Меню

Апрель 1941 договор о нейтралитете

Пакт о нейтралитете между СССР и Японией

В конце ноября 1941 года корабли соединения японского адмирала Нагумо сосредоточились в заливе Хитокаппу, у острова Итуруп, откуда открывается проход через Курильские острова в Тихий океан для крупных кораблей. Вечером 25 ноября Нагумо получил приказ главнокомандующего Объединенным флотом Японии Ямамото следовать к гавайским водам и атаковать главные силы американского флота.

2 декабря 1941 года на авианосце «Акаги» было получено подтверждение из штаба Ямамото: «Начинайте восхождение на гору Ниитака», что означало — атакуйте Перл-Харбор, главную тихоокеанскую военно-морскую базу США. Ранним утром 7 декабря Футида, один из разработчиков плана внезапного нападения, повел за собой 183 самолета первой волны. Кроме того, вокруг бухты Перл-Харбора было заблаговременно развернуто более 20 японских подводных лодок. Уверенный в успехе Футида передал условный сигнал: «Тора, тора, тора!» (Тора — тигр по-японски). Это должно было означать, что японская атака действительно оказалась внезапной. Было потоплено четыре линкора, два эсминца, много кораблей было повреждено. Уничтожено 188 самолетов, погибло свыше трех тысяч американских солдат.

А утром 8 декабря Япония объявила войну США, Англии и Голландии. Японский «тигр» ринулся на юг Тихоокеанского региона — в Малайю, на Филиппины, в Бирму и Индонезию, Новую Гвинею. Так решилась дилемма японской экспансии — юг или север, то есть Советский Союз.

Выбор направления основного удара Страны восходящего солнца имел большое значение для Советского Союза, на который обрушились гитлеровские дивизии, надеясь нанести Красной Армии поражение за несколько недель. Отчаянное положение складывалось в боях под Москвой. Но, несмотря на опасность для Москвы, командование было вынуждено держать на Дальнем Востоке до сорока дивизий на случай, если Япония изберет северное направление своей агрессии. Многое говорило за этот вариант. После нападения на Китай, захвата Маньчжурии, где было создано марионеточное государство Маньчжоу-Го, японцы сосредоточили на границах СССР огромную армию. Японцы были хорошо вооружены, имели опыт интервенции времен гражданской войны, столкновений с Красной Армией и дружественными Советскому Союзу частями монгольской народной армии на реке Халхин-Гол в 1939 году, а за год до этого — у озера Хасан. Этим атакам был дан решительный отпор, но и японские части продемонстрировали высокую боеготовность.

Учитывая итоги военных конфликтов с СССР в 1938-1939 гг., Япония была вынуждена пойти на переговоры с СССР по ряду вопросов как торгово-экономического, так и политического характера. Чтобы улучшить советско-японские отношения и пресечь агрессивные устремления японцев, правительство Советов выразило готовность к диалогу с Токио

В начале 1940 г. Япония выступила с предложением начать переговоры о заключении пакта о нейтралитете между Японией и СССР. Основной пакта, по мнению Японской стороны должна была стать Пекинская конвенция 1925 г., которая базировалась на Портсмутском мирном договоре 1905 г. и содержала ряд положения выгодных только для Японии. Тем не менее, Советское правительство согласилось начать переговоры о заключении пакта о нейтралитете в качестве шага к укреплению мира на дальневосточных границах СССР.

12 апреля 1941 года проходили переговоры между Мацуокой и Сталиным, где было достигнуто, перед подписанием пакта о нейтралитете, согласие по ряду спорных вопросов (например, о Северном Сахалине и японских концессиях). Япония отказалась от требования продать ей Северный Сахалин в обмен на обещание поставки 100 тыс. тонн нефти.

Подписание Пакта о нейтралитете между СССР и Японией

13 апреля 1941 года между СССР и Японией в Москве был подписан Пакт о нейтралитете сроком на пять лет:

«Президиум Верховного Совета Союза Советских Социалистических Республик и Его Величество Император Японии, руководствующиеся желанием усилить мирные и дружественные отношения между двумя странами, решили заключить договор о нейтралитете, для этой цели они назначили своих Представителей:

От Президиума Верховного Совета Союза Советских Социалистических Республик — Вячеслав Михайлович Молотов, Председатель Совета Народных Комиссаров и Народный комиссар Иностранных дел Союза Советских Социалистических Республик;

От Его Величество Императора Японии — Юсуке Мацуота, Министр иностранных дел, Кавалер ордена Священного Сокровища первого Класса, и Юушицугу Татекава, Чрезвычайный и Полномочный посол в Союзе Советских социалистических Республик, Генерал-Лейтенант, Кавалер ордена Восходящего Солнца первого Класса и ордена Золотого Коршуна Четвертого Класса, которые, после обмена их верительными грамотами, найденными в должной и надлежащей форме, согласились на следующее:

Обе договаривающиеся стороны обязуются поддерживать мирные и дружественные отношения между ними и взаимно уважать территориальную целостность и неприкосновенность другой Стороны.

Если одна из Договаривающихся сторон станет объектом военных действий со стороны одной или нескольких третьих сил, другая Сторона будет соблюдать нейтралитет на протяжении всего конфликта.

Существующий Договор вступает в силу со дня ратификации обеими договаривающимися сторонами и остается в силе в течение пяти лет. В случае, если никакая из Договаривающихся сторон не денонсирует Договор в год истечения срока, он будет считаться автоматически продленным на следующие пяти лет.

Настоящий Договор подлежит ратификации как можно скорее. Ратификационные грамоты должны быть обменены в Токио также как можно скорее.

В подтверждение этого вышеназванные Представители подписали существующий Договор в двух копиях, составили на русском и японских языках, и скрепили печатями».

Ратифицирован 25 апреля 1941 года.

С условиях нарастания угрозы нападения на СССР со стороны Германии заключение советско-японского пакта означало крупный стратегический успех советской внешней политики, провал политики «дальневосточного Мюнхена» и наносило сильный удар по планам Германии.

Но он мог быть нарушен, как и соответствующие соглашения СССР с Германией. Тем более что с Германией у Японии был свой пакт. Он был подписан 27 сентября 1940 года в Берлине, с участием Италии. И министр иностранных дел Японии Мацуока, давая ему оценку вскоре на заседании тайного совета в Токио, подчеркнул, что «Япония окажет помощь Германии в случае советско-германской войны, а Германия окажет помощь Японии в случае русско-японской войны. » Министр отмечал, что, несмотря на улучшение отношений с СССР, они будут пересмотрены, как он говорил, «через два года».

В шаге от войны 1941 – 1945 гг.

После нападения Германии на СССР Япония оказалась перед выбором — поддержать союзницу и ударить по советскому Дальнему Востоку или дать немцам самим разгромить Советский Союз? В последнем случае Япония могла бы малыми силами захватить Дальний Восток. Это соображение во многом повлияло на императорскую ставку, которая приняла решение отложить нападение на Советский Союз до лучших времен, а пока что атаковать позиции США и Великобритании в Тихом и Индийском океанах.

Немаловажное значение на данном этапе советско-японских отношений имели разведданные предоставляемые Москве Рихардом Зорге. Не умаляя важности информации Зорге о скором германском нападении на СССР, в то же время подчеркнем, что главная заслуга его группы, на наш взгляд, состояла в определении политики Японии после начала советско-германской войны. Некоторая определенность относительно этой политики наступила 2 июля 1941 г. после решений «Императорского совещания» («годзэн кайги»). В принятом этим совещанием высшего японского военно-политического руководства в присутствии императора Хирохито совершенно секретном документе «Программа национальной политики Империи в соответствии с изменением обстановки», в частности, указывалось: «Если германо-советская война будет развиваться в направлении, благоприятном для нашей империи, мы, прибегнув к вооруженной силе, разрешим северную проблему и обеспечим безопасность северных границ».

Этим решением вооруженное нападение на СССР было утверждено в качестве одной из основных военных и политических целей империи. Приняв это решение, японское руководство, по сути дела, отбросило подписанный лишь два с половиной месяца назад советско-японский Пакт о нейтралитете. Выступавший обычно на «императорских совещаниях» от имени японского монарха председатель Тайного Совета Хара заявил на совещании 2 июля: «Я полагаю, все из вас согласятся, что война между Германией и Советским Союзом действительно является историческим шансом Японии. Я с нетерпением жду возможности для нанесения удара по Советскому Союзу. Я прошу армию и правительство сделать это как можно скорее. Советский Союз должен быть уничтожен».

Совершенно ясно, что летом 1941 г. информация о намерениях Японии была жизненно важной для Кремля. Присоединение Японии к войне против СССР еще более усложнило бы военное положение Советского Союза, которое и без того было близким к критическому. Понимая это, Зорге приложил максимальные усилия для получения сведений о ближайших планах Токио. И это ему удалось.

3 июля, на следующий день после «императорского совещания», он сообщил в Москву, что Япония вступит в войну не позднее чем через 6 недель. «Наступление японцев начнется на Владивосток, Хабаровск и Сахалин с высадкой десанта на советском побережье Приморья», — информировал Зорге. Это соответствовало разработанному японским генштабом армии плану войны против СССР — «Кантокуэн». Зорге почти точно указал срок японского вероломного нападения. Как стало известно после войны, принятие решения о начале войны было запланировано на 10 августа, а начало японского наступления — на 29 августа 1941 г.

К этому времени к информации Зорге стали относиться в Москве со всей серьезностью. При докладе его разведдонесений высшему советскому руководству стали появляться примечания о высокой степени достоверности сообщений этого разведчика. Так, на сообщении от 10 июля, в котором подтверждалась опасность японского нападения на СССР в августе, разведуправление генштаба Красной Армии сделало следующее примечание: «Учитывая большие возможности источника и достоверность значительной части его предыдущих сообщений, данные сведения заслуживают доверия». 11 августа, когда подготовка к нападению на СССР по плану «Кантокуэн» достигла апогея, Зорге предупреждал: «Прошу Вас быть особо бдительными, потому что японцы начнут войну без каких-либо объявлений в период между первой и последней неделей августа месяца».

Сообщения об опасности японского удара с Востока, безусловно, оказали большое влияние на решение Кремля в самый трудный и опасный период войны с Германией летом-осенью 1941 г. проявить выдержку и не ослаблять значительно группировку советских войск на Дальнем Востоке и в Сибири. Существуют все основания считать, что японское нападение на СССР в 1941 г. не состоялось главным образом потому, что советские дальневосточные войска вопреки ожиданиям японского командования сохранили свою высокую боеспособность и были в состоянии дать отпор агрессору.

На состоявшемся 6 сентября очередном «императорском совещании» в документе «Программа осуществления государственной политики Империи» было зафиксировано решение воздержаться от нападения на СССР в 1941 г., отложив его до весны 1942 г. Участники предшествовавшего «императорскому совещанию» заседания координационного совета правительства и императорской ставки (3 сентября) пришли к выводу, что, «поскольку Япония не сможет развернуть крупномасштабные операции на Севере до февраля, необходимо за это время быстро осуществить операции на Юге».

И это решение стало благодаря разведгруппе Зорге известно Москве. 14 сентября Зорге сообщил: «По данным источника Инвеста (Одзаки), японское правительство решило в текущем году не выступать против СССР, однако вооруженные силы будут оставлены в МЧГ на случай выступления весной будущего года в случае поражения СССР к тому времени. Инвест сказал, что после 15.9. СССР может быть совсем свободен». Эта подтвержденная и другими источниками информация имела непосредственное влияние на последующее решение советского руководства перебросить осенью 1941 г. под Москву 16 дальневосточных и сибирских дивизий.

Однако следует отметить, что фраза Зорге о том, что после 15 сентября «СССР может быть совсем свободен», не совсем точно отражала ситуацию. Как стало известно после войны из японских документов, в случае падения Москвы японцы планировали незамедлительно «малой кровью» оккупировать советский Дальний Восток и Сибирь. В этом случае допускалось одновременное проведение операций как на юге, так и на севере. В генеральном штабе японской армии был разработан вариант плана «Кантокуэн», который надлежало осуществить в случае падения Москвы и резкого изменения в пользу Японии соотношения сил на Дальнем Востоке.

Читайте так же:  Заявление от родителей о разрешении работать

Учитывая сложность проведения в осенне-зимний период наступательных операций на всех трех фронтах (восточном, северном и западном), генштаб предусматривал нанесение первоначального удара на восточном (приморском) направлении. После вторжения в Приморье войска восточного фронта должны были наступать на Хабаровск и захватить его до наступления холодов. В это время войскам северного и западного фронтов надлежало закрепиться соответственно в районах Малого и Большого Хингана и ожидать наступления весны. С началом таяния льда планировалось форсировать Амур и развивать наступление на Запад из района Рухлово — Большой Хинган в направлении озера Байкал. В развитие этого замысла командование Квантунской армии предлагало с началом наступления на восточном фронте силами двух-трех дивизий еще осенью форсировать Амур в районе Хабаровска, чтобы облегчить захват города. Операции по захвату Северного Сахалина, Камчатки и других районов, а также оккупацию МНР предусматривалось осуществить в соответствии с прежним замыслом плана «Кантокуэн». Выделенные для войны против СССР японские войска не включались в планы войны на юге и продолжали усиленно готовиться к действиям на севере.

Однако информацию об этих замыслах японского командования Зорге уже сообщить в Москву не мог — последовавшие в октябре 1941 г. аресты членов его группы, а затем и его самого означали конец деятельности одной из самых эффективных и стратегически важных разведорганизаций в период Второй мировой войны. Это не означало, что Москва лишилась информации о планах и намерениях Японии. Не менее важные разведданные поступали из Китая, которые, кроме всего прочего, при принятии принципиальных стратегических решений использовались для перепроверки и подтверждения разведданных от группы Зорге.

В годы второй мировой войны на территории Китая, в том числе оккупированной японцами, действовало 12 советских резидентур. С сентября 1939 г. обязанности посла и одновременно главного резидента СССР в Китае исполнял Панюшкин, координировавший деятельность советских разведчиков в этой стране.

Следует отметить, что кроме добывания развединформации о намерениях Японии важной задачей советской разведки в Китае являлось удержание центральной китайской администрации на позициях активного сопротивления японским оккупантам. В Москве отчетливо сознавали, что занятость Японии в военных действиях в Китае во многом удерживала японское командование от нападения на СССР. При решении задачи обеспечения продолжения китайского сопротивления японской армии советская разведка в Китае особое внимание уделяла проблеме недопущения перерастания противоречий между Гоминьданом и Коммунистической партии Китая в открытый конфликт и междоусобную борьбу.

Немаловажную роль сыграла советская разведка в Китае и в раскрытии планов Германии и Японии в отношении СССР. Достаточно отметить, что в мае 1941 г. советские разведчики в Китае информировали Москву о надвигавшемся нападении Германии на СССР, а в июне 1941 г. от военного атташе Китая в Германии был получен оперативный план германского военного командования о главных направлениях продвижения германских войск.

Работая в оккупированных японскими войсками районах Китая (Шанхай, Харбин), советские разведчики регулярно информировали Москву обо всех передислокациях японских войск вблизи советских границ. Весьма значимой была информация из Маньчжурии об относительной слабости технического оснащения Квантунской армии, недостаточном для наступательных операций количестве танков и самолетов. Поэтому, не подвергая сомнению выдающиеся заслуги группы Зорге, вместе с тем следует по достоинству оценить и вклад других советских разведчиков в дело срыва японских планов нападения на СССР.

2 июля 1941 г. министра иностранных дел Японии Иосуке Мацуоки сделал Заявление о чрезвычайном положении в мире:

«Как было сегодня объявлено Правительством, на совете, проведённом в присутствии Императора, принято важное решение по вопросу национальной политики. Само собой разумеется, что ситуацию, сложившуюся после начала германо-советской войны нельзя расценивать как простой факт того, что война разгорелась лишь между Германией и Советским Союзом. Поэтому мы намереваемся пристально наблюдать за развитием ситуации с предельной осторожностью и бдительностью, уделяя постоянное внимание не только непосредственно военным событиям, но также и действиям отдельных великих держав и взаимоотношений между ними в свете положения дел в мире в целом.

Я чувствую, что на наших глазах происходит серьёзнейшее, сверхкритическое развитие событий, как во всём мире, так и в Восточной Азии, состояние дел в которой непосредственно касается нашей нации. Чем серьёзнее будет ситуация, тем спокойнее и сплочённее должна быть наша нация, и в общенациональном единстве мы не должны, в ответ на Августейшую Волю Его Императорского Величества, ни на шаг отклониться с пути, по которому наша нация движется вперёд».

Спасительное для Советского Союза решение стало известным в Кремле и позволило фактически оголить границу с Японией, перебросив на западный фронт свежие войска, сыгравшие решающую роль в разгроме немцев под Москвой зимой 1941 г.

Наши ученые любят подчеркивать, что из-за дислоцировавшейся в Маньчжурии Квантунской армии советское руководство вынуждено было держать на границах 40 дивизий, которые так были нужны на западном фронте. Но такое количество советских войск появилось там только к 1945 г. В 1941 же году на Дальнем Востоке оставалась только 40-я дивизия, прикрывавшая «японоопасное» направление в районе Посьета. А отправленные на запад полнокровные дивизии командующий Дальневосточным фронтом генерал армии И. Опанасенко на свой страх и риск компенсировал созданием частей из призывников старших возрастов (до 55 лет) и выдернутых из лагерей заключенных.

Планы руководства сухопутных сил Японии и Квантунской армии нанести удар по советскому Дальнему Востоку, которые они вынашивали на протяжении многих лет, к середине 1943 г. превратились в ничего не значащие клочки бумаги, так как ход второй мировой войны кардинальным образом начал меняться. После Сталинградской битвы японские стратеги были вынуждены отказаться от мыслей о победоносном походе на север и все чаще стали использовать наиболее боеспособные части Квантунской армии для латания дыр на других фронтах.

Таким образом, к концу войны Япония столкнулась с теми же проблемами, которые стояли перед СССР в 1941 г., — с катастрофической нехваткой боевых сил на фронтах. Перебрасывая свежие дивизии с востока на запад, Советский Союз, конечно же, шел на риск, но риск оправданный, ибо было известно, что Япония отложила тогда свое наступление на север. Оправданность же японского риска равнялась нулю.

Реакция в мире на подписание пакта. Последствия

Реакция в мире на заключенный договор была отрицательной, как в странах гитлеровской коалиции, так и в Англии, Франции и США. Руководство Германии и Италии негативно восприняли этот договор, так как теряли союзника в готовящейся ими войне с Советским Союзом.

С крайней озабоченностью договор был воспринят в США и Великобритании. Правительства этих стран опасались, что договор развяжет Японии руки и позволит ей расширить свою экспансию на юг Восточной Азии. США отреагировали введением торговых санкций против СССР наподобие тех, которые они ввели после заключения за два года до того пакта о ненападении с Германией. В прессе советско-японский договор рассматривался как сильный удар по американской дипломатии.

Кроме того, американцы опасались за судьбу военной помощи китайцам – в то время основная поддержка Китаю шла из СССР. В самом Китае новости о договоре вызвали сильное разочарование, многие восприняли его как предательство. Советское правительство успокоило Чан Кайши, что оно не собирается сокращать оказываемую его стране помощь, однако с началом войны с Германией военные поставки в Китай прекратились, и советники были отозваны.

Пакт позволил СССР обезопасить свои восточные границы на случай конфликта с Германией. Япония, в свою очередь, развязала себе руки в разработке плана Войны за Великую Восточную Азию против США, Голландии и Великобритании.

За время действия пакта обе стороны допускали отдельные нарушения. Япония иногда задерживала советские рыболовные суда и случайно топила транспорты, а СССР иногда предоставлял свои аэродромы американским военным самолетам (но не против Японии). Участие СССР в Ялтинской конференции также являлось нарушением пакта. Тем не менее, СССР, выполняя условия пакта, интернировал американских летчиков, воевавших против Японии и севших на вынужденные посадки в СССР.

Денонсация и прекращение действия пакта

5 апреля 1945 года В. М. Молотов принял посла Японии в СССР Наотакэ Сато и сделал ему заявление о денонсации (в международном праве отказ одной из сторон международного договора от его выполнения) пакта о нейтралитете от 13 апреля 1941г. Он сказал, что со времени заключения пакта многое изменилось. Германия напала на СССР, а Япония, союзница Германии, и помогает ей в войне против СССР. Кроме того, Япония воюет с США и Англией, которые являются союзниками Советскою Союза. При таком положении пакт о нейтралитете между Японией и СССР потерял смысл, и продление этого пакта стало невозможным.

Молотов ответил, что «фактически советско-японские отношения вернутся к тому положению, в котором они находились до заключения пакта». Однако затем подтвердил, что договор сохраняет силу до 13 апреля 1946 года.

16 апреля 1945 года в статье в журнале «Тайм» (США) было отмечено, что, хотя формально пакт оставался в силе до 13 апреля 1946 года, тон советского комиссара по иностранным делам подразумевал что, невзирая на это, СССР может вскоре начать войну с Японией.

Что заставило СССР нарушить пакт и вступить в войну с Японией?

Пойти на этот шаг СССР заставила международная ситуация, сложившаяся на тот момент. Дело в том, что война СССР с Японией стала частью второй мировой войны, так как первым вступил в нее Советский Союз на основе обязательств, данных союзным державам США и Великобритании. Эти обязательства были результатом компромисса между СССР, США и Великобританией в отношении послевоенного мироустройства. Таким образом, данные союзникам обязательства имели большую силу, чем Пакт о нейтралитете с Японией.

11 февраля 1945 г. главы трех союзных держав США, СССР и Великобритании подписали Ялтинское соглашение с его секретной частью, в которой было зафиксировано, «что через два-три месяца после капитуляции Германии и окончания войны в Европе Советский Союз вступит в войну с Японией на стороне союзников при условии возвращения Советскому Союзу южной части о. Сахалина и всех прилегающих к ней островов», а также «передачи Советскому Союзу Курильских островов».

8 августа 1945г на встрече с послом Японии Сато Нотакэ Молотов от имени СССР объявил Японии войну. В тот же день Советский Союза присоединился к Потсдамской декларации. В ночь на 9 августа 1945г советские войска вступили в Маньчжурию, а США сбросили вторую атомную бомбу на японские острова, разрушив город Нагасаки, что де-факто прекратило действие пакта о нейтралитете.

Апрель 1941 договор о нейтралитете

Российская газета 8 августа 2005 понедельник № 172п (3841)

ЯПОНИЯ

Мэр Москвы, сопредседатель
Российско-японского совета
мудрецов, председатель
Российского комитета ХХI века

8 АВГУСТА 1945 ГОДА — РОВНО ЧЕРЕЗ ТРИ МЕСЯЦА ПОСЛЕ КАПИТУЛЯЦИИ ФАШИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ — СОВЕТСКИЙ СОЮЗ, ИДЯ НАВСТРЕЧУ ПРОСЬБЕ США И ВЕЛИКОБРИТАНИИ, ВСТУПИЛ В ВОЙНУ ПРОТИВ ЯПОНИИ. БЛАГОДАРЯ СОВМЕСТНЫМ ДЕЙСТВИЯМ СОЮЗНИКОВ БЫЛ ПОЛОЖЕН КОНЕЦ ПЛАНАМ ЯПОНСКИХ МИЛИТАРИСТОВ ПОДЧИНИТЬ СЕБЕ ОГРОМНЫЕ ТЕРРИТОРИИ ВОСТОЧНОЙ АЗИИ И В ТОМ ЧИСЛЕ РАЙОНЫ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА И СИБИРИ. НО СССР ОБЪЯВИЛ ВОЙНУ ЯПОНИИ ТОГДА, КОГДА ФОРМАЛЬНО ДЕЙСТВОВАЛ ЗАКЛЮЧЕННЫЙ В АПРЕЛЕ 1941 ГОДА НА ПЯТЬ ЛЕТ ПАКТ О НЕЙТРАЛИТЕТЕ. КАК ОТНОСЯТСЯ К ЭТОМУ ФАКТУ В РОССИИ И ЯПОНИИ? ТУТ ЕСТЬ О ЧЕМ ПОРАЗМЫШЛЯТЬ.

Для нас победа СССР над фашистской Германией неизбежно означала также необходимость выполнения союзнического долга по освобождению Азии от японских захватчиков. Для большинства японцев же мы — вероломные на-рушители Пакта о нейтралитете, который позволил СССР сосредоточить свои усилия в борьбе с Гитлером, но нарушенного нами в 1945 году — в тяжелое для Японии время.

Читайте так же:  Какой мирный договор завершил северную войну

Действительно ли это так? И почему японцы не могут признать, что на протяжении десятилетий вели агрессивные захватнические войны, и примириться с поражением?

Дело в том, что идеология «обиды» на Россию имеет свою историю, свою подоплеку и своих идеологов. Именно она питает чувство неприязни к России, и в сущности она является источником политики территориальных требований к России. На чем же зиждется эта «обида»?

Для нас, для россиян, этот факт нашей истории выглядит так. Япония в 1904-1905 годах вела против России войну и по ее итогам отторгла у нее Южный Сахалин. В 1917-1925 годах японские войска оккупировали Сибирь с намерением присоединить эти территории к Великой японской империи. В 1938 Япония нарушила границу в районе озера Хасан и в 1939 году развязала масштабные боевые действия против советских войск на территории Монгольской Народной Республики в районе реки Халхин-Гол. В 1941 году Япония развязала захватническую войну против стран Восточной Азии, США и Великобритании, то есть против наших союзников в борьбе с Гитлером.

После нападения Германии на нашу страну стоял вопрос не только о будущем Европы. Но и о физическом выживании всего российского народа, который лишь ценой мобилизации всех своих ресурсов и, получая помощь союзников, смог победить фашизм и освободить свою страну и все другие европейские народы от коричневой чумы.

Чтобы лучше понять психологию японских идеологов, приведу несколько цитат из изданной в России книги известного японского исследователя И. Суэ-цугу «Вехи на пути заключения мирного договора между Россией и Японией».

Вот как он оценивает войну 1904-1905 годов. Цитирую: «-Япония заразилась хищнической манерой поведения других держав Европы и Америки. В результате растущих аппетитов России в отношении Кореи противостояние между Японией и Россией приобрело решительный характер. Япония выдвигала различные компромиссные предложения, но Россия их проигнорировала, и. Япония, нанеся удар по порту Порт-Артур, разожгла пожар японо-русской войны».

О причинах японской интервенции в 1918-1925 годах, в ходе которой были оккупированы Приморская, Амурская, Забайкальская области и Северный Сахалин, И. Суэцугу пишет: «В результате революции у России не могло не возникнуть мечты осуществить мировую революцию, и по настоянию Антанты Япония и Соединенные Штаты приняли решение о военной экспедиции в Сибирь».

Меня поражают термины. «Военная экспедиция», а не «интервенция», «заразилась хищнической манерой поведения других держав», а не «стремилась включить в состав своей империи территории Сибири и Даль-пего Востока». Ни слова покаяния, ни слова о том, что целью всех этих так называемых походов была аннексия российских территорий.

Боевые действия против советских войск в 1938 и 1939 годах, унесшие жизни десятков тысяч человек, называются «локальным столкновением».

Советско-японский Пакт о нейтралитете, считает И. Суэцугу, «оказался весьма эффективным». «Перебросив свои войска с Дальнего Востока и из Сибири на Запад, И. Сталин смог с полной отдачей сил сражаться с германской армией, а Япония смогла отправить на юг отборные войска Квантунской армии». Прямо идиллия получается.

Но, как принято говорить, не совсем это так, или даже совсем не так. Давайте проанализируем.

Итак, в 1925 году Япония вывела свои войска с Северного Сахалина и установила с СССР дипломатические отношения. Однако, как явствует из документа под названием «Меморандум Танака», уже летом 1927 года Япония планировала подготовку новой войны с Россией.

В 1930 году был разработан специальный план ведения войны с СССР под названием «Оцу». В оперативные планы дислоцировавшейся в Китае Квантунской армии входил удар по советскому Приморью с целью захвата Владивостока, Хабаровска, Благовещенска. Планировалось отсечь войска Особой дальневосточной армии от войск Забайкальского военного округа и осуществить наступление на амурском и забайкальском направлениях.

Москва всячески стремилась уклониться от столкновения с Японией. И даже когда Япония начала бесцеремонно вытеснять Россию из Северо-Восточного Китая, нападая на советские учреждения и парализуя работу Китайско-Восточной железной дороги, России ничего не оставалось, как продать в марте 1935 года это выгодное предприятие за бесценок.

Япония готовилась к войне с Россией и, естественно, стремилась заручиться поддержкой союзников. 25 ноября 1936 года в Берлине было подписано германо-японское «Соглашение против Коммунистического Интернационала» и дополнительный секретный протокол к нему.

Подписав Антикоминтерновский пакт, Япония пыталась заключить также военный союз с Германией с целью ведения совместной войны против СССР в Европе и на Дальнем Востоке. Однако война против СССР в то время еще не входила в планы Гитлера.

27 сентября 1940 года Япония, Германия и Италия подписали Тройственный пакт, в котором провозгласили своим «основным принципом создание и поддержание нового порядка в районах Великой Восточной Азии и Европы» и выразили «решимость предпринимать согласованные действия в указанных районах». Мы знаем, какими нечеловеческими трагедиями и безжалостной эксплуатацией народов Европы и Азии обернулся для них этот «новый порядок».

Первой проверкой боеготовности советских войск было нападение на российских пограничников в районе Приморья близ озера Хасан.

По приказу генштаба Японии у границы с СССР была сосредоточена военная группировка, насчитывающая более 38 тысяч человек. 29 июля 1938 года японские войска, находящиеся в тысячах километров от японских островов, перешли в наступление. К 31 июля они захватили сопки Заозерная и Безымянная, продвинувшись вглубь Приморья на 4 километра. После ожесточенных боев к 9 августа японские войска были отброшены с занятых ими позиций.

Потерпев сокрушительное поражение у озера Хасан, Токио решил взять реванш. В течение осени 1938 года было разработано два новых плана войны против СССР под названием «Операция номер 8». С начала 1939 года командование Квантунской армии начало тщательную подготовку к нападению. В случае успешного развития боевых действия в Монголии японцы планировали выйти в тыл Дальневосточной армии в районе Читы и Байкала и перерезать Транссибирскую железнодорожную магистраль, связывающую европейскую часть и советский Дальний Восток.

Боевые действия начались 12 мая и закончились 9 сентября 1939 года. В боевых действиях, которые велись на фронте 40-50 километров, с обеих сторон участвовали около 100 тысяч человек.

Можно ли назвать эти боевые действия, в которых только с японской стороны погибли около 18 тысяч солдат и офицеров, «пограничным инцидентом»? В действительности это было не чем иным, как началом настоящей, но неудавшейся войны против СССР, которая была локализована в границах Монголии.

Совершенно очевидно, зная о планах японцев и значительно усилив свои военные группировки на Дальнем Востоке, а также проверив боеспособность под Хасаном и Халхин-Голом. И. Сталин уже не опасался Японии.

Большая война в одиночку против СССР была бы для нее губительной. Японские стратеги тщательно разрабатывали военные планы против СССР, но понимали, что война может быть успешной, если решающее дело сделают гитлеровские войска.

Итак, следуя примеру Германии, Япония 30 октября 1940 года предложила СССР подписать Пакт о ненападении.

Несмотря на близость столкновения с Германией, В. Молотов открыл перед Японией все карты. Нарком открыто потребовал восстановления прав России на Южный Сахалин и Курильские острова в качестве условия заключения Пакта. В качестве альтернативы предлагался другой вариант — Пакт о нейтралитете. В ходе переговоров о заключении Пакта доходило до курьезов. 12 апреля 1941 года японский министр иностранных дел И. Мацуока, обсуждая с И. Сталиным условия заключения Пакта о нейтралитете, поставил вопрос о продаже Японии Северного Сахалина. Сталин подошел к карте и сказал: «Япония держит все выходы Советского Приморья в океан. Теперь вы хотите взять Северный Сахалин и вовсе закупорить Советский Союз? Вы что, хотите нас задушить? Какая же это дружба?» И. Мацуока же ответил, что Сахалин нужен Японии для создания «нового порядка» в Азии и пытался склонить И. Сталина к агрессии в Азии путем «выхода через Индию к теплому морю». Несмотря на все нюансы взаимоотношений, 13 апреля 1941 Пакт о нейтралитете между СССР и Японией был подписан.

В истории много необъяснимого. Именно тот самый И. Мацуока, который страстно убеждал Сталина в дружбе между Россией и Японией и благодаря усилиям которого был подписан Пакт о нейтралитете, летом 1941 года стал самым яростным сторонником скорейшего вступления Японии в войну против СССР на стороне Германии — невзирая на подписанный им же Пакт о нейтралитете.

Уже на первом заседании координационного совета и императорской ставки 25 июня, то есть через три дня после вторжения Германии в СССР, он настоятельно рекомендовал последовать примеру Германии и напасть на нашу страну. «Подписание Пакта о нейтралитете не окажет воздействия или влияния на тройственный пакт, — утверждал он. — Я заключил Пакт о нейтралитете, так как считал, что Германия и советская Россия не начнут войну. Если бы я знал, что они вступят в войну, я бы предпочел занять в отношении Германии более дружественную позицию и не стал бы его заключать». 27 июня на очередном заседании он заявил: «Мы должны двинуться на север и дойти до Иркутска».

Спустя всего десять дней после начала Гитлером войны против СССР Япония решила секретно начать подготовку новой войны против Советского Союза. «Если германо-советская война будет развиваться в направлении, благоприятном для империи, — считало японское руководство, — то Япония, прибегнув к вооруженной силе, разрешит северную проблему».

7 июля император Хирохито дал указание секретно провести мобилизацию полумиллиона японцев и перебросить их в Маньчжурию в районы, пограничные с СССР. Генеральный штаб и военное министерство Японии разработали план подготовки и ведения наступательных операций против СССР под названием «Кантокуен». В результате его реализации японская Квантунская армия сначала была увеличена вдвое — до 700 тысяч человек. Всего для нападения на СССР была сформирована военная группировка в составе 1 млн. человек.

Планом «Кантокуен» были предусмотрены разгром советских войск в Приморье, оккупация Владивостока, Хабаровска и удар в западном направлении вплоть до Омска.

Внутри руководства Японии мнения относительно сроков начала войны разделились. Одни, как военный министр X. Тодзе, убеждали, что нападать надо тогда, когда СССР, «подобно спелой хурме, готов будет упасть на землю к ногам Японии». Другие, как министр иностранных дел И. Мацуока, требовали немедленного начала войны.

К войне с Россией Япония была явно не готова. Зная по уроку Хасана и Халхин-Гола боевые возможности советских войск, японский генеральный штаб решил не рисковать и выступить только тогда, «когда немецкая армия захватит Москву и продвинется хотя бы до Волги». Но уже через месяц было ясно, что гитлеровский план молниеносной войны против СССР был сорван.

Перед Японией стоял выбор: продолжить начатые ранее операции в Юго-Восточной Азии или, воспользовавшись удобным моментом, все-таки ударить по СССР.

Выбор направления удара определила нефть. В 1941 году 88 процентов всех японских потребностей в нефти удовлетворяли канадские, голландские и американские компании. После того как Япония вторглась в Индокитай, 25 июля 1941 года американское правительство ввело эмбарго на поставку нефти в Японию. Вслед за США эмбарго объявили Англия и Голландия. По разным оценкам, в Японии с учетом военных потребностей оставалось нефти всего на три-четыре месяца. В таких условиях война Японии против СССР была уже невозможна. Продвижение вглубь Дальнего Востока и Сибири не дало бы японской армии легкодоступной нефти.

Начало войны против СССР было бы губительно для Японии. Гигантские расстояния, суровые сибирские условия, отсутствие ресурсов для длительного ведения войны — все это неминуемо привело бы Японию к поражению. Решись Япония на этот шаг — и тогда бы Советская армия вынуждена была воевать с Японией не только в Китае, но и непосредственно на территории Японии. А это была бы еще большая трагедия.

Читайте так же:  Жалоба в трамвайное депо

В связи с отсутствием ресурсов, замедлением германского наступления на западном фронте и приближением осенне-зимнего периода военно-политическое руководство Японии 9 августа приняло решение отложить наступление на СССР и начать подготовку к войне на Юге.

Но японские генералы следили за обстановкой на советско-германском фронте, и их долгосрочные планы остались неизменны. В декабре 1941 года — в самый разгар боев под Москвой — в Токио разработали «План административного управления районами Великой Восточной Азии». В нем устанавливалось, что Приморская область будет присоединена к Японской империи, а районы, граничащие с Маньчжурией, должны находиться под ее управлением.

Абсолютно очевидно, что существование Пакта о нейтралитете ни в малейшей степени не сдерживало японское правительство от нападения на СССР. Пакт был с самого начала для Японии ничтожным. Япония не напала на СССР, но вела самую настоящую, масштабную подготовку войны, которая не разразилась исключительно из-за провала гитлеровских планов и стечения ряда внешних обстоятельств. Именно поэтому Пакт о ненападении между СССР и Японией был, с одной стороны, формально действовавшим, но с другой стороны — в своей основе фиктивным.

И все же: насколько оправданно с моральной точки зрения вступление СССР в войну против Японии в нарушении хотя бы формально действующего Пакта о нейтралитете, если Япония лишь планировала напасть на советский Дальний Восток, но не решилась это сделать?

Отвечу — а мог ли Советский Союз поступить иначе? Шла Вторая мировая война. Одна группа стран стремилась подчинить себе весь мир, истребляя и порабощая другие народы. Фашистская Германия оккупировала почти всю Европу и попыталась уничтожить нашу страну. Вашингтон и Лондон встали на нашу сторону, чтобы, объединившись, спасти весь мир от «нового порядка» концлагерей, газовых камер и дьявольской нацистской идеологии. Та помощь, которую оказывали нашей стране союзники в начале войны, переоценить просто невозможно. Ежемесячная поставка 400 самолетов, 500 танков, 152 зенитных пушек и 756 орудий и другой боевой техники. Тысячи тонн бронированной стали, цветных металлов, продовольствия одежды и медикаментов. Эта помощь помогла нам перестроить свою промышленность, эвакуировать заводы из европейской части на Восток.

Чего бы стоила нам и нашим союзникам борьба в одиночку? Этого не может предсказать никто. Не было и не могло бы быть никаких оправданий отказу СССР участвовать в совместных усилиях по подавлению японских агрессоров. Слишком много союзникам пришлось пройти. Слишком велика была цена победы. И слишком страшными были планы Германии и Японии по установлению мирового господства. Слишком остро союзники нуждались в помощи друг друга.

Первые требования США к СССР оказать ей помощь в войне с Японией прозвучали уже в 1941 году. Как только 7 декабря 1941 года Япония атаковала Перл-Харбор, президент Ф. Рузвельт через посла СССР в Вашингтоне М. Литвинова обратился к И. Сталину с просьбой объявить войну Японии.

Вопрос этот союзники ставили перед Сталиным многократно, причем открытие второго фронта в Европе, который был так нужен советскому народу, союзники неизменно увязывали с выступлением СССР в войну против Японии. Принципиальное решение было принято И. Сталиным сразу после победоносного Сталинградского сражения в феврале 1943 года. Но сил было недостаточно. 28 ноября 1943 года на Тегеранской конференции руководителей союзных держав И. Сталин заявил: «К сожалению, мы пока не можем присоединить своих усилий к усилиям англо-американских друзей потому, что заняты на Западе и у нас не хватает сил для каких-либо операций против Японии. Наши силы на Дальнем Востоке более или менее достаточны для того, чтобы вести оборону, но для наступательных операций надо эти силы увеличить, по крайней мере, в три раза. Это может иметь место, когда мы заставим Германию капитулировать. Тогда — общим фронтом против Японии». На этой же конференции союзники дали обещание открыть второй фронт против Германии на севере Франции.

11 февраля 1945 года Ц. Сталин, Ф. Рузвельт и У. Черчилль поставили свои подписи под Ялтинским соглашением, в котором союзники «согласились в том, что через два-три месяца после 7 капитуляции Германии и окончания войны в Европе Советский Союз вступит в войну против Японии на стороне союзников при условии. возвращения Советскому Союзу южной части о. Сахалин. и передачи Курильских островов».

Анализируя ситуацию, я считаю, что И. Сталин не торопился вступить в войну с Японией и фактически давал Японии максимальное отпущенное Ялтинским соглашением время для принятия решения о капитуляции. Он явно рисковал, вступая в войну в самый последний день, который был оговорен в Ялте. Скажем, Токио мог заявить о своей капитуляции сразу после публикации 26 июля 1945 года Потсдамской декларации с требованием о капитуляции Японии. К слову, первоначально США надеялись именно на это. Но из-за непрофессионализма тогдашнего госсекретаря Дж. Бирнса, как считают историки, из текста декларации были исключены фразы, намекающие на возможность сохранения императорской системы и облегчающие для Японии этот шаг.

И, Сталин из сообщений разведки знал, что в США 16 июля была испытана атомная бомба, и догадывался, что американцы намереваются использовать это оружие против Японии.

Вашингтон в свою очередь знал о сроках советского наступления. Еще 28 мая 1945 года во время беседы со специальным посланником президента США Г. Гопкинсом И. Сталин информировал его, что будет готов к войне с Японией 8 августа. Видимо, поэтому Г. Трумэн, который пришел на смену скончавшемуся президенту Ф. Рузвельту, привнеся в отношения между нашими странами элементы «холодной войны», постарался использовать ядерное оружие именно до этого срока. У Японии было два дня. Г. Трумэн надеялся, что Япония капитулирует до вступления СССР в войну. Сталин не торопился.

И если бы Япония сразу приняла условия Потсдамской декларации, вступление СССР в войну было бы уже невозможным. Для меня очевидно: будь главной целью И. Сталина исключительно Курилы, он бы не оставил и малейшей возможности досрочной капитуляции Японии и объявил войну Японии раньше.

Не верится мне и в то, что И. Сталин не решился дать приказ о более раннем наступлении из-за необходимости его основательной подготовки. Ведь цель оправдывала средства. И такой приказ был бы выполнен — чего бы это Советской армии ни стоило.

Кстати, И. Сталин, которого мы вряд ли заподозрим в неумении плести иезуитские интриги, откровенно говорил союзникам о предложениях Японии Советскому Союзу выступить посредником между Вашингтоном и Токио и фактически отказался вести с Японией «игру», которая бы создавала у Токио иллюзии в возможности каких-либо других условий, кроме безоговорочной капитуляции.

Как бы развивались события, если бы СССР отказался выступить на стороне союзников? Ядерные бомбардировки Японии могли бы продолжиться. Сколько городов было бы еще разрушено. Сколько сотен тысяч ни в чем не повинных людей стали бы жертвами бомбардировок, Какими бы жертвами и разрушениями это обернулось для Японии? Какова была бы участь японских солдат Квантунской армии? Вернулись ли бы они на родину?

Сейчас мы признаем, что, денонсируя Пакт о нейтралитете 5 апреля 1945 года, СССР не мог отменить его формальное действие до апреля 1946 года. Но вспомним и другое. Пакт предусматривал, что «в случае если одна из договаривающихся сторон окажется объектом военных действий со стороны одной или нескольких держав, другая договаривающаяся сторона будет соблюдать нейтралитет в продолжение всего конфликта». Пакто нейтралитете был заключен до нападения Гитлера на нашу страну и до начала войны Японии против США.

Были ли другие варианты действий СССР?

В то время когда жизненные силы государств и народов были отданы ради освобождения человечества от фашизма и наказания агрессоров, не было и не могло быть никаких оправданий уклонению от союзнического долга и вступлению в закулисные переговоры с одним из агрессоров. А Япония в этой войне выступала агрессором, и боевые действия против нее США были вынужденным ответом. Нейтралитет СССР расценивался бы не иначе как сотрудничество с союзником Гитлера. А это было немыслимо.

Разумеется ни США, ни СССР не были альтруистами и думали о своих военных и стратегических интересах. Напав на российский Порт-Артур и заставив Россию отказаться от южной части Сахалина, Япония нарушила Симодский договор 1855 года и Петербургский договор 1875 года, в которых провозглашалось, что Россия и Япония будут жить в «постоянном мире и искренней дружбе». Учинив захват огромных территорий России в 1918-1925 гг., Япония нарушила Портсмутский мирный договор 1905 года. Именно поэтому наказание милитаристской Японии путем отторжения от нее территорий, «которые она захватила при помощи силы и в результате алчности», полностью соответствовало договоренностям союзников по Каирской декларации от 27 ноября 1943 года.

В книге И. Суэцугу я обратил внимание на одну примечательную мысль, которая мне многое объяснила. Он считает, что все агрессивные воины, которые вела Япония, следует считать скорее вынужденными и спровоцированными другими государствами, в частности Россией. Япония якобы не ставила перед собой никаких экспансионистских целей. А если и ставила, то только под влиянием дурного примера других государств.

Те войны, которые вела Япония и в результате которых она расширяла свою империю, считает И. Суэцугу, соответствовали одной логике. Но когда Япония потерпела поражение во Второй мировой войне, тогда заработала другая логика, которая не предусматривает никаких территориальных потерь со стороны Японии.

Но, к сожалению, а может, и к счастью, и в природе, и в обществе невозможно ограничить ответственность за агрессию или попытку захвата чужой собственности только лишь утерей завоеванного. Всегда и везде агрессор или посягнувший на чужую собственность теряет больше — свою собственность, свою территорию, свои богатства, свою свободу, наконец. Это и есть единственный сдерживающий принцип, который понимается всеми как универсальный принцип справедливости. «Железное правило» истории, я бы сказал.

В заключение хотел бы сказать, что считаю современную Японию миролюбивым и дружественным России государством. Все, что я сказал, или, вернее, процитировал, — относится к истории. А в истории многих стран есть и такие страницы, о которых бы не совсем хотелось говорить. Но знать и помнить о них надо.

Читайте так же:

  • Закон 107 фз Федеральный закон от 20 августа 2004 г. N 117-ФЗ "О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 20 августа 2004 г. N 117-ФЗ"О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих" С изменениями и […]
  • Пенсия безработной женщине Пенсия безработной женщине 19 апреля 1991 года N 1032-1 О ЗАНЯТОСТИ НАСЕЛЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (в ред. Федеральных законов от 20.04.1996 N 36-ФЗ, от 21.07.1998 N 117-ФЗ, от 30.04.1999 N 85-ФЗ, от 17.07.1999 N 175-ФЗ, от 20.11.1999 N 195-ФЗ, от 07.08.2000 N 122-ФЗ, от […]
  • Федеральный закон о введение в действие земельного кодекса рф Федеральный закон от 25 октября 2001 г. N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 25 октября 2001 г. N 137-ФЗ"О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" С изменениями и дополнениями […]
  • Приставы гкоролёв судебные Королёвский городской отдел судебных приставов (ГОСП) Территориальный отдел судебных приставов Управления Федеральной службы судебных приставов по Московской области обслуживает территорию Королевского городского округа Адрес: 141070 , г. Королёв , "Подлипки", ул. Богомолова, дом […]
  • Регламент приказ 970 Приказ Министерства промышленности и торговли Российской Федерации (Минпромторг России) от 25 июня 2013 г. N 970 г. Москва "Об утверждении Административного регламента по предоставлению Федеральным агентством по техническому регулированию и метрологии государственной услуги по […]