Меню

Собственность в россии 19 века

научная статья по теме ПОНЯТИЕ «СОБСТВЕННОСТЬ» В РОССИИ ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XIX ВЕКА: ОПЫТ РЕКОНСТРУКЦИИ СМЫСЛОВ История. Исторические науки

Цена:

Авторы работы:

ТИМОФЕЕВ ДМИТРИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ

Научный журнал:

Год выхода:

Текст научной статьи на тему «ПОНЯТИЕ «СОБСТВЕННОСТЬ» В РОССИИ ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XIX ВЕКА: ОПЫТ РЕКОНСТРУКЦИИ СМЫСЛОВ»

1891 г. писал К.П. Победоносцеву о народах Поволжья: «Я полагаю, что такие мелкие разрозненные народности не могут прочно существовать и, в конце концов, они сольются с русским народом самим историческим ходом жизни» (Письма Н.И. Ильминского к обер-прокурору Святейшего Синода К.П. Победоносцеву. Казань, 1895. С. 399).

69 Трактовка понятий «нация» и «национализм» в правой части политического спектра, особенно после 1905 г., остается за рамками данной статьи. Лучшей на сегодня работой о Всероссийском национальном союзе является кн.: Коцюбинский Д.А. Русский национализм в начале XX столетия. М., 2001.

70 Вл.С. (Соловьев В.) Национализм. С. 710.

71 Роль цензуры в регулировании использования понятия «нация» нуждается в специальном исследовании. Помимо уже приведенных примеров вмешательства цензуры в творчество Белинского, «можно упомянуть негласный запрет, наложенный властями на Каткова, в результате которого ведущий националистический журналист того времени не мог публиковать статей по национальной проблематике с 1871 по 1882 г. (См.: Чернуха В.Г. Внутренняя политика царизма с середины 50-х до начала 80-х гг. XIX в. Л., 1978. С. 181). Возможно, что это стало результатом специального заседания Совета министров 20 ноября 1871 г., на котором по инициативе министра внутренних дел А.Е. Тимашева обсуждалась слишком независимая позиция «Московских ведомостей». (См.: Дневник П.А. Валуева, министра внутренних дел. Т. 2. Москва, 1961. С. 275, 503; Никитенко А.В. Дневник. Т. 3. 1955. С. 161).

72 Подробнее о нации как таком ключевом символе, оспариваемом разными политическими силами в XX в., см.: Verdery K. Whither «Nation» and «Nationalism»? // Daedalus. Summer 1993. P. 37. Оговорюсь, что в последние десятилетия существования империи Романовых с «нацией» как ключевым символом соперничает «класс».

73 В этой связи было бы крайне важно изучить использование понятий «нация» и «народность» в правовой литературе.

74 Сигма (Сыромятников С.Н.). Дома. XLII // Новое время. 1903. 9 (22) февраля. № 9675. Я признателен Б. Межуеву за указание на эту цитату.

© 2009 г. Д. В. ТИМОФЕЕВ*

ПОНЯТИЕ «СОБСТВЕННОСТЬ» В РОССИИ ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XIX века: ОПЫТ РЕКОНСТРУКЦИИ СМЫСЛОВ

Процесс формирования политических идеологий неразрывно связан с заимствованием новых или корректировкой значений уже знакомых понятий, с их встраиванием в существующую языковую картину мира. В зависимости от того, насколько точно понятие фиксировало наиболее существенные признаки явления или процесса и какие негативные или позитивные ассоциации вызывало оно у современников, понятие становилось инструментом для выражения имевшегося социального опыта или возникавших в сознании современников опасений и надежд, связанных с представлениями о возможных изменениях окружавшей их действительности. Особое значение в процессе развития общественно-политической мысли имели концептуально значимые, «узловые» понятия1, т.е. такие, содержание которых было непосредственно связано с какими-либо социально-политическими и экономическими концепциями. Одним из таких «узловых» понятий, с помощью которого происходило конструирование как консервативной, так и либеральной системы ценностей, было понятие «собственность».

В современной историографии условно можно выделить две тенденции в изучении отношений собственности в России второй половины XVIII — первой четверти XIX в. Прежде всего, пристальное внимание историков привлекает взаимовлияние институтов собственности и власти2. Не меньший интерес исследователей прослеживается к истории юридического оформления отношений собственности в российском законодательстве3. Логическим продолжением двух указанных тенденций, на мой взгляд, может

* Тимофеев Дмитрий Владимирович, кандидат исторических наук, доцент Челябинского государственного университета.

стать анализ представлений российских подданных о роли собственности как для отдельного индивида, так и для общества в целом, зафиксированных в языковой форме в текстах исторических источников различной видовой принадлежности. Ориентиром для работы историков в рамках предложенного подхода может стать инструментарий «истории понятий» как одного из направлений в современной исто-

риографии, основоположником которого в 1970-е гг. был немецкий историк Р. Козел-лек4.

Содержательно понятие «собственность» было тесно взаимосвязано с понятиями «личность», «государство», «право» и являлось системообразующим элементом существовавших в начале XIX в. экономического и социально-политического контекстов. Практически ни одна значимая для современников проблема не могла быть описана без использования понятия «собственность», так как вне зависимости от контекста употребления оно актуализировало универсальную для любого социума проблему конструирования оптимальной для всех заинтересованных сторон системы взаимоотношений индивидов, а также взаимодействия отдельного гражданина и государства.

В России обращение к проблеме соотношения интересов отдельной личности и государства произошло в процессе активного освоения идеалов и принципов европейского Просвещения на рубеже ХУШ-Х1Х вв. Хорошо знакомые российской читающей публике работы А. Смита, И. Бентама, А. Фергюсона, Ж.-Б. Сэя, Ж.С. Сисмонди и других европейских мыслителей способствовали утверждению тезиса о наличии у человека «естественных» и «гражданских» прав, одним из которых объявлялось право на обладание собственностью. В это время понятие «собственность» приобрело дополнительные смысловые значения и, наряду с терминами «свобода» и «закон», было одним из центральных понятий социально-политического лексикона, которое во многом отражало не только общественные настроения, но и оказывало влияние на практическую деятельность правительства5. В связи с этим обстоятельством изучение различных вариантов употребления понятия «собственность», особенностей расстановки смысловых акцентов в экономическом и социально-политическом контекстах открывает перед исследователем перспективу выявления причин несоответствия между провозглашаемым в многочисленных проектах, записках, законодательных актах, материалах периодической печати принципом неприкосновенности частной собственности и российской действительностью первой четверти XIX в.

Понятие «собственность» не было новым в лексиконе образованного российского подданного первой четверти XIX в. В конце XVIII в. его значение раскрывалось в трех статьях официально изданного «Словаря Академии Российской»: 1) «собственность -то же, что собственно, по праву бесспорно кому принадлежит»; 2) «собственно — по праву»; 3) «собственный — принадлежащий кому бесспорно по праву»6. Во всех вариантах словоупотребления составители подчеркивали взаимосвязь собственности и права полного распоряжения какой-либо вещью. В данном контексте право собственности должно было быть закреплено в юридических нормах, санкционированных государством. Помимо юридических норм, право распоряжения собственностью было связано также с нормами морали, основанными, прежде всего, на христианских принципах. Так, например, в статье «Опыт о народном нравоучении», опубликованной в журнале «Русский вестник» в мае 1812 г., автор, размышляя над текстом созданного во Франции в 1792 г. «Письма к французскому народу», подчеркивал, что провозглашенный в нем тезис «собственность каждого священна» в России являлся «общеизвестной истиной» и «азбукой общежития»7. В подтверждение своих слов автор напоминал читателям христианскую заповедь — «не пожелай дома ближнего твоего», и приводил стилизованные под народные пословицы выражения: «чужого не желай, а своего не теряй», «чужого не захватывай, а своего не разбрасывай»8. В России, по мнению автора, задолго до появления «Письма к французскому народу» существовала норма, в соответствии с которой «по уставам священной нравственности не только тот законопреступник, кто разоряет и грабит, но и тот, кто даже мыслию посягает на собственность ближнего»9. Ссылки на религиозные, моральные или правовые нормы позволяли трактовать соб-

ственность как веками устоявшуюся, универсальную традицию, отражавшую природу человека и общества. Ее универсальность нередко преподносилась в форме очевидной, не требующей доказательств аксиомы: «Там не может быть населения, сколько бы дико оно не было, где не признается право собственности»10.

Еще одним важным элементом смыслового значения понятия «собственность» было указание на субъект правообладания при употреблении прилагательного «собственный», которое в разных текстах было синонимом слова «личный», принадлежащий какому-либо индивиду. Ярким примером этого является формулировка правовой нормы, предложенной князем А.Б. Куракиным в проекте освобождения дворовых крестьян от крепостной зависимости, в соответствии с которой государство должно было «запретить увольнение больных и престарелых без собственного их согласия»11. Взаимосвязь слова «собственный» с личностью, ее волеизъявлением и правами присутствует и в записках С.П. Жихарева. Автор, размышляя над сложившейся практикой продвижения по службе с помощью рекомендательных писем высокопоставленных покровителей, соглашался с мнением М.И. Невзорова, что «лучше положиться на собственные силы, ежели их не достает, так Бог помощник»12. Употребление слова «собственный» в значении личный устанавливало ассоциативную связь с понятием «личность», которое, чаще всего, употреблялось в значении «отдельный человек», «частное лицо».

Указанные выше элементы содержания понятия «собственность» позволяют предположить наличие устойчивой смысловой взаимосвязи с понятиями «право» (как четко сформулированного закона, исполнение которого гарантируется государством), «личность» (как самостоятельного субъекта волеизъявления) и представлениями о существовании взаимных моральных обязательств для всех участников общественных отношений. При этом на первый план, в силу отсутствия в России действенного механизма защиты интересов отдельной личности, была выдвинута проблема соблюдения права на обладание собственностью. В данном контексте наиболее устойчивой была ассоциативная связь трех понятий: личность

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

§ 3. Право собственности в Российской Империи (конец XVII-середина XIX вв.)

Собственность к началу XVII в.

Уложение 1649 г. закрепило систему принадлежности недвижи­мостей по сословиям, и во второй половине XVII в. государство не раз пыталось особыми указами возвратить податные сословия на ста­рое место жительства.

Иван Посошков (род. в 1652-1653 г.) в «Книге о скудости и богат­стве» писал, проповедуя частнособственнические идеи: «У кого земля собственная, тот о ней заботится год от года и она улучшается». Кре­стьяне, выступавшие против отмены крепостничества, объективно были носителями антифеодальных принципов. Государство, напро­тив, укрепляло сословный характер недвижимости и по-прежнему практиковало раздачу земель из дворцового и государственного фон­да. В советской литературе указывалось, что с 1682 по 1711 гг. было роздано в частное владение 43 тыс. крестьянских дворов.

Податные сословия к владению недвижимостью по указам вто­рой половины XVII в. не допускались. Но государство понимало зна­чение торгового обмена. Новоторговый Устав 1667 г. благоприят- ствовал торговле, но ввел жесткие меры контроля. Все купцы и тор­говцы, включая иностранных, обязаны были объявлять количество товаров на продажу и выплачивать пошлины, утаенные товары без­возмездно конфисковывались. Определились две тенденции в праве собственности: монопольно-сословный характер недвижимости и го­сударственный контроль за распоряжением собственностью.

Указ 1714 г. ввел четкое разграничение «движимости и недвижи­мости» и установил особый режим для последней. Он запретил всякие операции, заклады, продажи с недвижимостью (родовые, купленные, выслуженные вотчины и поместья, а также дворы и лавки) и устано­вил штрафы за нарушение запрета. Разница между вотчинами и поме — стьями уничтожалась, отныне они характеризовались понятием не — движимости, для которой устанавливались единые правила наследо­вания. Задача законодателя состояла в том, чтобы предотвратить дробление собственности между наследниками с целью неоскудения платежей в казну. Недвижимость теперь передавалась по наследству только одному сыну, остальные же вынуждены были, по мнению Петра I, поступать на государственную службу, чему способствовала введенная система денежных окладов.

Указ, направленный на укрепление монопольно-сословной при­надлежности земель, принес неожиданные результаты. Начались ма­хинации с землей. По просьбе дворянства и представлению Сената в 1730 г. указ был отменен Анной Иоановной.

Законодательство о собственности Петра I

Петр I укреплял систему государственных монополий, государст — во продолжало сохранять право преимущественной покупки товаров, продукции отечественных частных заводов и фабрик. Недра фактиче — ски объявлялись собственностью государства, для их разработки ча­стными лицами нужно было получить разрешение. Строительство ча­стных заводов осуществлялось под контролем государства и субсиди­ровалось им. Льготы по набору мастеров и рабочих также зависели от государства.

В 1 721 г. закон разрешил покупку для промышленных предпри­ятий населенных деревень с дозволения Берг- и Мануфактур-кол­легий. Эти деревни становились общей с заводами собственностью и отдельно не отчуждались. Для корабельного леса и редких пород де­ревьев на частных землях вводился особый режим государственной охраны, за их порубку карали смертью.

Указом 1724 г. предписывалось создание компаний с долевым участием собственников. Контроль за этой деятельностью осущест­вляла Коммерц-коллегия.

Земли, заводы, фабрики, недра запрещались к залогу. Закладу и залогу не подлежало казенное имущество, включая и предметы лич- ного пользования.

Развитие понятий о праве собственности

Введенное указом 1714 г. разграничение движимого и недвижи­мого имущества имело большое значение и было воспринято юрис- пруденцией. Указом 1731 г. отменялся указ 1714 г., понятие «поме- стье» заменено термином «недвижимое имение», под которым подра­зумевались земли, дома, лавки, позднее — заводы, фабрики и рудники. С середины XVIII в. имущество делится на «родовое» (приобретенное по родственной линии) и «благоприобретенное» (приобретенное не по праву наследования). Обобщающее значение имело понятие «имуще- ство». Наконец, во время кодификационных работ при Екатерине II вошло в употребление понятие «собственность».

Все вышеперечисленные термины и понятия употреблялись в по­следующем в буржуазном праве. В практике уже различалось владе­ние , под которым подразумевалось фактическое обладание вещью не собственником, но подробной юридической регламентации оно еще не получило.

Монополия дворянской собственности и ее кризис

Середина XVIII в. — апогей монопольного права дворянской соб­ственности землю.

Читайте так же:  Срок действия бланка купли продажи автомобиля

продать землю в короткий срок. В советской литературе указывалось, что дворяне получили «оформление прав» на миллионы десятин «во­левым » государственным изъявлением. С этого времени начинается активная колонизация земельных окраин.

При Екатерине II земельной собственностью монопольно облада — ли дворяне. По Жалованной грамоте дворянству 1785 г. дворянская монополия на землю еще более укрепилась, дворяне получили права на разработку полезных ископаемых. К. Неволин отмечал, что запрет Петра I на частную разработку недр имел сугубо практический харак­тер и не был подробно разработан в законе. После его смерти законо­датель, по мнению Г. Шершеневича, испытывал некоторые колебания в отношении права на недра. Наконец при Екатерине II, под влиянием западных воззрений на «священную частную собственность», недра закрепляются за собственником. В 1782 г. были отменены запреты на распоряжение лесами, металлами и минералами. Выгоды от разработ — ки недр получили монопольные собственники, а впоследствии, при переходе к буржуазной всесословной собственности,- представители всех сословий. Одновременно с проведением генерального межевания указами 1 754 и 1 766 гг. было отменено право частновладельческих крестьян на самостоятельное наследование земельных наделов, во­прос об этом решался волостной общиной.

В 1754 г. дворянской монополией объявлено винокурение. Одна­ко в 70-80-е годы, когда была разработана система мер поощрения промышленности, дворянская монопольная собственность вступила в полосу глубокого кризиса. К концу века задолженность дворян- предпринимателей в центральных кредитных учреждениях составила не один десяток миллионов, а к 1859 г. возросла до 425 млн. руб. В этой связи попытки властей отменить указ 1721 г. о «посессионных» крестьянах наталкивались на упорное сопротивление. Предпринима- тели находили множество обходных путей для покупки земли.

В 1801 г. лицам недворянских сословий (купцам, мещанам, госу­дарственным крестьянам и т.д.) было разрешено покупать земли. В 1810 г. Александр II разрешил купцам приобретать земли у казны и владеть ими на «праве помещичьем», оставаясь в «купеческом состоя­нии». Подобные формулировки свидетельствуют о том, что законода­тель затруднялся дать юридическое определение собственности.

Аналогичным образом обстояло дело с крестьянской собствен­ностью. Движимость считалась их собственностью во все времена, и крестьяне имели право на ее защиту. Однако продажа крестьян выну­ждала законодателя причислять частновладельческих крестьян к соб­ственности. В силу этого в середине XVIII в. частновладельческим крестьянам было запрещено обязываться векселями; к концу столетия выходят указы, разрешающие крестьянскую торговлю, а указ «О вольных хлебопашцах» узаконил наследственную собственность ос — вободившихся крестьян. Крестьяне-капиталисты» воспользовались этим для приобретения земель. Одновременно развивалась земельная аренда. В 40-х годах XIX в. любая продажа крестьян была практиче- ски запрещена. В 1848 г. крестьяне получили право покупать на свое имя недвижимость (лавки, дома, земли), что было крахом дворянской монополии на землю. Кроме того, в 1762 г. осуществлена секуляриза­ция церковной недвижимой собственности в пользу государства.

Право собственности в Своде законов 1832 г.

В своде законов 1 832 г. законодатель использовал все разрабо­танные ранее понятия. Он употребляет термин «имущество», разделяя его на движимое и недвижимое. Имущество по наследованию опре- деляется как родовое, приобретенное иными путями — как благопри­обретенное . Не без влияния французского гражданского кодекса в

Своде законов дано весьма радикальное определение собственности. Конечно, законодатель сознавал выгодность радикализма дворянству, но в буржуазный период сохранявшаяся почти без изменений форму­лировка собственности служила к выгоде всех собственников. И по­тому он дал формулировку не собственности непосредственно, а че­рез определение правомочий субъектов обладания ею. Часть первая ст. 262 т. Х Свода законов гласила, что собственнику принадлежит право «исключительно и независимо от лица постороннего владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом вечно и потомственно». Обладание земельным объектом давало право лицу на недра, леса, воды и пр. Здесь чувствуется влияние буржуазных принципов абсо­лютной и неограниченной собственности.

Законодатель, кроме того, ввел понятия законного и незаконного владения. Но субъекты права собственности оставались сословно не — равноправным и.

Эволюция форм собственности на землю в России в XIX — начале XX вв. Езжева Марина Николаевна

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Езжева Марина Николаевна. Эволюция форм собственности на землю в России в XIX — начале XX вв. : диссертация . кандидата юридических наук : 12.00.01 / Езжева Марина Николаевна; [Место защиты: Рос. ун-т дружбы народов]. — Москва, 2008. — 179 с. : ил. РГБ ОД, 61:08-12/746

Содержание к диссертации

Глава I. Право собственности на землю в России в первой половине XIX века

1.1. Понятие права собственности на землю в российском законодательстве XIX века 15

1.2. Правовое регулирование земельных отношений в России в первой половине XIX века 24

1.3. Правовой режим отдельных форм земельной собственности в первой половине XIX века: удельные земли, майоратные и заповедные имения 36

1.4. Общинная собственность на землю 46

Глава II. Изменения в правовом регулировании форм земельной собственности в России во второй половине XIX века

2.1. Правовое регулирование крестьянской земельной собственности в ходе Крестьянской реформы 1861 г 53

2.2. Правовое регулирование иных форм собственности на землю во второй половине XIX века 72

2.3. Роль Дворянского и Крестьянского и земельных банков в процессе эволюции форм собственности на землю в России 82

Глава III. Правовое регулирование права собственности на землю в России в начале XX века

3.1. Изменения форм крестьянской земельной собственности в ходе аграрной реформы П.А. Столыпина 101

3.2. Разработка программы аграрной реформы в период деятельности Временного правительства (март — октябрь 1917г.) 130

Введение к работе

Актуальность темы исследования. На современном переходном этапе развития земельной реформы в Российской Федерации важнейшей задачей остается проблема преобразования отношений земельной собственности. Исторический естественный путь формирования форм земельной собственности в силу известных обстоятельств в октябре 1917 г. был прерван почти на вековой период. В настоящий момент перед Россией стоит сложная задача завершения реформирования земельных отношений и создания российской национальной системы землепользования, которая позволила бы соединить свободу владения землей, ее эффективное использование и социальную справедливость при распределении земли. В этой связи наиболее острое звучание приобретает вопрос о возможности и целесообразности введения тех или иных форм собственности на землю, так как различные формы земельной собственности способны оказать влияние на земельные отношения, улучшая их содержание или препятствуя их развитию.

Актуальность темы диссертации обусловлена, прежде всего, важностью предмета ее исследования. Земельные отношения являются одним из стержневых элементов характеристики всякого общества, в том числе российского общества исследуемого периода. Эволюция форм собственности на землю в рассматриваемый период отражала магистральное направление развития этого общества со всеми его противоречиями и проблемами.

Современные российские реформы осуществляются в условиях прерванной исторической традиции частнособственнических отношений, в том числе и в сфере землепользования. Поэтому преобразование этой сферы отношений предполагает как использование опыта развитых стран, так и учет собственного — положительного и отрицательного — исторического опыта регулирования земельных отношений.

Изучение исторического процесса преобразования форм собственности на землю в России в XIX — начале XX вв. предоставляет возможность лучше понять смысл и содержание конструкций современных форм собственности на землю, а также предвидеть основательность, допустимость и последствия тех или иных нововведений в области современного российского земельного

законодательства. Это также определяет актуальность темы исследования.

В отечественной исторической и историко-правовой науке практически отсутствуют комплексные исследования эволюции форм земельной собственности в России в XIX начале XX вв., а в опубликованных работах по этой проблеме, по-прежнему, имеется ряд аспектов, требующих дальнейшей углубленной разработки. Поэтому рассмотрение этих процессов в историко-правовом ракурсе является весьма важным и актуальным.

Степень научной разработанности темы и теоретическая основа диссертационного исследования. В российской историографии, посвященной проблеме эволюции форм собственности на землю в России в XIX — начале XX вв., можно выделить три основных периода: дореволюционный период (вторая половина XIX века — 1917 г.); советский период (1917-1991 гг.); и современный период (1991 г. — по настоящее время). Период между февралем и октябрем 1917 г., в силу его краткости и непродуктивности, мы не включаем в указанную классификацию.

Тема эволюции отдельных форм земельной собственности в России в XIX — начале XX вв. поднималась в трудах дореволюционных ученых. В работах П.И. Лященко, В.И. Семевского, В.И. Вешнякова, Б.Н. Чичерина, И.В. Чернышева, А.Е. Лосицкого проводится анализ земельной политики правительства второй половины XIX — начала XX вв. Особое внимание авторов было сконцентрировано на эволюции крестьянского землевладения, что обусловлено остротой крестьянского вопроса в рассматриваемый период.

Различным аспектам проблемы межевания земель посвящены исследования И.Е. Германа, С.Д. Рудина, В. Рихтера, А.А. Кофода.

Проблемы земельного права рассматривались в цивилистических трудах Е.В. Васьковского, Н.В. Варадинова, Ю.С. Гамбарова, К.П. Победоносцева, К.Н. Анненкова, Д.И. Мейера, К.Д. Кавелина, Г.Ф. Шершеневича, К.А. Неволина.

Существенные проблемы развития правоотношений в аграрной сфере затрагивали в своих работах и видные деятели Российского государства XIX — начала XX веков. Среди них: П. А. Валуев, С. Ю. Витте, Д. А. Гурьев, П.Д. Киселев, Н.Н. Новосильцев, В.А. Орлов, В.К. Плеве, Я.И. Ростовцев, П.А. Столыпин, А.А. Кауфман.

Второй период в разработке эволюции форм собственности на землю в России представлен исследованиями советских ученых. Отличительной чертой работ советских исследователей является критический подход к вопросам, связанным с аграрной политикой царского правительства, стремление доказать антикрестьянскую направленность проводимых им реформ и невозможность закрепления частной буржуазной собственности на землю в Российской империи. Так, СМ. Сидельников утверждал, что самодержавие считало собственность помещиков на землю неприкосновенной, что тормозило развитие капиталистических отношений в аграрной сфере.

Ряд советских историков акцентирует внимание на неспособности
помещичьего землевладения переориентироваться на путь

капиталистических, отношений, несмотря на значительную поддержку со стороны государства. Данной точки зрения придерживались Ю.Б. Соловьев, И.М. Анфимов, А.Д. Ковальченко.

Эволюцией крестьянской земельной собственности занимались такие видные советские ученые, как П.Н. Перший, А.Я. Аврех, П.Н. Зырянов, внесшие значительный вклад в развитие историко-правовой науки.

В современной российской историографии вопрос об эволюции форм земельной собственности в России в XIX — начале XX вв. продолжает оставаться дискуссионным. В связи с этим ученых, тем или иным образом

занимавшихся изучением эволюции форм собственности на землю, можно разделить на две группы. Ученые, входящие в первую группу — Н.А. Горская, Л.В. Милов, Д.Ф. Аяцков — утверждают, что, в силу продолжавших существовать в начале XX века феодальных пережитков, процесс становления буржуазной собственности на землю в России был обречен на незавершенность. Другая группа ученых, таких как В.В. Казарезов, И.И. Климин, И.Н. Буздалов убеждены в правильности и успешной результативности выбранного правительством в начале XX века курса, направленного на введение частной крестьянской собственности на землю.

Российскими учеными эволюция форм собственности на землю в большинстве случаев рассматривается в контексте реформ, проводимых в России в исследуемый период, среди таких исследований можно отметить работы В.В. Милосердова, В.И. Суворова, В.П. Данилова, Е.В. Сапилова, А.Н Медушевского, М.А. Ковальчука.

Исследованием истории кредитных учреждений в России и их влиянием на развитие форм земельной собственности занимались Н.А. Мехряков, Н.А. Проскурякова и другие.

В работах Л.Е. Лаптевой, В.А. Томсинова, В.М. Клеандровой, В.В. Безбаха, посвященных развитию русского права XIX — начала XX вв., затрагивались проблемы, рассматриваемые в диссертации.

Тем не менее, комплексного исследования, посвященного эволюции форм собственности на землю в XIX — начале XX вв., анализу конкретных нормативно-правовых актов, регулирующих процесс развития форм земельной собственности в указанный период, до настоящего времени проведено не было, что также определяет значимость и новизну темы диссертации.

Объектом исследования являются земельные отношения и развитие форм собственности на землю в России в XIX — начале XX вв.

Предметом исследования является анализ российского земельного законодательства данного периода, а также проблемы его практической реализации.

Цель и задачи исследования. Исходя из актуальности обозначенной темы и ее недостаточной разработанности в российской историографии, целью данной диссертации явилось исследование эволюции основных форм собственности на землю в России на последней стадии господства феодальных отношений и начальном этапе становления частной бессословной собственности на землю. Исходя из указанной цели исследования, в работе поставлены следующие задачи:

провести анализ земельного российского законодательства XIX -начала XX вв.

определить ключевые моменты в процессе эволюции форм собственности на землю в России в период XIX — начала XX вв. на основе исторического и нормативно-правового материала.

рассмотреть особые формы земельной собственности, такие как удельные земли, майоратные, заповедные, временно заповедные имения.

исследовать формы и методы правительственной политики в отношении крестьянской собственности через призму проведения крестьянской реформы 1861 г.

изучить изменения правительственного курса в отношении крестьянской земельной собственности в свете аграрной реформы П.А. Столыпина.

провести анализ аграрной политики Временного правительства (март -октябрь 1917 г.).

Эмпирическую базу исследования составили российское земельное законодательство, основные акты, которого сосредоточены в таких фундаментальных собраниях как Свод законов Российской империи и Полное собрание законов Российской империи, сведения, опубликованные в

отчетах и материалах комиссий и государственных учреждений, занимавшихся разработкой и проведением в жизнь аграрных реформ XIX -начала XX вв., а также воспоминания и речи участников разработки аграрного законодательства рассматриваемого периода.

В Своде законов Российской империи и Полном собрании законов Российской империи содержатся законодательные акты, регулирующие земельно-правовые отношения в рассматриваемый период, что дает возможность составить представление о политике правительства, проводимой в отношении форм земельной собственности. Достоверность указанных источников не подлежит сомнению.

Читайте так же:  Приказ диспансерный осмотр

Немаловажное значение для проведения настоящего исследования имели сведения, опубликованные в отчетах и материалах комиссий и государственных учреждений, занимавшихся разработкой и проведением в жизнь аграрных реформ XIX — начала XX вв. Сюда относятся материалы редакционных комиссий, разрабатывавших законопроекты об аграрных преобразований, отчеты и статистика Комитета по землеустроительным делам, отчеты о деятельности Государственного Крестьянского и Дворянского земельных банков, стенографические отчеты Государственной Думы, Значимость этих источников состоит в том, что в них отражаются количественные и качественные результаты политики в сфере аграрных отношений, что дает более четкое представление о ходе земельных преобразований и эволюции форм земельной собственности.

Хронологические рамки работы охватывают период с начала XIX века по октябрь 1917г.

Отправной точкой работы является Указ от 12 декабря 1801 г. «О предоставлении купечеству, мещанству и казенным поселянам права приобретать покупкою земли», явившийся первым законодательным актом, расширившим круг субъектов права земельной собственности и положивший начало ликвидации дворянской монополии на землю.

Конечным пунктом исследования является принятый 26 октября (8 ноября) 1917 г. на II Всероссийском съезде советов рабочих и солдатских депутатов Декрет о земле 1917 г., отменивший право собственности на землю в России.

Выбор хронологических рамок не является случайным, а соответствует задачам и целям работы. В XIX — начале XX вв. в земельное российское законодательство вносятся существенные изменения, способствовавшие расширению круга субъектов права земельной собственности и формированию других форм собственности на землю.

Территориальные рамки исследования охватывают российское законодательство о праве собственности на землю, действовавшее на территории Центральных губерний Российской империи. Причина выбранных территориальных рамок исследования состоит в том, что именно на этих территориях действовало право, которое можно с полным основанием назвать русским гражданским правом, в то время как, на иных территориях, таких как Царство Польское, Герцогство Финляндское, Остзейские губернии: Эстляндия, Лифляндия, Курляндия, входивших в состав Российской империи в XIX — начале XX вв., действовало иностранное законодательство, либо реципированное, например, Гражданский кодекс Наполеона в Царстве Польском, либо оставшееся со времен самостоятельной государственной жизни этих территорий (Шестикнижие Арменопула и Соборная грамота Маврокордато 1785 г. в Бессарабии, Шведское Гражданское уложение 1734 г. в Финляндии).

Для указанных территорий, входивших в XIX — начале XX вв. в состав Российской империи, были свойственны своя правовая культура и традиция, а также специфические местные условия, отличные от российских. В связи с этим в большинстве случаев специально для каждой из этих территорий правительством принимались соответствующие нормативно-правовые акты, действовавшие только на данной территории.

Учитывая также некоторые особенности в регулировании земельных отношений ряда регионов Российской империи в XIX — начале XX вв., таких как Украина, Беларусь, Северный Кавказ, Средняя Азия и Дальний Восток, эволюция форм собственности на землю на этих территориях нами не рассматривается.

Методологической основой исследования явился общенаучный
диалектический метод познания и вытекающие из него частно-научные
методы: сравнительно-правовой, сравнительно-исторический,

хронологический, типологический, статистический, системно-структурный, социологический.

Использование частно-научных методов исследования позволило провести комплексный анализ системы правового регулирования отношений земельной собственности, раскрыть ее элементы и установить взаимосвязи между ними.

Научная новизна работы выражается в проведении исследования в аспектах, недостаточно изученных современной юридической наукой. В настоящей работе впервые предпринимается попытка комплексного анализа российского земельного законодательства XIX — начала XX вв., что, в свою очередь, позволило выделить четыре основных этапа в процессе эволюции форм земельной собственности и формировании буржуазной собственности на землю в России. Исследование эволюции форм собственности на землю проводится в историко-правовом ракурсе, что также отражает новизну в проводимой работе.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Эволюция форм собственности на землю в России в XIX — начале XX вв. отражала борьбу в обществе двух противоположных тенденций -феодально-крепостнической и буржуазной.

Феодально-крепостническая тенденция развития российского общества вытекала из самой природы общественного строя России того времени, где

класс помещиков был верной опорой самодержавного режима, защищавшего, в свою очередь, интересы помещиков.

Буржуазная тенденция проявлялась в медленном, но постепенно ускорявшемся процессе развития капитализма в сфере аграрных отношений под влиянием факторов не столько внутреннего, сколько внешнего характера. Так, осознанию российским обществом своего глубокого отставания по уровню развития капитализма от стран Запада способствовали два поражения России — сначала в Крымской войне 1853 — 1856 гг., а затем в Русско-японской войне 1904-1905 гг. Отсюда — попытки преодоления этой отсталости посредством проведения крестьянской реформы 1861 г. и столыпинской аграрной реформы в начале XX века.

Процесс эволюции форм собственности на землю от феодальных к буржуазным отражал крайне непоследовательную, половинчатую и противоречивую политику царизма в этом вопросе. Этот процесс был прерван в октябре 1917 г. и так и остался незавершенным.

2. Социально-экономическая отсталость России, особенно характерная для первой половины XIX века, проявлялась в господстве феодальных форм земельной собственности, основанных на сословных критериях; в широком действии в деревне обычного права; в неразвитости рынка земли, поскольку миллионы крепостных крестьян не являлись его субъектами.

Другим аспектом этой отсталости являлась крайняя неразвитость российской юридической науки в начале XIX века. Отсюда неразработанность теоретических вопросов земельной собственности, в том числе и самого понятия права собственности на землю. На таком же уровне развития находилась и юридическая техника, что выражалось в чрезвычайной медлительности и неэффективности работы по систематизации источников права, растянувшейся более чем на столетие, в противоречивости и запутанности этих источников.

В этих условиях Свод законов Российской Империи, точнее, его Т. X, Ч. I, включавший гражданское законодательство, объективно способствовал консервации полуфеодальных отношений в сфере землепользования, поскольку, в основном содержал законодательство XVIII века. Неудивительно, что в пореформенный период он превратился в тормоз социального, в том числе и правового развития. Сохранение в пореформенной России действия обычного права серьезно усложняло, начавшиеся в 80-х гг. XIX в. работы по кодификации гражданского права, которые так и не были завершены вплоть до установления советской власти.

3. Вытеснение феодальных форм земельной собственности буржуазными предполагало расширение круга субъектов права земельной собственности, закрепление принципа равенства всех перед законом., что в перспективе могло бы привести к превращению крестьян в основных субъектов права земельной собственности. В данном контексте в процессе эволюции собственности на землю в России в XIX начале XX вв. можно выделить четыре периода.

Первый период (первая половина XIX в.) — изменения в земельном законодательстве, связанные с предоставлением в 1801 г. купечеству, мещанству и казенным поселянам права приобретать ненаселенные земли в собственность, а с 1848 г. такое право было предоставлено и помещичьим крестьянам, но его реализация была поставлена в зависимость от воли помещика.

Второй период (вторая половина XIX в.) — изменения в правовом регулировании форм земельной собственности, вводимые Крестьянской реформой 1861 г. и связанные с предоставлением права крестьянам приобретать землю в собственность вне зависимости от воли помещика.

Третий период (начало XX в.) — попытки преобразования крестьянских форм собственности на землю в ходе аграрной реформы П.А. Столыпина.

Четвертый период (март — октябрь 1917 г.) — изменения в земельном законодательстве в период деятельности Временного буржуазного правительства.

4. Для первых трех периодов эволюции форм собственности на землю,
протекавших в период самодержавия, характерно значительное расширение
круга субъектов права земельной собственности, особенно во второй
половине XIX в., что привело к ликвидации дворянской монополии на землю
и постепенному расширению рынка земли.

Социально-экономические изменения, вводимые Крестьянской реформой 1861 г. оказали существенное влияние и на дворянскую земельную собственность. Важное значение в этой связи имела деятельность Государственного Дворянского и Крестьянского земельных банков, созданных в конце XIX века для того, чтобы помочь помещикам сохранить их земельные владения, с одной стороны, и оказать помощь крестьянам в приобретении земли, с другой.

Столыпинские преобразования явились очередным шагом на пути к утверждению в российской деревне буржуазных форм собственности на землю. Однако, в силу их незавершенности, эта цель не была достигнута.

5. Своеобразие четвертого периода заключалось в том, что он
охватывал короткий период деятельности Временного правительства,
созданного в феврале 1917 г. после свержения российского самодержавия
(март-октябрь 1917 г.).

Буржуазное по своей природе Временное правительство проводило политику, направленную на сохранение частной собственности на землю. Однако, под давлением революционно настроенной части крестьян, требовавших безвозмездной передачи земли в их руки, оно вынуждено было издавать законы, отступавшие от принципа неприкосновенности частной собственности и частично отменявшие столыпинское аграрное законодательство. Это тормозило формирование в российской деревне буржуазной земельной собственности.

Принятый 26 октября (8 ноября) 1917 г. на II Всероссийском съезде Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов Декрет о земле, отменял право частной собственности на землю и передавал ее во всенародное достояние. Тем самым, в России был прерван процесс эволюции форм частной собственности на землю.

Практическая значимость исследования заключается в возможности использования опыта проведения земельных реформ и преобразования форм собственности на землю в прошлом для поиска средств и методов проведения и реализации эффективной аграрной политики в современной России. Материалы и выводы диссертации могут быть использованы в преподавании права — при разработке специальных лекционных курсов, проведении семинарских занятий по истории государства и права России, а также в дальнейших исследованиях по данной тематике.

Понятие права собственности на землю в российском законодательстве XIX века

В Российском законодательстве вплоть до второй половины XVIII века не было единого понятия «собственность». Для выражения принадлежности вещи, в том числе и земли, на праве собственности употреблялись притяжательные имена и местоимения (удел, отчина, купчая, приданное и т.д., а также описательные выражения («моя (твоя) земля», «моя (твоя) купля», «купить в прок (в дерн)» и т.д.). Глагол «купить» обозначал не только приобретение в собственность, но и сдачу в аренду, поэтому для обозначения перехода земли в собственность использовалось уточнение: «купить в прок», «в веки», «себе и детям», «без выкупа».

В актах удельного и московского периода используется термин «пошлая земля», происходящий от слова «пошлый», «пошлина», означавший земельную собственность, давно, обыкновенно находящуюся во владении лица, перешедшую ему по наследству.

Для обозначения права собственности на землю вплоть до Указа «О порядке наследования в движимых и недвижимых имуществах» от 23 марта 1714 г., использовались, в основном, термины отчина и вотчина. Указ 23 марта 1714 г. ввел для обозначения земельной собственности также термин поместье, устранив различия между вотчинами и поместьями.

Термин «собственность» впервые появляется в российском законодательстве в начале XVIII в. как перевод немецкого слова «Eigenthum». Первоначально этот термин использовался в жалованных грамотах прибалтийским немцам, проживавшим на вновь приобретенных территориях. В последующем новое юридическое понятие продолжало носить локальный характер, поскольку применялось в указах, относящихся к окраинным территориям империи. В законодательные акты общероссийского значения термин «собственность» попал лишь в конце XVIII века, во время кодификационных работ, проводимых Екатериной И. Наряду с ним в качестве синонима применялось слово «принадлежность».5

Официальное определение права собственности было впервые закреплено в 1832 г. в ст. 420 X тома Свода законов Российской империи: «Кто быв первым приобретателем имущества по законному укреплению его в частную собственность, получил власть в порядке гражданскими законами установленном, исключительно и независимо от лица постороннего владеть, пользоваться и распоряжаться оными вечно и потомственно, доколе не передаст сей власти другому, или кому власть сия от первого ее приобретателя дошла непосредственно или через последующие законные передачи и укрепления: тот имеет на сие имущество право собственности».

Данное определение права собственности являлось «крайне неудачным»,7 «многослойным и растянутым».8 На это неоднократно обращали внимание российские дореволюционные цивилисты: Е. В. Васьковский, К. Н. Анненков, Д. И. Мейер, К. Д. Кавелин и др.

По мнению Е.В. Васьковского, данное определение права собственности не соответствовало частным постановлениям российского законодательства первой половины XIX века.9 Действительно, согласно российскому законодательству рассматриваемого периода, основанием приобретения права собственности, в том числе и на землю, помимо указанных в статье 420 «законного укрепления в частную принадлежность» и «передачи и укрепления от другого лица», являлась еще давность владения. Согласно статье 533 Ч. I. Т. X. Свода законов Российской империи, «спокойное, бесспорное и непрерывное владение в виде собственности, превращается в право собственности, если оно продолжается в течение установленной законом давности»,11 срок которой определялся в 10 лет. Под «спокойным» владением подразумевалось, владение собственностью как своей собственной в течение 10 лет. В течение указанного времени первоначальный собственник не должен был проявлять свои собственнические интересы по отношению к этой собственности.

Из содержания статьи 560 Ч. I. Т. X. Свода законов Российской империи следует, что лицо, владеющее чужою вещью на основании сделки с ее хозяином (например, аренды, найма и пр.), не будет давностным владельцем, но оно сделается им, как только начнет владеть самостоятельно, в свою пользу, игнорируя настоящего хозяина.

«Бесспорное» владение означало, что в течение определенного законом времени, права на земельную собственность не должны были оспариваться в суде. Кроме того, чтобы стать собственником земли на основании давности владения владелец должен был владеть этой землей «непрерывно» в течение 10 лет.

Правовое регулирование земельных отношений в России в первой половине XIX века

Первая половина XIX века ознаменовало собой начальный этап в эволюции форм собственности на землю в России в XIX — начале XX вв. Аграрная политика правительства первой половины XIX века способствовала некоторому ослаблению монополистического положения дворянского землевладения, что не могло не отразиться на земельном законодательстве рассматриваемого периода и эволюции форм земельной собственности.

Читайте так же:  Кто кроме нотариуса может заверить доверенность

Первым в ряде законов, предоставившим право иным сословиям помимо дворянского иметь в собственности землю стал Указ «О предоставлении купечеству, мещанству и казенным поселянам права приобретать покупкою земли». Руководствуясь тем, что «многие земли лежат в пустоте и необработанные, в то время как, они, при незначительной затрате сил и средств, могли бы стать источником большого богатства»,34 Н. С. Мордвинов представил 4 ноября 1801 г. проект о разрешении купцам покупать ненаселенные земли с учетом того, что «до сих пор казенные пустопоржные земли продавались только дворянам и целым государственным селениям».

В результате законопроект Н. С. Мордвинова был поддержан царем, а 12 декабря 1801 г. был принят Указ «О предоставлении купечеству, мещанству и казенным поселянам права приобретать покупкою земли». Указ от 12 декабря 1801 г. предоставлял право «всем российским подданным, кроме, тех кои причислены к помещичьим владениям» приобретать землю в собственность. Таким образом, Указ расширял круг субъектов права собственности на землю, исключая из него, помещичьих крестьян.

В то же время, «указ не посягал на основы дворянского землевладения, сохраняя монопольное право дворян на владение населенными землями», так как землю можно было покупать только без крестьян. Помимо этого, был сужен и объект права земельной собственности, так как в Указе речь шла только о внегородских землях.

В российской историографии по разному оценивалась реальная значимость Указа 12 декабря 1801 г. Доктор исторических наук А. В. Предтеченский считал, что реальные последствия его были невелики в результате низкой покупательной способности крестьян.40

Противоположной точки зрения придерживался К. В. Сивков, который в отличие от А. В. Предтеченского утверждал, что Указ 12 декабря 1801 г. «имел довольно широкое применение».41 По подсчетам К. В . Сивкова, за период с 1802 по 1804 гг. в 34 губерниях России было куплено у помещиков земли на сумму более 1,2 млн. рублей.42 Ввиду того, что Указ предоставлял право покупки земель не только крестьянам, но и всем другим сословиям, в результате его реализации основными покупателями земли были купцы (более 56 % общей суммы) и государственные крестьяне (заплатившие вместе с купцами 95 % всей суммы), а также мещане, вольноотпущенные крестьяне, духовные лица,43

Но, несмотря на данные, приведенные К. В. Сивковым, говорить о широком применении Указа 12 декабря 1801 не приходится, так как указанные им цифры незначительны по отношению к огромной территории Российской империи, на которую он распространялся.

Постепенное разложение феодального государства, развитие капиталистических отношений, массовые выступления крестьян ставили перед правительством задачу хотя бы частично решить крестьянский вопрос и сгладить острые классовые противоречия между помещиками и крестьянами. Попыткой правительства, направленной на решение этих задач, стал Указ о вольных хлебопашцах от 20 февраля 1803 г.44

В ноябре 1802 г. граф С. Н. Румянцев подал на имя Александра I прошение с просьбой позволить помещикам отпускать на волю своих крепостных крестьян с землею на договорных условиях, выработанных обеими сторонами. В результате 20 февраля 1803 г. в Непременном совете был принят Указ «Об отпуске помещиками своих крестьян на волю по заключении условий, на обоюдном согласии основанных»,45 в литературе получивший название указ о вольных хлебопашцах. Но, несмотря на просьбу графа Румянцева С.Н. о придании его просьбе общего узаконения, вышеозначенный указ был принят в форме частного распоряжения на имя графа Румянцева с указанием того, что «и всем, кто из помещиков последовать примеру его пожелает, распоряжение такое дозволить».47

Таким образом, реализация закона и наделение крестьян землей на праве собственности оставались в полной зависимости от субъективного мнения и желания помещиков.

В статье 1 Указа о вольных хлебопашцах содержится исходное положение о праве помещиков отпускать своих крестьян на волю «поодиночке или целыми селениями»48 с землей на условиях взаимной договоренности.

Правовое регулирование крестьянской земельной собственности в ходе Крестьянской реформы 1861 г

Вторая половина XIX века ознаменовала собой переход к новому этапу в развитии форм земельной собственности в России.

Развитие капиталистических отношений, связанных с развитием роста промышленности, торговли и крестьянского предпринимательства требовало изменений в правовом положении крестьян и, соответственно, преобразований правового регулирования форм земельной собственности крестьянского сословия. В связи с этим изменения в правовом регулировании форм земельной собственности во второй половине XIX века были связаны в основном с отменой крепостного права и формированием крестьянского землевладения.

Важное значение в вопросе формирования крестьянской собственности на землю имели Манифест «О всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей»140 и «Положения о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости» от 19 февраля 1861 г., распространявшиеся на 46 губерний, в которых насчитывалось 10 528 724 души мужского пола крепостных крестьян (в том числе 723 725 дворовых), принадлежавших помещикам.142

В российской историографии исключительная важность указанных правовых актов в процессе формирования крестьянской земельной собственности еще недостаточно оценена. Большинство отечественных историков утверждали, что Манифест и Положения 19 февраля 1861 г. не изменили коренным образом положение, связанное с крестьянской земельной собственностью и улучшением жизни крестьян. По мнению И. В. Чернышева, крестьянская реформа 1861 г. была не «добровольной жертвой, принесенной дворянством на престол отечества, а государственной мерой, вырванной крестьянством у дворянского правительства, ослабленного разложением крепостного хозяйства и общей разрухой. ».143 На наш взгляд, акты крестьянской реформы, в том числе Манифест с Положениями 19 февраля 1861 г., явились шагом вперед в формировании крестьянской земельной собственности.

Хотя Положение 19 февраля 1861 г. и признавало за помещиком право собственности на всю землю в имении, в том числе и на крестьянскую надельную, но юридически все же закрепляло возможность приобретения крестьянами земли в собственность. Так, крестьянин мог стать собственником своей надельной земли после уплаты полной суммы выкупа.

На наш взгляд, несмотря на то, что крестьянская реформа 1861 г., явилась одним из важнейших этапов в развитии собственности на землю, в конечном результате, она не привела, да, по своему содержанию, и не могла привести к решению земельного вопроса в России даже на рубеже веков.

Надежда крестьян на освобождение с землей в значительной степени не оправдалась. Согласно Положению 19 февраля 1861, прежние крепостные крестьяне получали права «свободных сельских обывателей» и возможность пользоваться надельной землей за несение определенных повинностей в пользу помещика в течение 2 лет. В течение этого периода крестьяне считались временнообязанными по отношению к помещику, а «помещики, сохраняя право собственности на все принадлежащие им земли», предоставляли крестьянам «за установленные повинности, в постоянное пользование усадебную их оседлость и сверх того, для обеспечения быта их и исполнения обязанностей их пред правительством, определенное в положениях количество полевой земли и других угодий».145

В течение двух лет со дня подписания Манифеста от 19 февраля 1981 г., между помещиком и крестьянином должна была быть подписана уставная грамота, устанавливавшая обязательственные поземельные отношения между ними, а именно, размер надела временнообязанных крестьян и повинностей за пользование им. В ней фиксировались сведения о разверстании угодий, перенесении усадеб и т. п.

Институт надельных земель представлял собой особую категорию земельной собственности, которая определяла особое положение всего крестьянского сословия. Сущность и основные черты надельных земель не соответствовали, на наш взгляд, понятию собственности в полном объеме. Согласно «Положению о крестьянском землевладении», надельными землями признавались «земли, представленные в собственность крестьянам и сельским обывателям разных наименований для обеспечения их быта, по данным владенным записям и другим актам земельного устройства, на основании Положения 19 февраля 1861 г. и дополнительных к нему указании».

Изменения форм крестьянской земельной собственности в ходе аграрной реформы П.А. Столыпина

В 1917 г. страна вступила в полосу очередных потрясений, следствием чего, явилось свержение монархической формы правления и установление республиканского строя в России во главе с Временным правительством. Промежуток времени, относящийся к деятельности Временного правительства, связан с существованием и противоборством ряда политических партий, предлагавших различные программы для решения аграрного вопроса.

В аграрной политике Временного правительства можно выделить несколько этапов. Первый этап аграрной деятельности Временного правительства историки связывают с деятельностью буржуазного состава правительства, март — апрель 1917 г., когда руководство аграрной политикой проводили кадеты во главе с А. И. Шингаревым. Второй этап был связан с деятельностью первого коалиционного состава Временного правительства, май — июль 1917 г., когда руководство Министерством земледелия перешло в руки лидера партии эсеров В. М. Чернова. Третий этап, июль — август 1917 г., был ознаменован деятельностью второго коалиционного правительства, в котором В. М. Чернов сохранил за собой пост министра земледелия. После краха корниловщины и создания Директории, смещенной в конце сентября новым по составу, третьим коалиционным Временным правительством, сентябрь — октябрь 1917 г., пост министра земледелия занимал правый эсер С. Л. Маслов.

Н. Е. Хитрина, занимавшаяся исследованием аграрной политики четырех составов Временного правительства, отмечала, что «правительство, находившееся у власти в России с марта по апрель 1917 г. получило доверие и признание всех общественно-политических сил страны, всех партий за исключением большевиков».

В самом деле, представители всех действовавших в то время партий были единогласны с Временным правительством в том, что решение такого важного и а шжс ьрсмл оиірши ъипроса как земельный должно было решаться Учредительным Собранием. Это мнение, на наш взгляд, достаточно обоснованно, так как «правильное рассмотрение и принятие закона о земле невозможно без серьезной подготовительной работы, собрания материалов, учета земельных запасов, распределения земельной собственности, выяснения условий и видов землепользования и т.д.».333 Большевики же выступали за немедленную передачу земли крестьянам и отмену частной собственности на землю.

Понимая всю важность и остроту земельного вопроса, Временное правительство первою не менее, ограничилось лишь принятием декларативных документов в этой области.

3 марта 1917 г., была обнародована Декларация Временного правительства, которая молчанием обходила вопрос об аграрных отношениях и преобразованиях.334 Некоторые ученые, такие как С. Дубровский, полагали, что умалчивание в Декларации от 3 марта 1917 г. вопросов регулирования земельных отношений было связано с тем, что крестьянское движение не началось, и у отдельных представителей Временного правительства была надежда опереться на крестьянство «для противодействия рабочим советам»; Другая группа ученых столь нерешительные шаги Временного правительства в решении аграрного вопроса видела в надежде Временного правительства на терпеливость и «склонность к порядку» русского мужика, а также в расчете на то, что в рассматриваемый период времени в деревне некому было бороться за землю, так как до 40 % сельского мужского населения рабочего возраста было призвано в армию.

Однако, в действительности, сразу же после Февральской революции в губерниях центральной России крестьянство начало активизироваться и создавать крестьянские комитеты, и уже 9 марта правительство обсуждало вопрос о мерах борьбы с крестьянским движением.337 Известный историк А. Д. Малявский указывал на то, что на основании старых царских законов Временное правительство предписывало сажать в тюрьму крестьян, посягающих на собственность помещиков. Это подтверждает направленность деятельности Временного правительства в аграрном вопросе, которое выступало против произвольного захвата земель частных собственников. 19 марта 1917 г. в «Вестнике Временного правительства» было издано постановление по земельному вопросу, в котором говорилось, что Временное правительство признает своим неотложным долгом скорейшее выполнение подготовительных работ по земельному вопросу с тем, чтобы все материалы и сведения были представлены народным представителям. Временное правительство постановляет: 1) признать срочной подготовку и разработку материалов по земельному вопросу; 2) поручить ее министру земледелия; 3) для означенной цели образовать при Министерстве земледелия земельный комитет; 4) предложить министру земледелия в ближайший срок представить правительству проект учреждения такого комитета.

Читайте так же:

  • Штраф за бесплатный проезд в электричках Штраф за бесплатный проезд в электричках 6 марта президент России Владимир Путин подписал закон, ужесточающий штрафы для безбилетных пассажиров в электричках и поездах дальнего следования. Об этом сообщается на официальном сайте президента. По новому закону, размер штрафа за безбилетный […]
  • Портсмутский мирный договор век Подписание Портсмутского мирного договора Портсмутский мир (Портсмутский мирный договор) - мирный договор между Японией и Российской империей, который стал завершением Русско-японской войны 1904-1905 гг. Мирный договор был заключен 23 августа 1905 г. в американском городе Портсмут. Его […]
  • Бюджетные полномочия организации приложение 8 Бюджетные полномочия организации приложение 8 В соответствии со статьями 165, 166.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 1998, № 31, ст. 3823; 2007, № 18, ст. 2117; № 45, ст. 5424; 2010, № 19, ст. 2291; 2011, № 27, ст. 3873; 2013, № 19, […]
  • Гидрофобный слой требования Отстойник воды с жидкостным фильтром ОГЖФ Отстойники воды с жидкостным гидрофобным слоем ОГЖФ используются на нефтедобывающих предприятиях и служат для очистки сточных вод, прошедших предварительную очистку в установке сброса пластовой воды после сепарации сырой нефти. Особенностью […]
  • Боксер получил российское гражданство Украинский боксер Каштанов получил российское гражданство В марте 2015 он получил лицензию Российской федерации профессионального бокса 25.07.2017 в 13:52, просмотров: 2471 Очередной спортсмен сменил гражданство и теперь может похвастаться российским паспортом. Боксер Станислав Каштанов, […]