые аргументы. История эта отличается от официально-хрестоматийной версии, как Хрущев от Маркса.

Так что же произошло?

. Вот взгляд на валидовское правительство белого командования. Начальник штаба Западной армии генерал Щепихин: «Случайно созданное, без должной подготовки, оно и во главе поставило выдвинутого минутой, случайного малодостойного человека – г-на Валидова. С узким кругозором, фанатичный, с достаточной энергией, политикан до мозга костей, Валидов насытил своей политикой все слои башкир. Политика не миновала и сплоченные ряды башкирских солдат. Преследуя личную цель, властолюбивый Валидов, цепляясь за власть, поссорил башкир с оренбургскими казаками и, не учтя момента, встал в резкую оппозицию с существующей властью» (7).

. Командующий Западной армией генерал Ханжин (родом из оренбургских казаков): «Башкирский народ по своему характеру и по своему развитию совершенно чужд политиканства; спокойные, может быть, не очень трудолюбивые, башкиры очень привязаны к своему дому, земле, ко всему укладу своей жизни. Этим можно объяснить их единодушное восстание против большевиков……башкирский народ перемешан территориально с русским и татарским населением, охотно подчиняется общегосударственной администрации; поэтому я считаю совершенно нежелательным и вредным формирование башкирских частей и, особенно кантональных дружин, на которые могут опираться авантюристы типа Валидова…» (8).

. 9 февраля. В этот воскресный день правительство Башкирии выпустило в Темясово свой первый номер газеты «Известия» под лозунгами: «Да здравствует Учредительное собрание! Да здравствует Автономная Башкирия»! Статья о взятии Оренбурга Красной армией начинается так: «Годовщина, как большевистские банды вошли через горы трупов победителями в город. И их полное кошмаров шести месячное царствование оставило тяжелое воспоминание у обывателя».

. Официальная газета Советского правительства «Известия ВЦИК» так осветила переход: «Смоленский стрелковый полк, продвигаясь по башкирской территории между горных скал и ущелий, по оврагам гор, ночуя между скал, встречая упорное и жестокое сопротивление врага, который из-за каждой горы и кустов обстреливал полк. Несмотря ни на какие препятствия, красноармейцы сметали предстоящего врага и обращали его в постыдное бегство. Башкирская группа белых 16 февраля не выдержала и целиком сдалась Смоленскому стрелковому полку со всеми солдатами, офицерами и командующим башкирскими войсками Валидовым и со всем оружием, как огнестрельным так и холодным, которого насчитывается до 8000 тысяч штук винтовок, 40 штук пулеметов до 1000 подвод, разного правительственного имущества и др.» (43).

. Из дневника добровольца 17-го Либавского полка, который ближе всех подошел к Петрограду и почти полностью погиб: «Не останавливаясь, быстро идем дальше. По канавкам вдали видны серые убегающие фигуры. Это башкиры. Они поджидали нас, думая, что мы пойдем по шоссе. Случайно мы на них наткнулись во фланге. Пулеметы были выставлены вдоль канав и открыт огонь. Дрались здорово. Из деревни несется какой-то дикий вой. Влетев туда, видим картину: человек триста башкир стоят в одной куче, подняв руки, и от страха воют, да таким голосом, что нам становится жутко. Попади мы в их лапы, воображаю, чтобы они с нами сделали. Видя, что мы возьмем все же деревню, они стреляли до последней крайности прямо в упор, а теперь, видя, что удирать уже поздно, сдаются. Некоторые из их пулеметчиков стреляли до тех пор, пока мы не подбегали к самому пулемету.

. Сводка БОГПУ за 14 мая 1922 года: «Голод усиливается. Государственная и общественная помощь бессильна и недостаточна. Голодающих свыше 92 %. В пищу употребляются трупы, деревья, навоз, кости» (15).

. Как тут не вспомнить постановление башкир одной из волостей в октябре 1918-го: «. территориальное строительство Башкирии в настоящее время, без всякой на то готовности, для самих нас, башкир, признать вредным и служащим только доходным источником для тех авантюристов, которые не имеют способности занять где либо должности помимо учреждений Башкурдистана» (18).

Это были выдержки из книги Сергея Орлова «Ликвидация Уфимской губернии. Как это было?». Книга о гражданской войне, страшном голоде и политических авантюристах продается в магазине «А-книга», ул. Гоголя, д. 36, ост. транспорта «Музей Нестерова».

Башкирия молодая: как голод скосил четверть населения новой республики

Создание БАССР и ликвидация Уфимской губернии. Как это было? Часть 7-я

«Реальное время» продолжает публикацию книги «Ликвидация Уфимской губернии» Сергея Орлова — краеведа из столицы Башкортостана. В своем сочинении автор излагает, как создавалась Башкирская республика. Сегодня он рассказывает о голоде, царившем на Южном Урале.

Засуха 1921 года была для многих регионов тяжким бедствием, а для Башкирии она стала катастрофой. Перелопатив труды республиканских историков, я заметил, что «голодом» никто из них не увлекся. И это при всем изобилии архивного материала…

Впрочем, дело не только в засухе. Исследователь Уфимской губернии пишет: «В местной статистической, краеведческой, этнографической литературе общепризнанной считалась бедность коренного населения». И уточняет: «Говоря об отсталости и бедности башкирского населения, подразумевались только южные (и горно-лесные) башкиры восточных уездов».

Они-то как раз и вошли в 1919-м в состав республики, добавлю я.

Историк: «Если в 1921 году в стране голодало 10% всего населения, то в Башкирии голод охватил 90% ее жителей. Здесь сказались опять-таки свои особенности: отсталое и примитивное, в сравнении с районами Центральной России, хозяйство башкир было совершенно беспомощным против разразившегося стихийного бедствия, и населению Башкирии угрожало в полном смысле слова вымирание».

В середине лета на имя Ленина и Сталина поступила телеграмма: «Продовольственное положение Башкирии катастрофическое. Кочевое башкирское население в ужасном положении, питаются размолотой древесиной, вареной старой кожей…»

Известный татарский общественный деятель Султан-Галиев писал: «Я был свидетелем, когда в Башкирии в начале июля, в г. Стерлитамак набежало до 12 000 голодных башкир. Большинство из них были дети. Приюты не вмещали их, и они буквально умирали у всех на виду».

Читайте так же:  Нотариус дедовск на ногина

Уфимская «Деревенская жизнь» перепечатала статью из центральной «Правды»: «Много земли, гор и лесов у башкира, но ничего нет у него для их обработки: он беден, гол и бос… И голод бьет его сейчас первым… Жуткую картину сейчас представляет Башкирия. Аулы оголены бесконечными пожарами. Люди живут в маленьких душных и сырых землянках. Свирепствовавшая все лето холера унесла десятки тысяч народу. Есть селения где от холеры умерло от 500 до 1000 человек за каких-нибудь 1 1/2 месяца».

В январе 1922 года один из руководителей БАССР (Адигамов) прогнозировал: «Я не берусь судить, каковы будут последствия голодной и холодной зимы, но думаю, что если не будет оказана Башкирии действительная помощь в скором времени, то большая часть населения положительно вымрет, вымрет главным образом более слабая часть, то есть туземцы».

Султан-Галиев писал: «Я был свидетелем, когда в Башкирии в начале июля, в г. Стерлитамак набежало до 12 000 голодных башкир. Большинство из них были дети. Приюты не вмещали их, и они буквально умирали у всех на виду». Фото chronograph.livejournal.com

Информсводка Башкирского ОГПУ за январь: «Голод необыкновенный… грозит превратить всю Башкирию в пустыню, усеянную костями людей…»

В этом же месяце от имени 5-й Всебашкирской партконференции Ленину была отправлена телеграмма: «Ужасы голода, царящего в Башреспублике, воодушевляют нас на героическую борьбу за спасение вымирающей нации в полной надежде, что красная Москва окажет нам материальную и моральную поддержку».

Ужасные картины

В феврале было принято решение организовать специальную выставку в Москве, наглядно информируя таким образом о ситуации в республике. Организатор будущего мероприятия делился планами: «Подотдел голода» на Московской выставке надо организовать так, чтобы он больно ударил, если не по сердцу и чувствам, то по нравам москвичей, так, чтобы центр РСФСР пришел на помощь вымирающему от голода краю. Комиссия, не забывая, конечно, что она должна дать картину жизни Башкирии, но считает своей главной задачей показать Москве, «как умирает Башкирия».

Секретная информсводка БашОГПУ за февраль: «…Учащаются случаи людоедства в Юрматынском, Бурзян-Тангауровском кантонах, убийства детей, с коими население беспощадно расправляется, употребляются собаки, кошки, падаль…»

Бурзян-Тангауровский кантон (ныне районы: Бурзянский, Баймакский и часть Зилаирского) считался самым голодающим в республике. Горные районы страдали больше всех. Только в одной Узянской волости вымрет 52% башкир.

Передовица местной газеты от 4 марта 1922 года: «Голод, охвативший Башкирию, усиливается с каждым днем, с каждым часом. Ежедневно из разных ее участков приходят кошмарные, не поддающиеся описанию известия…»

В Уфимской губернии вышла брошюра «Жуткая летопись голода». Автор, используя статистику и уголовную хронику, обрисовал в леденящих душу подробностях ситуацию в регионе. И далее пишет: «Перейдем к Башкирии. Башкирское население переживает такие муки голода, пред которыми бледнеют все ужасы Поволжья».

Информсводка БОГПУ за 5 апреля: «Голод усиливается. За март месяц подобрано умерших от голода в городе Стерлитамаке 2180 человек. В кантонах недостаток сил и средств для уборки трупов».

Прикомандированные и приезжие специалисты (инженеры, учителя и др.) стали покидать республику. Паника коснулась даже номенклатуры. На экстренном заседании правительства было принято постановление об увеличении продуктового пайка: «Принимая во внимание не вполне обеспеченное положение политически ответственных работников БССР, что, в связи с чрезвычайным ростом цен на продукты питания… заставляет многих политически ответственных работников невольно уходить в более обеспеченные губернии, бросая работу в БССР…»

Сводка БашОГПУ за 14 мая 1922 года: «Голод усиливается. Государственная и общественная помощь бессильна и недостаточна. Голодающих свыше 92%. В пищу употребляются трупы, деревья, навоз, кости».

Как раз в этом месяце в Кремле будет принято решение о присоединении к Башкирской республике Уфимской губернии. Но подробнее об этом в следующей главе, а пока я лишь акцентирую внимание, поскольку мы на время отступим назад.

Эшелоны с продовольствием приходили из Курской, Смоленской, Петроградской губерний. Фото историческая-самара.рф

Надо сказать, что голодали не все, и в первую очередь это относится к немцам. Каким-то чудом в состав республики попали две волости, целиком населенные немецкими колонистами. От европейских собратьев они отличались только особой религией, за что назывались меннонитами. Поселившись на рубеже веков, арийские трудоголики на пустом месте создали богатое высокоэффективное хозяйство. У них крутились мельницы, пыхтели заводики, работали сельхозмашины.

Восхищенный очевидец писал: «Вид этих поселений непривычен для нас, жителей Оренбурга. Среди черной, совершенно чистой, без одной соринки травинки, взрыхленной земли рассажены по линейке подстриженные деревья, между ними аллеи и клумбы розовых кустов, высоких ирисов, тюльпанов, мальв… Внутренность жилых помещений напоминает обстановку сказок братьев Гримм: тарелки на полках по стенам, плита и блестящие кофейники…»

Тюльпанов в 1921-м, может, и не было, а в остальном…

Как раз у немцев и расположилась администрация одного из 12 кантонов (районов) Башреспублики. «Культура их способствует скорейшему возбуждению наших трудовых башкир, до сего времени занимавшихся скотоводством, к переходу на хозяйственное положение», — писал в Стерлитамак местный начальник.

Пару лет волости тащили на себе весь кантон. Но в сентябре 1921 года немцы не выдержали и послали ходоков в Москву. Кончилось тем, что однажды глава администрации проснулся на территории соседней губернии. О том, что в Первопрестольной отщипнули кусок от республики, он узнал случайно от своих подопечных.

Пытаясь вернуть тружеников, бывший хозяин взывал к властям автономии: «В настоящее время меннониты имеют достаточно хлеба, скота и разных машин: на их богатства существуют кантучреждения. Если не они, то кантучреждения должны были бы уже закрыться. Служащие разбежались, продовольственной помощи мы ни от кого не получаем, а живем на их иждивении… Переезд в какую-либо другую деревню с 22 учреждениями совершенно невозможен по следующим обстоятельствам: нет продовольствия, нет денег, осенняя грязь, при которой теперешние захудалые лошади не терпят даже на 15 верст. С переходом куда-либо на другое место лишаемся даже последней опоры телеграфа, не говоря уже о другом».

Если уж немцы так не хотят у нас жить, то пусть все оставляют и уходят — шел на компромисс автор доклада.

Восхищенный очевидец писал: «Вид этих поселений непривычен для нас, жителей Оренбурга. » Фото wikipedia.org

Помощь, конечно, оказывалась

Доводы башкирских товарищей Москва оставила без внимания. Благодаря этой истории мы узнали о положении Ток-Чуранского кантона. Его руководству еще повезло, ведь в остальных местах дела обстояли много хуже.

Читаем «Известия» республики №61 за 1922 год: «Официальные цифры с кантонов говорят, что за этот год уже вымерло в некоторых до 10% населения, и если принять во внимание, что смертность легла почти целиком на башкирскую часть населения, то перед нами становится очевидным, что около 15%, из приведенных мною выше цифр, башкир уже вымерло. Это объяснить очень просто. Башкиры, среди окружающей их культуры не успевшие еще перейти к вполне к оседлой жизни, вынуждены были еще раньше жить на хлебе и богатствах пришлого экономически культурного сильного народа…»

Помощь, конечно, оказывалась. Эшелоны с продовольствием приходили из Курской, Смоленской, Петроградской губерний. Но Стерлитамак находился в 60 километрах от железной дороги. Все выгружалось под открытое небо на не имевшей подходящих складов станции Раевка. До столицы продукты доставлялись на мобилизованных у населения Стерлитамака подводах. Распространять их далее было практически не на чем: большую часть лошадей там уже съели, а оставшаяся была крайне истощена. Огромное бездорожное пространство, ставшее ядром республики, не поддавалось ни снабжению, ни управлению.

Как тут не вспомнить постановление схода башкир одной из волостей в октябре 1918-го: «…территориальное строительство Башкирии в настоящее время, без всякой на то готовности, для самих нас, башкир, признать вредным и служащим только доходным источником для тех авантюристов, которые не имеют способности занять где-либо должности помимо учреждений Башкурдистана».

Вследствие голода 1921—1922 годов население БАССР сократилось на 26,9%.

Сергей Орлов — уфимский историк-краевед, журналист.

  • Родился в Уфе в 1968 году.
  • О себе: «В школе был склонен к гуманитарным предметам. После службы в армии собирался поступать на исторический факультет Башкирского государственного университета, но оказался на юридическом. После десяти лет службы в МВД РБ последовала безуспешная попытка найти себя в коммерции. От истории ушел — к истории вернулся».
  • Автор научных и краеведческих работ по истории Башкирского края, один из инициаторов установки памятника основателю Уфы воеводе Нагому.
  • В качестве эксперта принимает участие в программах регионального ТВ, посвященных Уфе и Башкирии.

Страшно читать.
И ещё страшнее смотреть фотографии истощённых детей.

Ленин, Троцкий и их ученик Сталин настоящие людоеды.
Погубили миллионы невинных душ.

«Согласно данным официальной статистики, голод охватил 35 губерний (Поволжье, Южную Украину, Крым, Башкирию, Казахстан, частично Приуралье и Западную Сибирь)[1] общим населением в 90 миллионов человек, из которых голодало не менее 40 миллионов (по официальным советским данным — 28 миллионов[1]).
Число ЖЕРТВ голода составило около 5 миллионов человек. В ходе борьбы с голодом большевистское правительство впервые приняло помощь от капиталистических стран. Изъятие церковных ценностей для борьбы с голодом[1] одновременно послужило властям массированной атакой на православную церковь.

Читайте так же:  Ответственность за вред здоровью средней тяжести

Видеопроект «Бизнес ген»

Бизнесмены новой волны — кто они, в чем формула их успеха и особенности их бизнес-гена

Фотопроект «Эпоха Шаймиева»

Эксклюзивные кадры визитов первых лиц страны, мировых и российских звезд, а также фотографии трудовых будней, рабочих встреч и выездных мероприятий первых лиц Татарстана.

Ликвидация уфимской губернии

Сегодня Уфимская губерния напоминает исчезнувшую Атлантиду: многие о ней слышали, но никто толком не знает, как и почему она исчезла. Этим вопросом можно ввести в ступор любого выпускника ВУЗа, ну а люди постарше вообще теряются.

Молодая Башкирская автономная советская социалистическая республика почти три года существовала бок о бок с Уфимской губернией. Но в 1922-м в Москве было принято решение об упразднении последней, путем присоединения к БАССР. Не удивлюсь, если читатель узнает об этом впервые, ведь как само событие, так и его причины у нас не очень-то вспоминают.

Тема, словно прокаженная, – за 80 лет ни одного исследования, ни одной диссертации… Никаких тебе праздников, ни каких речей. Наши ведущие историки, подходя к 1922-му году, начинают юлить и вести себя подозрительно: одни — умудряются проползти под этой датой, другие — едва коснувшись, перепрыгивают. Их послушать, так выходит, что губернию слили с республикой только по одной причине.

Хрестоматия «История и культура Башкортостана»: «14 июня 1922 г. Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет, учитывая пожелание башкирского народа, принял декрет «О расширении границ Автономной Башкирской Социалистической Республики». По этому декрету Уфимская губерния упразднялась, а ее территория передавалась Башкирской республике».

Такая лаконичность мой интерес не утолила, и, погрузившись в архивы, я нашел более весомые аргументы. История эта отличается от официально-хрестоматийной версии, как Хрущев от Маркса.

Так что же произошло?

Книга продается в магазине: «Акнига», ул. Гоголя, 36. С отдельными отрывками можно познакомится здесь .

Ликвидация уфимской губернии

Сегодня Уфимская губерния напоминает исчезнувшую Атлантиду: многие о ней слышали, но никто толком не знает, как и почему она исчезла. Этим вопросом можно ввести в ступор любого выпускника ВУЗа, ну а люди постарше вообще теряются.

Молодая Башкирская автономная советская социалистическая республика почти три года существовала бок о бок с Уфимской губернией. Но в 1922-м в Москве было принято решение об упразднении последней, путем присоединения к БАССР. Не удивлюсь, если читатель узнает об этом впервые, ведь как само событие, так и его причины у нас не очень — то вспоминают.

Тема, словно прокаженная, – за 80 лет ни одного исследования, ни одной диссертации… Никаких тебе праздников, ни каких речей. Наши ведущие историки, подходя к 1922-му году, начинают юлить и вести себя подозрительно: одни — умудряются проползти под этой датой, другие — едва коснувшись, перепрыгивают. Их послушать, так выходит, что губернию слили с республикой только по одной причине.

Хрестоматия «История и культура Башкортостана»: «14 июня 1922 г. Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет, учитывая пожелание башкирского народа, принял декрет «О расширении границ Автономной Башкирской Социалистической Республики». По этому декрету Уфимская губерния упразднялась, а ее территория передавалась Башкирской республике».

Такая лаконичность мой интерес не утолила, и, погрузившись в архивы, я нашел более весомые аргументы. История эта отличается от официально-хрестоматийной версии, как Хрущев от Маркса.

Так что же произошло?

. Вот взгляд на валидовское правительство белого командования. Начальник штаба Западной армии генерал Щепихин: «Случайно созданное, без должной подготовки, оно и во главе поставило выдвинутого минутой, случайного малодостойного человека – г-на Валидова. С узким кругозором, фанатичный, с достаточной энергией, политикан до мозга костей, Валидов насытил своей политикой все слои башкир. Политика не миновала и сплоченные ряды башкирских солдат. Преследуя личную цель, властолюбивый Валидов, цепляясь за власть, поссорил башкир с оренбургскими казаками и, не учтя момента, встал в резкую оппозицию с существующей властью» (7).

. Командующий Западной армией генерал Ханжин (родом из оренбургских казаков): «Башкирский народ по своему характеру и по своему развитию совершенно чужд политиканства; спокойные, может быть, не очень трудолюбивые, башкиры очень привязаны к своему дому, земле, ко всему укладу своей жизни. Этим можно объяснить их единодушное восстание против большевиков……башкирский народ перемешан территориально с русским и татарским населением, охотно подчиняется общегосударственной администрации; поэтому я считаю совершенно нежелательным и вредным формирование башкирских частей и, особенно кантональных дружин, на которые могут опираться авантюристы типа Валидова…» (8).

. 9 февраля. В этот воскресный день правительство Башкирии выпустило в Темясово свой первый номер газеты «Известия» под лозунгами: «Да здравствует Учредительное собрание! Да здравствует Автономная Башкирия»! Статья о взятии Оренбурга Красной армией начинается так: «Годовщина, как большевистские банды вошли через горы трупов победителями в город. И их полное кошмаров шести месячное царствование оставило тяжелое воспоминание у обывателя».

. Официальная газета Советского правительства «Известия ВЦИК» так осветила переход: «Смоленский стрелковый полк, продвигаясь по башкирской территории между горных скал и ущелий, по оврагам гор, ночуя между скал, встречая упорное и жестокое сопротивление врага, который из-за каждой горы и кустов обстреливал полк. Несмотря ни на какие препятствия, красноармейцы сметали предстоящего врага и обращали его в постыдное бегство. Башкирская группа белых 16 февраля не выдержала и целиком сдалась Смоленскому стрелковому полку со всеми солдатами, офицерами и командующим башкирскими войсками Валидовым и со всем оружием, как огнестрельным так и холодным, которого насчитывается до 8000 тысяч штук винтовок, 40 штук пулеметов до 1000 подвод, разного правительственного имущества и др.» (43).

. Из дневника добровольца 17-го Либавского полка, который ближе всех подошел к Петрограду и почти полностью погиб: «Не останавливаясь, быстро идем дальше. По канавкам вдали видны серые убегающие фигуры. Это башкиры. Они поджидали нас, думая, что мы пойдем по шоссе. Случайно мы на них наткнулись во фланге. Пулеметы были выставлены вдоль канав и открыт огонь. Дрались здорово. Из деревни несется какой-то дикий вой. Влетев туда, видим картину: человек триста башкир стоят в одной куче, подняв руки, и от страха воют, да таким голосом, что нам становится жутко. Попади мы в их лапы, воображаю, чтобы они с нами сделали. Видя, что мы возьмем все же деревню, они стреляли до последней крайности прямо в упор, а теперь, видя, что удирать уже поздно, сдаются. Некоторые из их пулеметчиков стреляли до тех пор, пока мы не подбегали к самому пулемету.

. Сводка БОГПУ за 14 мая 1922 года: «Голод усиливается. Государственная и общественная помощь бессильна и недостаточна. Голодающих свыше 92 %. В пищу употребляются трупы, деревья, навоз, кости» (15).

. Как тут не вспомнить постановление башкир одной из волостей в октябре 1918-го: «. территориальное строительство Башкирии в настоящее время, без всякой на то готовности, для самих нас, башкир, признать вредным и служащим только доходным источником для тех авантюристов, которые не имеют способности занять где либо должности помимо учреждений Башкурдистана» (18).

Это были выдержки из книги Сергея Орлова «Ликвидация Уфимской губернии. Как это было?». Книга о гражданской войне, страшном голоде и политических авантюристах продается в магазинах: «Акнига» ул. Гоголя, 36 (остановка транспорта Музей Нестерова).

Читайте так же:

  • Как подать заявление в дворец бракосочетания в коломенском Дворец бракосочетания в Коломенском Проведение церемоний регистрации: все дни со вторника по субботу Прием - с 9.00 до 17.30, сперерывом с 13.00 до 13.30. Выходные дни: воскресенье, понедельник. Вся история Коломенского дворца бракосочетания связана с великими московскими […]
  • Налог в старину как назывался Как на Руси когда-то называли сборщиков налогов? Сборщиков налогов на Руси, конечно, не любили. Это название уходит корнями в Иудею. Ещё это слово звучит в Священном Писании. И даже там это слово означало сборщика податей, налогов с простого народа. Название это - мытарь. Есть […]
  • Государственная пошлина устанавливается Тема 3. Налоги, относимые на затраты по производству и реализации продукции (работ, услуг) 3.7. Пошлины и сборы, относимые на затраты по производству и реализации продукции 3.7.1. Государственная пошлина Государственная пошлина представляет собой денежные суммы, взимаемые специально […]
  • Уточненная налоговая декларация 2019 Уточненная налоговая декларация Каждый может ошибиться, в том числе и при составлении налоговой декларации. Если налогоплательщик после сдачи декларации обнаружил, что не указал в ней какие-то сведения или указал неверные сведения, в результате чего была занижена сумма налога к уплате, […]
  • Страховка обязательная для авто Страховка обязательная для авто Одна из самых популярных тем для обсуждения в России среди автомобилистов является автостраховка. Каждый день проскальзывают новости о различных нововведениях в данной области. Автострахование в нашей стране хоть и является обязательным, но не приносит […]