Меню

Частноправовая лицензия

Государственная лицензия

Получение государственной лицензии необходимо во многих сферах деятельности. Она требуется в сфере образования и бизнеса, необходима для защиты интеллектуальной собственности авторов, а также является патентом. Кроме этого, существуют и прочие многочисленные лицензии: на охоту, рыбалку, ношение оружия и т. д.

Основные термины, связанные с лицензией

Нельзя говорить о государственной лицензии, не дав определения основных терминов.

Лицензия – это либо разрешение на право, либо разрешительное право выполнять определенные работы. Также называется и документ, который в письменном виде удостоверяет эти права. Кроме этого, лицензиями называют и лицензионные договоры или соглашения, при которых предусматривается выдача частноправовых лицензий.

Лицензионные условия – это условия, документально зафиксированные, и при исполнении которых лицензия имеет силу.

Лицензирование – это сам процесс выдачи лицензии (разрешения).

Лицензиат – это ИП или организация, обладающие лицензией на осуществление определенного вида деятельности. Во Франции лицензиатом именуется право преподавания в колледже.

Лицензиар – это сторона лицензионного соглашения, которая дает лицензиату право использовать объект лицензии.

Лицензия для бизнеса

Для того, чтобы осуществлять некоторые виды деятельность, предпринимателю необходимо иметь лицензию. Дело в том, что в бизнесе есть сферы, в которых можно работать только после получения государственной лицензии.

В Российской Федерации виды деятельности, подлежащие лицензированию, устанавливаются Федеральным законодательством. Законом назначается орган, который вправе выдавать лицензии, и общие принципы их получения. Порядок же выдачи разрешения устанавливается уже актами подзакона. Срок действия лицензии бессрочный.

В том случае, если деятельность, требующая лицензирования, осуществляется без государственного разрешения и наносит значительный ущерб государству, населению или организациям, а также приносит доход в крупном размере, предпринимателю грозит уголовная ответственность согласно ст. 171 и 189 Уголовного кодекса РФ.

Лицензия для авторов (авторское право)

Когда сфера лицензирования касается авторских прав, лицензией является лицензионный договор. По этому договору обладатель всех прав (автор) дает право использовать его произведения в установленных договором пределах и прописанными способами лицензиату. Основными способами использования являются: копирование и распространение, переработка материалов и.т .п. Права собственности при этом принадлежат автору и не отчуждаются.

В том случае, когда автором предоставляется другому право пользования программой для электронных устройств, то заключаться лицензионный договор может особым способом (например, совершение конклюдентных действий – таких как вскрытие индивидуальной упаковки экземпляра и подобных). Эти действия считаются принятием лицензии, условия которой указаны на наружной части. Такая лицензия по законам Российской Федерации относится к договору присоединения.

В том же программном обеспечении, где исходный код открыт, и которое является свободным, лицензия представляет собой редакцию разработчиков. Эта лицензия дает ряд прав каждому обладателю экземпляра программы.

Копии произведений авторского труда, которые копируются и распространяются с соблюдением норм, называют лицензионными. В том же случае, если копирование происходит с нарушением прав автора, продукция именуется контрафактной.

Лицензия в сфере патентования

Патентная лицензия – это разрешение владельца патента на использование его изобретения другим человеком (лицензиатом) с целью получения дохода. После заключения такого лицензионного договора, правообладатель обязан дать право использовать изобретение в рамках договора. В свою очередь, принимающая право сторона обязуется выплачивать правообладателю денежное вознаграждение, прописанное в документе, или осуществлять другие действия (также отмеченные в договоре), являющиеся вознаграждением за право пользования.

Может иметь место в этой сфере лицензирования и исключительная лицензия, при которой лицензиат получает право использовать изобретение лицензиара, а тот в свою очередь не теряет прав использовать ту часть изобретения, которая не передается лицензиату. В том случае, когда лицензия не исключительная, лицензиар имеет право, которое подтверждает патент, передавать свое изобретение в пользование не только лицензиату, но и третьим лицам, которым он дает лицензию.

Для того, чтобы автор изобретения не злоупотреблял своим патентным правом, тем самым, не позволяя в достаточной мере использовать свое изобретение и создавая на рынке дефицит нужного товара, существует принудительная лицензия. Распространяется она и на возможность использовать зависимый патент (автор изобретения не может использовать его, не нарушая авторских прав другого патентообладателя). В этом случае принудительная лицензия дает право использовать изобретение организациям или третьим лицам в независимости от согласия правообладателя. Весь процесс выдачи такой лицензии проходит по 1362 статье Гражданского кодекса РФ. Рекомендует принудительное лицензирование и ВОЗ (Всемирная организация здоровья) в рамках декларации по сохранению и защите здоровья людей.

Лицензия в образовании РФ

Требуется получение лицензии и в сфере образования. Относится это к учебным заведениям. В процессе прохождения лицензирования проверяется соответствие условий обучения, которые предоставляет учреждение, и государственных требований к ним. Все условия образовательного процесса должны отвечать предъявляемым к ним требованиям.

Осуществляет лицензирование Служба по надзору в образовании и науке (федеральная). Кроме того, в процессе лицензирования принимают участия и исполнительные власти субъектов РФ.

Проверку проходит не только сам учебный процесс, но и условия в учебном заведении. Так, при лицензировании проверяются нормы, по которым построено здание, оборудование учебных классов и аудиторий, а также лабораторий и территории; наличие и качество медицинского обслуживания, как сотрудников, так и обучающихся; учебный план по специальностям, количество учебной нагрузки, техническое оснащение для процесса обучения, а также преподавательский штат. Кроме этого, проверке могут подвергаться и еще ряд моментов в учебном заведении.

Если по итогам проверки установлено, что образовательное учреждение соответствует всем государственным требованиям, то ему выдается государственная лицензия, которая дает право на ведение образовательной деятельности. Приступать к обучению учреждение может только с того момента, как вступает в силу лицензия (момент получения).

Другие виды лицензий

Помимо этих видов лицензий – есть и прочие. Так, населению необходимо получать лицензию для рыбалки и охоты, ношения оружия и управления транспортом. Нужна лицензия и для того, чтобы работать на некоторых частотах радиоволн; а также – для обработки, хранения и создания документов особой секретности.

Лицензия – документ установленной государством формы, позволяющий заниматься тем или иным специфическим видом предпринимательской деятельности, которая требует дополнительного контроля со стороны государства.

На практике лицензиями также сокращённо именуются лицензионные договоры (соглашения), предусматривающие выдачу частноправовых лицензий. Пример: лицензия (разрешение) на строительство.

Зачем нужна лицензия

Оформление лицензии – необходимое условие для ведения предпринимательской деятельности в ряде специфических сфер.

Для получения лицензии необходимо пройти ряд проверок и подготовить пакет необходимой документации.

Лицензирование устанавливается государством только на виды предпринимательства, которые могут представлять опасность для окружающих (прямо либо косвенно). Лицензиаты, следовательно, подпадают под более тщательный контроль.

Виды лицензируемой деятельности

Законодательством Российской Федерации устанавливаются определённые типы лицензий в зависимости от того, к какой именно сфере предпринимательства они относятся.

На сегодняшний день закон выделяет около 50 направлений деятельности, для которых обязательно получение лицензии.

Наиболее типичные виды лицензируемой деятельности:

Продажа алкогольных напитков.

Производство, установка и обслуживание медицинской техники.

Торговля и изготовление наркотических средств (в медицинских целях).

Деятельность, связанная с полётами в космос.

Услуги частных охранных агентств.

Работа в области связи.

Международные пассажирские и грузовые перевозки.

Образовательная деятельность (открытие школ, внешкольных учебных заведений, университетов, техникумов).

На практике различают следующие виды лицензий:

Исключительная лицензия. Этот вид разрешительной документации направлен исключительно на управление имуществом (движимым/недвижимым либо денежными средствами). Особенность данного вида лицензии заключается в том, что её невозможно передать третьему лицу. Она привязана к личности человека, на которого оформлена.

Простая лицензия. Это разрешение привязывается не к субъекту, а к территории. Лицо, которое использует разрешительную документацию такого рода, обладает расширенными полномочиями.

Перекрёстная лицензия позволяет предоставлять патентные права.

Полная лицензия. Чаще всего государство для лицензирования конкретного вида деятельности использует именно этот вид разрешения. Полное разрешение позволяет оперировать нематериальными благами и правами (соответственно, правительство предоставляет разрешение на выполнение тех или иных действий).

Электронная лицензия – вид разрешительной документации, который выдаётся в электронном виде через интернет и не имеет бумажного дубликата.

Сублицензия относится к праву интеллектуальной собственности.

Патент (лицензионное соглашение в области патентов) – документ, регулирующий отношения в научно-технической сфере.

Лицензионный договор (бизнес-лицензия) – соглашение, которое составляется между двумя субъектами, не имещими отношения к государству. Может распространяться как на материальное, так и на нематериальное право.

Открытая лицензия позволяет любое (как коммерческое, так и некоммерческое) использование материальных и нематериальных благ, которые можно получить от объекта, на который распространяется разрешительная документация.

Перечень документов для получения лицензии

Для оформления лицензии требуются:

заявление на получение лицензии, составленное по определённой форме;

копии документов, свидетельствующих о соответствии соискателя лицензии лицензионным требованиям (их перечень определяется положением о лицензировании конкретного вида деятельности);

пакет учредительных документов организации и квитанция об уплате госпошлины за предоставление лицензии.

Порядок получения лицензии

Лицензирование проходит в несколько этапов.

Сначала необходимо оплатить госпошлину, поскольку квитанция о её оплате входит в пакет необходимых документов.

Затем нужно собрать все документы, необходимые для получения лицензии.

Далее оформляется заявление, которое подписывается руководителем организации или иным уполномоченным лицом.

В заявлении указываются:

наименование и организационно-правовая форма компании;

юридический и фактический адрес;

электронный адрес и телефон;

государственный регистрационный номер юридического лица и наименование органа регистрации с указанием его адреса;

ИНН и данные документа о постановке на учет в налоговой инспекции;

лицензируемый вид деятельности;

реквизиты квитанции об уплате госпошлины;

данные документов, подтверждающих соответствие лицензиара требованиям, предъявляемым к лицензируемому виду деятельности.

Заявление вместе с подкрепляющим пакетом документов подается в соответствующий лицензирующий орган.

Если документы приняты на рассмотрение, начинается сама процедура лицензирования. Занимает она 45 дней, считая со дня подачи заявления. За это время лицензирующий орган проверяет все полученные документы и достоверность указанных в них сведений, а также соответствие претендента установленным требованиям.

По окончании процедуры лицензирования оформляется приказ о выдаче лицензии. Через 3 дня после подписания приказа он выдаётся на руки представителю компании.

Проверки на предмет правомерности использования лицензий

Отметим, что государственный орган, выдавший лицензию, будет периодически проверять организацию.

Проверки могут быть как плановыми, так и внеплановыми. График и частота плановых проверок зависит от вида деятельности, обычно они проводятся каждые 1–3 года.

Внеочередные проверки проводятся в случаях выявления нарушений во время предыдущих проверок, если в орган поступило сообщение о таких нарушениях и т.п.

Если в процессе проведения проверки контролер обнаруживает нарушения, организации даётся 30 дней на то, чтобы их устранить. В противном случае действие лицензии приостанавливается, а данные об выявленном факте нарушения вносятся в специальный реестр.

В случае, если организация не устранит выявленные нарушения по истечении этого срока, лицензия аннулируется.

Пользование недрами без лицензии: публичный и частноправовой аспекты

Р.С. Бевзенко, кандидат юридических наук.

  1. Выдача в установленном порядке лицензии на право пользования недрами является юридическим фактом, который порождает право лица на извлечение природных ископаемых из земной коры (из недр). Основным нормативным актом, регулирующим правоотношения, возникающие между государством в лице органа, уполномоченного выдавать лицензию на пользование недрами, и недропользователем, является Федеральный закон от 21 февраля 1992 г. N 2395-1 «О недрах». Именно этим Законом была введена система лицензирования недропользования. Кроме того, концепция лицензирования недропользования применительно к водным объектам была реализована в Водном кодексе РФ 1995 г. .

Этот Кодекс перестал действовать в связи с принятием в 2006 г. нового Водного кодекса, в котором реализована иная концепция организации водопользования (договорная). В связи с этим нормы Водного кодекса 1995 г. будут приводиться нами исключительно в иллюстративных целях.

Причиной нашего обращения к теме правовой природы права недропользования и лицензии, удостоверяющей это право, стала обнаружившаяся на практике правовая неопределенность в вопросе о возможности применения к лицам, осуществляющим недропользование без получения соответствующей лицензии, положений ч. 2 ст. 14.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях и ст. 171 Уголовного кодекса РФ.

Напомним содержание указанных норм.

В соответствии с ч. 2 ст. 14.1 КоАП осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (такая лицензия) обязательно (обязательна), влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от двадцати до двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда с конфискацией изготовленной продукции, орудий производства и сырья или без таковой; на должностных лиц — от сорока до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда с конфискацией изготовленной продукции, орудий производства и сырья или без таковой; на юридических лиц — от четырехсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда с конфискацией изготовленной продукции, орудий производства и сырья или без таковой .

Частями 3 и 4 ст. 14.1 КоАП установлена административная ответственность за соответственно осуществление деятельности с нарушением условий лицензии и с грубым нарушением условий лицензии. По умолчанию мы распространяем на эти пункты ст. 14.1 КоАП все наши дальнейшие рассуждения.

Читайте так же:  Заявление о предоставлении займа образец

В соответствии с п. 1 ст. 171 УК РФ осуществление предпринимательской деятельности без регистрации или с нарушением правил регистрации, а равно представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения, либо осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно, или с нарушением лицензионных требований и условий, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере, наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев .

Пункт 2 ст. 171 УК устанавливает ответственность за то же деяние, а) совершенное организованной группой; б) сопряженное с извлечением дохода в особо крупном размере. К указанным составам также по умолчанию будут относиться все соображения о правовой природе лицензии на право недропользования.

Таким образом, и в первом, и во втором случаях законодатель включает в состав диспозиции административно-правовой и уголовной нормы осуществление деятельности без специального разрешения (лицензии), в случаях когда такое разрешение (лицензия) обязательно.

Возникает резонный вопрос: следует ли считать, что диспозициями ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ и ст. 171 УК РФ охватываются в том числе и нарушения в сфере недропользования, в частности добыча полезных ископаемых без получения лицензии на недропользование?

  1. С точки зрения систематики КоАП и Уголовного кодекса ответ на поставленный вопрос должен быть следующим.

И законодательство об административных правонарушениях, и уголовное законодательство содержат специальные составы, которые предусматривают наказания за административные проступки и уголовные деяния в сфере недропользования. В КоАП РФ это ст. 7.3 (Пользование недрами без разрешения (лицензии) или с нарушением условий, предусмотренных разрешением (лицензией) либо ст. 7.6 (Самовольное занятие водного объекта либо использование его с нарушением установленных условий), в УК РФ — ст. 255 (Нарушение правил охраны и использования недр). И в первом, и во втором случаях диспозициями этих статей охватывается нарушение, являющееся предметом нашего внимания — недропользование, осуществляемое без отсутствия лицензии. Указанные нормы являются специальными нормами, устанавливающими ответственность именно за нарушения в сфере законодательства о недрах, поэтому их действие не может быть исключено или отменено ст. 14.1 КоАП и ст. 171 УК РФ.

Эта достаточно простая мысль тем не менее не всегда воспринимается судами. Например, известны случаи, когда суды применяли к недропользователю, допустившему нарушения законодательства о недрах, ст. 14.1 КоАП РФ.

Приведем такой пример из судебной практики. Прокурор обратился в суд с заявлением о привлечении общества с ограниченной ответственностью к административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ. Решением суда первой инстанции требования прокурора удовлетворены. На общество наложен штраф в размере 40000 руб. Постановлением апелляционной инстанции решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе, поданной в окружной суд, общество просило отменить указанные судебные акты как принятые с нарушением норм материального права. Податель жалобы ссылался на следующие обстоятельства: в соответствии с действующим законодательством предоставление коммунальных услуг по водоснабжению и водоотведению лицензированию не подлежит; действия общества должны быть квалифицированы по ст. 7.6 КоАП РФ. Суд кассационной инстанции не нашел оснований для удовлетворения жалобы.

Как следовало из материалов дела, постановлением прокурора в отношении общества возбуждено производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ. В соответствии с указанной нормой осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (такая лицензия) обязательно (обязательна), влечет наложение административного штрафа на юридических лиц от четырехсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда с конфискацией изготовленной продукции, орудий производства и сырья или без таковой.

Из пункта 3.2 устава общества следует, что к предметам его деятельности относится производство работ по ремонту и обслуживанию водопроводных, канализационных сетей, предоставление услуг по водоснабжению, водоотведению, предоставление коммунальных услуг гражданам.

Общество на праве пользования имеет водозаборы и водосети в различных населенных пунктах. Суд установил: общество не оспаривало данное обстоятельство, что водоснабжение одного из населенных пунктов осуществляется из поверхностного водозабора, расположенного в реке. В остальных населенных пунктах водоснабжение населения и юридических лиц осуществляется из подземных водоисточников (артскважин).

В соответствии со ст. 85, 86, 138 Водного кодекса РФ при централизованном питьевом и хозяйственно-питьевом водоснабжении населения забор воды из водных объектов осуществляется организациями, предметом и целью деятельности которых является питьевое и хозяйственно-питьевое водоснабжение и которые имеют лицензию на водопользование.

Использование водных объектов с применением сооружений, технических средств и устройств (специальное водопользование) осуществляется юридическими лицами только при наличии лицензии на водопользование. У общества же отсутствует лицензия на водопользование.

Не оспаривая факта отсутствия лицензии и необходимости ее наличия, общество заявило о том, что административная ответственность за данное нарушение должна быть квалифицирована по ст. 7.6 КоАП РФ.

Согласно ст. 7.6 КоАП РФ самовольное занятие водного объекта или его части, пользование ими без разрешения (лицензии), если получение таковых предусмотрено законом, а равно без заключенного в соответствии с законом договора либо с нарушением условий, предусмотренных разрешением (лицензией) или договором, влекут наложение административного штрафа.

Апелляционная инстанция со ссылкой на ст. 1, 46, 86, 135, главу 10 Водного кодекса РФ указала (а окружной суд поддержал этот вывод) на то, что общество использует водный объект в целях централизованного питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения без лицензии на водопользование и данные действия подпадают под самостоятельный состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ. Решения нижестоящих судов были признаны законными, в удовлетворении кассационной жалобы было отказано .

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 16 июня 2005 г. N А13-35/2005-07.

Аналогичные решения принимались этим же окружным судом и по другим делам .

См. напр.: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 7 июля 2004 г. N А26-2008/04-22.

В другом деле предметом рассмотрения стало требование прокурора о привлечении субъекта предпринимательской деятельности к ответственности за добычу минеральной воды из скважины без лицензии на водопользование. ФАС Северо-Кавказского округа также поддержал требования прокурора и применил к нарушителю санкции, установленные ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ .

См.: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 26 апреля 2005 г. N Ф08-1537/2005-647А; Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 19 января 2005 г. N Ф08-6578/2004-2502А.

Практика же иных окружных судов (а именно окружных судов Волго-Вятского, Западно-Сибирского, Уральского, Центрального округов) свидетельствует о том, что ими в целом поддерживается наш вывод: наличие в КоАП специальной нормы о нарушениях законодательства о недропользовании исключает возможность применения ст. 14.1 КоАП об осуществлении деятельности без лицензии к недропользователю, не имеющему лицензии на право пользования недрами .

См. напр.: Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 17 октября 2006 г. N А28-2701/2006-21/12; Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 26 декабря 2006 г. N Ф04-8588/2006(29602-А70-19); Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 7 сентября 2006 г. N Ф09-7875/06-С1; Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 30 августа 2006 г. N Ф09-7541/06-С1; Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 13 апреля 2005 г. N А54-106/2005-С5; Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 30 ноября 2004 г. N А54-2771А/04-С11.

Что же касается Верховного Суда РФ, то нам известно одно дело, рассмотренное Судом, в котором лицо хотя и было освобождено от административной ответственности, но Верховный Суд все же допустил явное смешение лицензии на пользование природными объектами (в данном деле — водным объектом) и лицензии на право осуществления определенной деятельности (ст. 49 ГК РФ) .

Постановление Верховного Суда РФ от 14 марта 2006 г. N 18-АД06-3.

Практика применения ст. 171 УК РФ судами общей юрисдикции, которая в значительной степени менее доступна для исследователей, чем практика окружных арбитражных судов, также свидетельствует о смешении понятий «лицензия на осуществление определенного вида деятельности» (ст. 49 ГК РФ) и «лицензия на право недропользования». Это следует, в частности, из решения Верховного Суда РФ, в котором упоминается о возбуждении уголовного дела по ст. 171 УК РФ против лица, осуществлявшего водопользование без соответствующей лицензии .

Решение Верховного Суда РФ от 5 февраля 2002 г. N ГКПИ 2001-1772.

Это же ошибочное мнение было высказано Правительством РФ в отзыве на проект Федерального закона «О внесении дополнений в Уголовный кодекс РФ и Уголовно-процессуальный кодекс РФ» в части установления ответственности за незаконную добычу янтаря. По мнению Правительства, введение этого состава преступления в УК РФ является излишним, так как добыча полезных ископаемых осуществляется на основании лицензии (ФЗ «О недрах»), а уголовный закон уже предусматривает ответственность за осуществление деятельности без получения соответствующей лицензии. Такая ответственность, по мнению Правительства, установлена ст. 171 УК РФ .

Письмо Правительства РФ от 16 августа 2004 г. N 4136п-П4 «Официальный отзыв на проект Федерального закона «О внесении дополнения в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», вносимый депутатом Государственной Думы В.П. Никитиным» (СПС «КонсультантПлюс»).

В юридической литературе также встречается мнение о том, что нарушение требования законодательства о необходимости получения лицензии на недропользование влечет за собой применение ст. 171 УК РФ .

См. комментарий к ст. 7.3 КоАП в изд.: Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях / Под общ. ред. Е.Н. Сидоренко. 5-е изд., перераб. и доп. М., 2006.

  1. Гораздо более интересным представляется поиск сущностных различий между лицензированием отдельных видов деятельности, осуществляемых в соответствии со ст. 49 ГК РФ, и лицензированием недропользования.

Для этого необходимо прежде всего дать юридическую характеристику прав недропользователя и оценить правовую природу лицензии, которая эти права предоставляет.

Принципиально важным является определение характера права недропользователя — является ли оно частным (гражданским) правом или же оно относится к категории публичных прав?

Весьма убедительные аргументы в пользу того, что право недропользователя является субъективным гражданским правом, приводит Ю. Туктаров. Система его рассуждений заключается в следующем: право недропользования возникает на основании административного акта государственного органа, которые, как известно, могут выступать в качестве оснований возникновения гражданских прав; недропользование основано на принципе равенства сторон этих отношений; передаваемость прав, удостоверенных лицензией на недропользование; защита права недропользования осуществляются при помощи средств, соответствующих способам защиты гражданских прав (ст. 12 ГК РФ) .

Туктаров Ю. Частная сущность права недропользования // ЭЖ-Юрист. 2005. N 14. К схожему выводу пришел в свое время Д.Г. Храмов. По его мнению, ряд отношений, возникающих в процессе реализации права пользования недрами в «лицензионном» режиме, носит обязательственный характер и регулируется нормами гражданского законодательства (см.: Храмов Д.Г. Юридическая природа права пользования недрами // Актуальные проблемы гражданского права. Вып. 4 / Под ред. М.И. Брагинского. М., 2002. С. 102, 110).

С этим выводом следует безоговорочно согласиться. Получается, что факт выдачи лицензии на право пользования недрами порождает субъективное гражданское право осуществлять деятельность по добыче полезных ископаемых, а также осуществлять иную деятельность, предусмотренную ст. 6 ФЗ «О недрах».

Таким образом, последняя наша задача состоит в проведении разграничения между правовой природой лицензии на осуществление определенного вида деятельности и правовой природой лицензии, предоставляющей право пользования недрами.

В соответствии со ст. 2 ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» под лицензией понимается специальное разрешение на осуществление конкретного вида деятельности при обязательном соблюдении лицензионных требований и условий, выданное лицензирующим органом юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю. Лицензируемый же вид деятельности — вид деятельности, на осуществление которого на территории Российской Федерации требуется получение лицензии в соответствии с настоящим Федеральным законом. В соответствии с п. 2 ст. 1 ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» положения Закона не распространяются на использование природных ресурсов, в том числе недр, лесов, объектов животного и растительного мира. Следовательно, понятие «лицензирование использования природных ресурсов» не включается в логический объем понятия «лицензируемые виды деятельности».

Смысл лицензирования отдельных видов деятельности состоит в том, чтобы посредством установления определенных требований и предписаний обеспечить ненарушение прав и интересов третьих лиц и всего общества в целом при осуществлении соответствующих видов деятельности. Лицензия создает абстрактную возможность осуществлять определенную деятельность, но она не создает у лицензиата обязанности эту деятельность осуществлять. Следовательно, право на осуществление лицензируемой предпринимательской деятельности является не субъективным гражданским правом, а элементом правового статуса соответствующего лица .

По всей видимости, к возможностям, порождаемым выдачей лицензии на осуществление определенного вида деятельности, можно применить термин М.М. Агаркова «динамическая правоспособность».

Лицензия на право пользования недрами предоставляет совершенно конкретные субъективные права: право осуществлять пользование недрами в отношении отдельного участка недр, в установленные сроки и в определенных объемах. Кроме того, выдача лицензии может породить у недропользователя обязанность совершать определенные действия, связанные с эксплуатацией участка недр (ст. 12 ФЗ «О недрах»). Именно по этой причине мы вполне можем утверждать, что правовые возможности, которые предоставляет лицензия на право осуществления определенного вида деятельности, и права, возникающие в результате выдачи лицензии на право недропользования, — явления далеко не однопорядковые, и любые попытки поставить знак равенства между этими явления должны быть отвергнуты как несостоятельные .

Читайте так же:  Купля продажа мелеуз

Кажется, порочность практики употребления термина «лицензия» к документу, порождающему права и обязанности в сфере недропользования, осознал и законодатель, который в новом Водном кодексе РФ (2006 г.) реализовал не лицензионную, а договорную модель предоставления права пользования водными ресурсами. Аналогичная (договорная модель) заложена и в проекте нового Закона «О недрах» (см. главу 5 проекта ФЗ «О недрах» N 187513-4, внесенного в Государственную Думу Правительством РФ (СПС «КонсультантПлюс»)).

Блоги Экологическая безопасность

Правовой статус природоресурсной лицензии

Д. В. Хаустов , кандидат юридических наук, ассистент кафедры экологического и земельного права юридического факультета МГУ им.

Д. В. Хаустов , кандидат юридических наук, ассистент кафедры экологического и земельного права юридического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова

Термин «лицензия» не имеет однозначного единого понимания в российском праве. Им обозначаются достаточно разнородные по своей природе категории.

Принято говорить, что лицензия является инструментом разрешительной системы, через которую государство осуществляет оперативный контроль за хозяйственной деятельностью. При этом не все разрешительные инструменты именуются термином «лицензия» (например, ордер на производство земляных работ, лесорубочные и лесные билеты, квоты на вылов биоресурсов, лимиты на выбросы (сбросы) загрязняющих веществ, разрешения на строительство, на захоронение отходов 1 и пр.) 2 . Зачастую данная терминология используется даже применительно к правоотношениям частноправового характера, где к выдаче самой лицензии государство не имеет никакого отношения 3 . Таким образом, лицензирование может быть не только публично-правовым, но и частноправовым. В настоящей работе рассматривается только публично-правовое лицензирование, т.к. частноправовое лицензирование не сопряжено с государственным управлением, а, значит, в строгом смысле этого слова не относится к административно-разрешительной системе и выражает лишь определенное согласие частного лица в гражданскоправовом обязательстве.

В некоторых случаях разрешительные документы различаются по названию просто в зависимости от отрасли законодательства без какой-либо смысловой нагрузки для такой терминологической дифференциации. Так, в лесном праве они именуются лесорубочным билетом, ордером и лесным билетом. При этом по правовой природе и назначению указанные документы схожи с лицензиями на водопользование недропользование или пользование объектами животного мира 4 . Недопустимые для юридических текстов подобные различия в терминологии сложились исторически и в настоящий момент связаны с отсутствием единого подхода в правовом регулировании использования отдельных видов природных ресурсов. В этой связи существует потребность в выработке предложений по устранению соответствующих расхождений.

Изначально термин «лицензия» происходит от латинского слова «licentia», что означает в переводе «свобода», «право». Однако на сегодня его понимание далеко отошло от этих изначальных значений. В широком смысле «лицензия» означает любое разрешение вообще. В узком смысле подразумевается специальное разрешение, т.е. документ установленного образца, выдаваемый в специально предусмотренных законодательством случаях. Последний подход закреплен в действующем законодательстве. Его недостаток состоит в том, что ряд разрешительных документов, которые не поименованы в законодательстве лицензиями, но соответствуют по своей природе таковым, не находят своего места в общей структуре и системе лицензирования.

Что касается лицензирования как правового института, то в научной юридической литературе можно выделить точки зрения, в силу которых оно рассматривается со следующих основных позиций. Во-первых, как функция государственного управления, связанная с публично-правовым императивом 5 . Во-вторых, как составная часть экономического механизма охраны окружающей среды и обеспечения рационального природопользования 6 . В-третьих, лицензирование рассматривается как комплексный правовой институт. Наконец, в-четвертых, встречаются точки зрения, в соответствии с которыми лицензирование относится к институту гражданского права 7 .

Анализ конкретных примеров использования института публично-правового лицензирования в хозяйственной деятельности позволяет сделать вывод, что оно выполняет следующие функции:

– сертификационную (т. е. отборочную, связанную с ограничением доступа частных лиц к определенным сферам деятельности 8 );

– регистрационную (позволяет вести учет разрешенной деятельности путем включения в соответствующие реестры);

– контрольно-превентивную (позволяет осуществлять императивный контроль и оперативное варьирование лицензионных условий в случае допущенных нарушений или в случае возникновения угрозы публичным интересам);

– правоустанавливающую (порождает определенное право).

Несмотря на общие перечисленные функции, публично-правовое лицензирование должно быть разграничено на две самостоятельные области с использованием различной терминологии в наименовании. Во-первых, это сфера лицензирования связанных с повышенным риском отдельных видов деятельности. Во-вторых, это сфера предоставления собственником прав пользования своим имуществом третьим лицам. Употребление в законодательстве одинаковой терминологии применительно к этим двум совершенно противоположным областям создает значительную путаницу и влечет сложности в правовой квалификации на практике 9 .

Лицензии, выдаваемые на отдельные виды деятельности, можно условно назвать сертификационными (отборочными). Их роль состоит в том, что государство как единственный механизм, способный защитить интересы общества от недобросовестной (некачественной) хозяйственной деятельности, берет на себя контроль за допуском лишь тех лиц, которые способны квалифицированно, т.е. в соответствии с необходимым уровнем требований, осуществлять заявленную ими деятельность. Такой контроль осуществляется при помощи лицензионного инструмента в форме жесткого административного режима. Именно поэтому исключена возможность получения данных лицензий по результатам торгов (конкурсов, аукционов). Примерами служат лицензии, установленные Федеральным з аконом «О лицензировании отдельных видов деятельности» от 8 августа 2001 г. № 128-ФЗ 10 , а также в ряде иных специальных законодательных актах об отдельных сферах хозяйственной деятельности (о страховой деятельности, о деятельности кредитных организаций, об оружии и пр.).

Наибольший интерес для природоресурсного права представляют лицензии, относящиеся ко второй группе. Это, лицензии о предоставлении особых видов имущества (прав на него) в пользование третьим лицам. Такие лицензии следует назвать обязательственными (правоустанавливающими). Для природоресурсного права – это лицензии о предоставлении природных ресурсов в пользование (далее – природоресурсные лицензии). Такие лицензии более близки по своим задачам к гражданско-правовым средствам, т.к. выражают механизм распоряжения собственником принадлежащим ему имуществом. Они оформляют по сути обязательственные отношения, в которых четко усматривается договорный характер 11 , обусловленный необходимостью обоюдного согласия на вступление в правоотношение, а также согласования ряда условий природопользования на стадии получения разрешительной документации. Именно данное обстоятельство объясняет сосуществование лицензии совместно с договором в природоресурсном праве.

В юридической литературе справедливо встречается мнение о том, что лицензии на использование природных ресурсов не являются аналогом так называемых «классических» лицензий, выдаваемых на занятие отдельными видами деятельности 12 . Во-первых, лицензии на виды деятельности не порождают каких-либо обязательственных правоотношений, а лишь расширяют правоспособность лицензиата (ст. 49, ст. 173 Гражданского кодекса). Во-вторых, «классические» лицензии предназначены, как правило, лишь для субъектов предпринимательской деятельности; напротив, природоресурсные лицензии могут выдаваться обычным гражданам 13 .

Важно обратить внимание на тот факт, что природоресурсная лицензия выдается только тогда, когда ресурсами распоряжается государство. В случаях, когда собственником ресурсов государство не является, соответствующие отношения лицензией не оформляются. Возникает теоретический вопрос о том, можно ли говорить о лицензии на природопользование как об основании возникновения обязательственного правоотношения. Даже в силу положений гражданского законодательства, безусловно, административный акт может порождать такие правоотношения между субъектами, к которым он обращен 14 . Однако, в сфере природоресурсных отношений вопрос осложняется тем, что административный акт призван порождать обязательственные правоотношения между его издавшим лицом и природопользователем, т.е. государство совмещает функцию носителя публичной власти с функцией собственника. Выход из такой ситуации возможен в переосмыслении понимания природоресурсной лицензии, при котором она будет рассматриваться не в качестве исключительно административного акта управления, а в качестве договорного института. Тем более что в действительности природоресурсная лицензия выдается на основании другого специального административного акта компетентного органа власти (решения, постановления или распоряжения), выступающего основанием оформления лицензии.

Несмотря на обязательственный характер получения природных ресурсов в пользование, природоресурсное законодательство преимущественно восприняло не договорную, а лицензионную форму. Например, Федеральные законы «Об отходах производства и потребления» 15 , «Об охране атмосферного воздуха» 16 , «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» 17 , «Об охране окружающей среды» 18 не предусматривают каких-либо договорных инструментов предоставления природных ресурсов в пользование. Почти никакого самостоятельного значения соглашению не придают Закон «О недрах» и Водный кодекс. Тем не менее, в юридической литературе часто заявляется, что правоотношения, возникающие исключительно на основании природоресурсной лицензии, носят договорный характер 19 . Неслучайно предусмотренный законодательством механизм получения лицензии по конкурсу (аукциону) роднит ее по правовой природе именно с договорным обязательством, очевидно выводя за рамки исключительно контрольно-надзорного инструмента административного управления. Е. В. Новикова прямо отмечает, что в ряде зарубежных стран лицензия имеет форму договора, где наряду с включением публичных императивов содержатся согласуемые условия пользования, что позволяет обеспечить баланс частных и публичных интересов 20 .

Природоресурсные лицензии выдаются не на осуществление деятельности по природопользованию вообще, а на пользование конкретными заранее определенными объектами в установленных объемах. Они вполне обоснованно могут выступать предметом торгов. Показательными в этом смысле могут быть примеры из законодательства других стран. В Туркмении, например, продажа природоресурсных лицензий прямо поставлена на поток 21 , поскольку такие лицензии рассматриваются государством как инструмент распоряжения властью своим имуществом. В США разрешения на загрязнение окружающей среду отнесены к инструментам экономического механизма и являются объектами продажи. Упрощенная схема такой торговли следующая. В рамках ограниченной территории вводится лимит на определенную сумму выбросов, которая не может быть превышена и при новом строительстве. Эта система регулирования получила красноречивое название «принцип пузыря» 22 . В этих условиях предприятие, которое желает расширить свое производство, попадает в рамки жестких ограничений и должно сделать выбор: создать качественную систему очистки у себя или купить право на загрязнение у другого предприятия.

Таким образом, природоресурсная лицензия оформляет по сути договорные отношения. Данное обстоятельство обуславливает прижившийся в отечественном законодательстве лицензионно-договорный порядок предоставления ресурсов в пользование 23 . Сочетание договора и лицензии достаточно характерно для законодательства о природных ресурсах. Следует согласиться с Т. В. Петровой в том, что наличие двух инструментов и двух видов правоустанавливающих документов происходит из двойственной природы и субъектного состава самих отношений по поводу использования природных ресурсов, т.к. государство выступает и как субъект управления и как субъект права собственности на природные ресурсы, осуществляющий свое правомочие распоряжения 24 .

Природоресурсная лицензия по действующему законодательству позволяет закрепить определенные ограничения прав природопользователей в интересах иных лиц и обеспечить механизм оперативного воздействия государства в плане варьирования режима природопользования для обеспечения «общего блага». Рассмотрим пример такого механизма регулирования обязательственных отношений природопользования. Так, в г. Алексине Тульской области есть особо опасное производство – завод «Оргсинтез», который использует в своем производственном цикле непрерывное водяное охлаждение. Для обеспечения безопасности работы предприятия в маловодные периоды в лицензиях, выдаваемых иным водопользователям этой же реки, установлены необходимые условия водопотребления – лимиты потребления могут варьироваться в одностороннем порядке с учетом водопотребления завода «Оргсинтез». Приведенный лицензионный порядок позволяет создать оперативный механизм государственного контроля за соблюдением требований по рациональной и безопасной добыче природных ресурсов. Лицензирование при этом выступает как основной правовой инструмент предупреждения нанесения вреда природе 25 и обеспечения «общего блага».

В эколого-правовых исследованиях обычно отмечаются следующие признаки природоресурсной лицензии:

– выражает форму принятия управленческого решения,

– составляет подзаконный уровень регулирования,

– выражает волю государства,

– опирается на властные полномочия органов власти,

– является правовым актом,

– представляет инструмент оформления государством как собственником процесса распоряжения принадлежащим ему имуществом, в том числе при помощи торгов,

– порождает имущественные договорные правоотношения, допускающие зачастую возможность свободной перемены лиц в обязательстве на стороне природопользователя,

– выполняет функцию наделения правами пользования,

– выдается с согласия (по инициативе) природопользователя и скрепляется его подписью,

– детализирует условия природопользования,

– требует государственной регистрации.

Нетрудно заметить, что указанные признаки соответствуют признакам договоров, призванных опосредовать обязательства публичного характера. Подавляющее большинство примеров соотношения природоресурсной лицензии с договором свидетельствует о явном преобладании первой. В случае изменения, приостановления или прекращения действия лицензии неизбежно вступает требование об изменении, приостановлении или прекращении договора. Исходя из специфики природноресурсовых отношений, в юридической литературе высказывается мнение, что и в будущем «договор не будет занимать самостоятельного места. По-прежнему в этих условиях основанием возникновения экологического природноресурсового отношения будет считаться лицензия, а договор – средством ее конкретизации и выполнения» 26 .

Однако, принятие Закона «О соглашениях о разделе продукции» 27 свидетельствует об обратной тенденции. Этим Законом установлены основы инвестиционного процесса в области недропользования, осуществляемого через публично-правовой договор – соглашение о разделе продукции. Сторонами такого соглашения должны выступать субъекты предпринимательской деятельности – инвесторы и государство (в лице Правительства РФ и органа исполнительной власти соответствующего субъекта РФ или уполномоченных ими органов). Указанный Закон также предусматривает наряду с заключением соглашений выдачу инвесторам лицензий на право пользования участком недр. При этом лицензия выступает документом, производным от договора. Закон прямо предусматривает, что лицензия выдается в результате и на основании соглашения в течение 30 дней с даты его подписания. Отказ в выдаче такой лицензии не допускается. При этом содержание и срок действия лицензии полностью зависят от того, как эти вопросы решены в договоре (ст.ст. 2, 4, 5).

Читайте так же:  Претензия об оплате стоимости недостачи груза

Анализируя договорно-лицензионную систему природопользования в России, а также место договора в структуре разнородных элементов сложного юридического состава, выступающего основанием возникновения права природопользования, хотелось бы присоединится к мнению С. А. Боголюбова и О. С. Колбасова, комментировавших названные вопросы на примере норм Водного кодекса. По их словам, несмотря на то, что разрешительный порядок водопользования применялся и ранее, этот порядок представлен во всех деталях и сложностях (глава 5 ВК). Остается только один вопрос. Не перестарались ли составители Кодекса, не получилась ли сверхбюрократия в процедурах приобретения права пользования водными объектами? Эта мысль особенно давит на сознание, когда читаешь статьи о сочетании лицензии и договора. Согласно ст. 46 «права пользования водными объектами приобретаются на основании лицензии на водопользование и заключенного в соответствии с ней договора пользования водным объектом», а права эти возникают с момента регистрации договора пользования водным объектом. Лицензия, которая тоже должна быть зарегистрирована, выдается специально уполномоченным государственным органом управления использованием и охраной водного фонда. Договор заключается водопользователем с органом исполнительной власти субъекта РФ. Хотя в ст. 58 записано, что после выдачи гражданину или юридическому лицу лицензии на водопользование заключение договора пользования водным объектом является обязательным, такая запись не защищает водопользователя, ибо ее несоблюдение ничего не влечет для органа исполнительной власти 28 .

Здесь возникает еще один важный вопрос. Подлежат ли природоресурсные лицензии и возникающие на их основе права государственной регистрации в соответствии с Федеральным законом от 21 июля 1997 г. №122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» 29 . Законодательство не дает однозначного ответа. Исходя из размытого гражданско-правового понимания сделки, лицензия, бесспорно, может быть отнесена к их числу, так как представляет собой документ, выражающий содержание действия, направленного на установление прав и обязанностей (п. 1 ст. 14, п. 1 ст. 17 Закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»). Тем не менее, правоприменительная практика, не всегда склонна буквально столь широко рассматривать термин «сделка», тем более, что в данной ситуации речь идет не о гражданско-правовых обязательствах, а о правоотношении с административным режимом. Кроме того, сложность связана и с тем, что не определена правовая природа прав на природные ресурсы. Если рассматривать их в качестве вещных, то возникает необходимость государственной регистрации при условии, конечно, применимости соответствующих норм Гражданского кодекса. Если же они будут признаны обязательственными, то такая регистрация возможна лишь в специально указанных законодательством случаях.

В теории по поводу лицензирования высказывается две противоположные точки зрения. Во-первых, лицензирование в имущественных отношениях противоречит основам рынка и ведет к бюрократизации. Во-вторых, разрешительная система в форме лицензирования в сфере природопользования является единственным возможным инструментом управления, защищающим интересы «общего блага». Обе позиции имеют как достоинства, так и недостатки. Лицензирование сопровождается, бесспорно, бюрократизацией и минимизацией учета индивидуальных интересов. Но при этом для сферы природопользования без механизма государственного контроля возникают риски нанесения вреда природе. Преодоление этих противоречий возможно через внедрение конструкции публично-правового договора. Это позволит исключить или максимально минимизировать существующую на сегодня лицензионную систему, что устранит дублирование разрешительных документов и внесет основы согласительной процедуры природопользования.

1. К рассматриваемой группе могут быть отнесены также разрешительные документы из других отраслей права, которые также не именуются термином «лицензия»: права на управление транспортными средствами, допуски к работе с источниками повышенной опасности (электросетями, автоспецтехникой и т. п.), специальные разрешения (допуски) на работу с секретной информацией и пр.

2. Показательно, что в текстах правовых актов зачастую термин «лицензия» употребляется в скобках, т.е. в качестве синонима термину «разрешение». См., например, ст. 9 Закона «О недрах», ст.4 Закона «О драгоценных металлах и драгоценных камнях», ст.169, 171, 172 Уголовного кодекса Российской Федерации, ст.7.3, 7.5, 7.6, 7.11, 8.14, 8.17, 8.40, 13.3, 13.13, 14.1, 14.20, 15.25, 17.12, 19.20, 20.11, 20.16, 20.23 Кодекса РФ Об административных правонарушениях.

3. В качестве примера может быть приведено законодательство об интеллектуальной собственности (ст. 9.1, 10, 13, 14, 30.6 Патентного Закона от 23 сентября 1992 г. № 3517-1; ст.45–47 Закона РФ от 9 июля 1993 г. № 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах»). Такие лицензии с целью их отмежевания от одноименных инструментов публичного права следует называть частноправовыми лицензиями.

4. Так, М. М. Бринчук в своем учебнике рассматривает лесорубочные билеты, ордера и лесные билеты в разделе, посвященном лицензионно-договорному регулированию пользования отдельными природными ресурсами, наряду с параграфом о недропользовании и водопользовании. См. Бринчук М. М. Экологическое право: Учебник. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2003. С. 255–262. Иногда встречаются утверждения, что лицензии оформляют долгосрочные отношения, а иные разрешительные документы носят частный разовый характер в рамках уже действующего на основании полученной лицензии общего режима. Однако данная точка зрения не может быть безупречной, т.к. в законодательстве нередко встречаются случаи, когда предусматриваются краткосрочные или разовые лицензии (например, в законодательстве о животном мире). Не находит своего подтверждения и точка зрения о том, что природоресурсное лицензирование применимо лишь к предпринимательской деятельности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, а прочие разрешительные документы (разрешения, ордера и пр.) могут выдаваться и иным лицам, поскольку в действительности природоресурсные лицензии выдаются зачастую любым лицам.

5. Колбасов О. С. Соотношение административных и экономических методов охраны окружающей среды//Сб.: Экологическое право и рынок. М.: 1994. С.45. Здесь следует иметь ввиду, что не всякое лицензирование осуществляется органами государственной власти (см., например, законодательство об интеллектуальной собственности или ст.17 ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях» от 14 марта 1995 г. № 33-ФЗ, в силу которой дирекция (администрация) национального парка, которая не является ни собственником парка, ни органом государственного управления, уполномочена осуществлять лицензирование деятельности по обеспечению туризма на подведомственной территории.

6. Голуб А. А. Экономические методы управления природопользованием. М.: Наука. 1993.; Петрова Т. В. Правовые проблемы экономического механизма охраны окружающей среды. – М.: Издательство «Зерцало». 2000.

7. Такая позиция основывается на нескольких статьях Гражданского кодекса РФ, упоминающих лицензии, а также на том, что лицензии в природопользовании представляют собой инструмент оформления процесса распоряжения государством как собственником принадлежащими ему природными ресурсами.

8. Как правило, отборочные требования сводятся к трем категориям: квалификационные, технические и материальные.

9. Бесспорно, лицензии о предоставлении природных ресурсов в пользование не имеют ничего общего, кроме названия, с лицензиями на отдельные виды деятельности. Это два разных по правовому статусу инструмента воздействия на хозяйственные отношения. Поэтому очевидна необходимость размежевания этих сфер путем использования разной терминологии, которая на сегодня, к сожалению, не выработана.

10. Российская газета, № 153–154. 2001.

11. В этом плане показательно наличие в действующем российском законодательстве п. 8.2 Положения о порядке лицензирования пользования недрами от 15 июля 1992 г. № 3314-1, где указано, что лицензия закрепляет условия и форму договорных отношений недропользования (в том числе на условиях концессии, договора о разделе продукции, контракта на предоставление услуг), и она может дополняться иными не противоречащими законодательству условиями.

12. См.: Дроздов И. А. Договоры на передачу в пользование природных ресурсов. Учебно-практическое пособие. – М.: «Проспект», 2001. С.20.

13. Не во всех случаях лицензирование, регламентируемое федеральным экологическим (природоресурсным) законодательством, является по своей природе лицензированием о предоставлении природных ресурсов в пользование (обязательственным лицензированием). Так, в соответствии со ст.17 ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях» от 14 марта 1995 г. № 33-ФЗ и п.3 «Положения о порядке предоставления и аннулирования лицензий на осуществление деятельности по обеспечению регулируемого туризма и отдыха на территориях национальных парков», утвержденного Постановлением Правительства РФ от 3 августа 1996 г. № 916 дирекция (администрация) национального парка, уполномочена осуществлять лицензирование деятельности по обеспечению туризма. При этом данное лицензирование касается не предоставление в пользование природных ресурсов, а предпринимательской деятельности по обслуживанию граждан на территории национального парка.

14. См.: Иоффе О. С. План и договор в социалистическом хозяйстве. М., 1971. С.67. В качестве примера приводятся коррелятивные акты непосредственного планирования, т.е. адресуемые двум или нескольким исполнителям; они устанавливали юридическую связь между исполнителями плановых заданий, а поскольку исполнители не состояли в отношениях соподчиненности, то связь между ними строилась по «горизонтальному» принципу и выступала в виде гражданского правоотношения.

15. Федеральный закон от 24 июня 1998 г. № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» с изм. и доп., внесенными ФЗ от 29.12.2000 г. № 169-ФЗ//Российская газета, № 121, 30.06.1998; № 1, 04.01.2001.

16. Федеральный закон от 4 мая 1999 г. № 96-ФЗ «Об охране атмосферного воздуха».//Российская газета № 91. 1999.

17. Федеральный закон «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» от 21.07.1997 г. № 116-ФЗ//Российская газета, № 145. 1997.

18. Федеральный Закон от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды»//Российская газета № 6. 2002.

19. Дроздов И. А. Договоры на передачу в пользование природных ресурсов. Учебно-практическое пособие. – М.: «Проспект», 2001. С. 23. Здесь говорится о том, что данные отношения носят договорно-арендный характер.

20. Новикова Е. В. О необходимости реформирования законодательства о недрах.//Экологическое право. 2003. № 4. С. 24.

21. Малетин И. А. Современные социально-экономические проблемы российских заповедников.//Государство и право, 1995. № 7. С. 82–86.

22. См., Экология и экономика природопользования.//Учебник для обучающихся по экономическим специальностям под ред. Гирусова Э. В. М.: 1998 г. С. 269–270.

23. Взаимодействие договоров и лицензий в сфере природопользования и охраны окружающей среды исследовалось в диссертации А. Ф. Сурова «Лицензионно-договорные основы природопользования и охраны окружающей среды».//Суров А. Ф. Лицензионно-договорные основы природопользования и охраны окружающей среды». Дисс. … канд. юрид. наук. М., 1999.

24. Петрова Т. В. Правовые проблемы экономического механизма охраны окружающей среды. – М.: Издательство «Зерцало». 2000. С.40.

25. Бринчук М. М., Боголюбов С. А., Дубовик О. Л., Супатаева^О. А. Проблемы развития системы российского экологического законодательства.//Государство и право. 1995. № 2, с.59.

26. Петров В. В. Экологическое право России. Учебник для вузов. – М.: Издательство БЕК, 1996. С. 154.

27. Федеральный закон «О соглашениях о разделе продукции» от 30 декабря 1995 г. № 225-ФЗ. С изм. и доп., внесенными Законом РФ от 7 января 1999г. № 19-ФЗ//Собрание законодательства РФ. 1996. № 1. Ст. 18.; 1999. № 2. Ст. 246.

28. Комментарий к Водному кодексу Российской Федерации.//Руководитель авторского коллектива и ответственный редактор С. А. Боголюбов. М.: Юридический Дом Юстицинформ. 1997.

Читайте так же:

  • Налог с аренды юридических лиц Сдача офиса в аренду физическим лицом: налоги /Бабицкий Владислав Игоревич/, ООО "ЮС ИнвестЪ" Физическое лицо Республики Беларусь сдает в аренду офис юридическому лицу Республики Беларусь: какие налоги и кто должен уплатить в такой ситуации? 1. Подоходный налог с физических лиц. Исходя […]
  • Требования к текстам деловых писем Деловые (служебные) письма – понятие, виды, составление и оформление Как известно, всю информационную документацию, на основе которой принимаются управленческие решения, условно разделяют на справочно-информационную и справочно-аналитическую. К справочно-информационным документам в […]
  • Залог за автомобиль образец Расписка в получении задатка за автомобиль РАСПИСКА в получении задатка Я, __ Иванов Иван Иванович , проживающий по адресу: _ ул. Станиславского, дом 26, кв. 119 , паспорт серии __ 50 00 532645, выдан УВД ленинского района г. Новосибирска получил от гр. ____ Петрова Петра Петровича […]
  • Налог по аренде помещения 2019 Образец претензии по договору аренды нежилого помещения Образец претензии по договору аренды нежилого помещения доступен для ознакомления на нашем портале. В статье расскажем, что представляет собой этот документ. Претензия по договору аренды: когда обязательна? Направление претензии ― […]
  • Требования для работы в фас Требования для работы в фас Модуль "ЕИАС Мониторинг" (АРМ Специалиста) предоставляет возможность работы в системе ФГИС ЕИАС пользователям на федеральном сервере для предоставления отчётности в рамках проводимых мониторингов ФАС России и сопроводительных документов к ним. Настройка […]